Линки доступности

СНВ-3: Шаг к безъядерному миру

  • Василий Львов

Президент США Барак Обама (слева) и президент РФ Дмитрий Медведев. Прага. Чехия. 8 апреля 2010 года

Президент США Барак Обама (слева) и президент РФ Дмитрий Медведев. Прага. Чехия. 8 апреля 2010 года

Скоро исполнится год договору о сокращении стратегических наступательных вооружений

8 апреля пройдет год с того дня, когда президенты Барак Обама и Дмитрий Медведев подписали в Праге Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений. О том, что он значит для двух крупнейших ядерных держав и для всего мира в целом, говорили участники видеомоста Москва-Вашингтон, организованного информагентством РИА Новости.

Договор вступил в рутинную стадию

«Договор вступил в рутинную стадию реализации», – сказал Владимир Дворкин, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, генерал-майор в отставке. «Наши эксперты уже провели контрольные осмотры бомбардировщиков в США, и американские инспекторы в Воткинске (В Воткинске в Удмуртии производятся стратегические ракеты – В.Л.) и на базе наших ракет осмотрели новую российскую ракету “Ярс”, которая представляет собой модификацию ракеты “Тополь-М”», – поделился он подробностями. Владимир Дворкин не видит «каких-то проблем», которые могут остро встать между Москвой и Вашингтоном при реализации договора о СНВ.

С этим согласился, назвав договор «сравнительно несложным», несмотря на всю его важность, коллега Дворкина по ИМЭМО Сергей Ознобищев, заведующий Сектором военно-политического анализа Центра международной безопасности в Институте. Между тем все еще хорошо помнят, с каким трудом велись переговоры о новом договоре по сокращению стратегических наступательных вооружений. А между его подписанием Обамой и Медведевым и ратификацией в Сенате и Думе прошло почти 10 месяцев. Только после этого договор начал действовать. Не говоря уже о том, что аналогичное соглашение истекло еще в декабре 2009-го. При этом все соглашаются с тем, что без патронажа двух президентов стороны, возможно, так и не договорились бы. Все это Сергей Ознобищев считает «показателем неудовлетворительного состояния» российско-американских отношений, невзирая на достижения «перезагрузки».

Старые угрозы и новые задачи

Разговор продолжил из Вашингтона Стивен Андерсен, бывший директор по вопросам оборонной политики и контроля над вооружениями Национального совета безопасности США, а теперь консультант Фонда «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» (NTI). «Новый договор о СНВ еще раз закладывает основу американо-российскому сотрудничеству и лидерству в деле понижения ядерной угрозы. Многое надо сделать, но это очень важный шаг», – сказал он. Стивен Андерсен сослался на сопредседателя NTI, бывшего сенатора Сэма Нанна, который говорил до принятия договора о СНВ, что «мы участвуем в забеге между сотрудничеством и катастрофой».

«Хорошая новость в том, – отметил Андерсен, – что в последние два года сотрудничество растет. Мы видим, как по всему свету все больше поддерживают идею мира без ядерного оружия и делают практические шаги (в этом направлении – В.Л.)». Плохая новость, продолжил эксперт, состоит в том, что сохраняются проблемы: Иран и Северная Корея, отсутствие договоренностей между США и Россией по тактическому ядерному оружию и системе ПРО, а также необходимость привлечения других стран к борьбе с ядерными угрозами, «потому что это не может быть усилием только Соединенных Штатов и России».

При этом стоит отметить, что среди российского перечня внешних угроз фигурирует расширение НАТО на восток, а также возможность воздушно-космического нападения, которое на сегодняшний день если кто и мог бы попытаться осуществить, то только одна из двух ведущих космических держав.

По мнению Дворкина и Ознобищева, об общей системе ПРО пока говорить не приходится и по техническим, и по политическим причинам. Сложнейшую проблему сокращения тактического ядерного арсенала также обсуждают, но ее решение не лежит в обозримом будущем. А вот создание единого российско-американского информационного центра, чтобы стороны могли обмениваться данными о запусках ракет, может стать маленьким шагом вперед. С этим согласны были все – и в Москве, и в Вашингтоне. Кроме того, необходимо возобновить совместные учения, которые приостановили из-за российско-грузинской войны, считает Владимир Дворкин. Стивен Андерсен подтвердил, что пока надо сосредоточиться на «краткосрочных шагах».

Вместе с тем московские эксперты согласились с тем, что надо стремиться к общей системе противоракетной обороны Европы, потому что тогда Россия и США были бы не просто партнерами, но уже союзниками. Тогда двусторонние отношения изменились бы кардинально.

Современный мир минус ядерное оружие?

«Все прекрасно понимают, что безъядерный мир – это не современный мир минус ядерное оружие, – сказал Владимир Дворкин. – Путь к нему должен быть очень длинным. Новый договор – это первый, но очень скромный, я должен заметить, шаг. Скромный прежде всего потому, что при заключении этого договора стороны продемонстрировали отсутствие большого желания сокращать свои ядерные арсеналы сколько-нибудь в значительной степени».

Так, по словам Дворкина, Московский договор 2002 года о сокращении стратегических наступательных потенциалов определял предельный уровень боезарядов в 2200 единиц. Новый предельный уровень, по договору о СНВ, – 1550 боезарядов. «Но как он определен? – задался вопросом Дворкин. – Изменен за счет боезарядов на стратегических бомбардировщиках. Грубо говоря, если раньше все боезаряды на стратегических бомбардировщиках в России и США засчитывались как 700-800 боезарядов, то теперь каждый бомбардировщик засчитывается как один боезаряд». «Вот если вернуться к старой системе подсчета боезарядов, то мы примерно и выйдем на уровень Московского договора 2002 года. То есть шаг очень небольшой», – сделал вывод эксперт.

Новое мышление

Эксперты отмечают, что благодаря Медведеву и Обаме аналитики двух стран возобновили активную работу над анализом проблем ядерного сдерживания.

Плотно работали вместе и выпустили ряд брошюр NTI и ИМЭМО РАН. А в мае в Лондоне пройдет конференция о ядерном сдерживании, которую организуют бывшие госсекретари США Джордж Шульц и Генри Киссинджер, американский экс-министр обороны Уильям Перри и бывший сенатор Сэм Нанн. В прошлом месяце у них вышла очередная статья в The Wall Street Journal о ядерном сдерживании. В приближающейся конференции примут участие многочисленные эксперты, включая российских.

Необратимые шаги

Стивен Андерсен сравнил безъядерный мир с вершиной горы, а договор о СНВ – с маленьким шагом к вершине этой горы. Но раньше США и России и вовсе спускались вниз, сказал он. Обеим странам предстоит многое сделать. Договор о СНВ был одной из целей Обамы, но в его предвыборной программе также значилась, например, ратификация Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. По словам Стивена Андерсена, ратификации пока не будет, но нынешняя «администрация привержена тому, чтобы работать с Сенатом» по этому и другим вопросам.

Все эксперты согласны с тем, что Америке и России необходимо сделать «необратимые шаги» на пути к безъядерному миру, так, чтобы уже нельзя было повернуться назад, независимо от того, кто придет на смену новому американскому и российскому истеблишменту.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

Другие материалы о событиях в США читайте в рубрике «Америка»

XS
SM
MD
LG