Линки доступности

Революция в Египте – взгляд из России

  • Василий Львов

Демонстранты на площади Тахрира в Каире. Египет. 31 января 2011 года

Демонстранты на площади Тахрира в Каире. Египет. 31 января 2011 года

В Египте вот уже почти неделю растут народные волнения. Сотни тысяч людей вышли на улицы египетских городов с требованием отставки президента Хосни Мубарака.

Мубарак уверенно правил страной 30 лет. События последних дней поставили его перед нелегким выбором: применять ли силу против демонстрантов или идти на политические уступки – такие, как формирование нового правительства и как попытка удержать цены на продовольствие, приостановить инфляцию, сохранить рабочие места.

Несмотря на обещания демократических реформ, на улицах египетских городов простых людей меньше не становится – соответственно, не становится меньше и вооруженных сил. К настоящему моменту в столкновениях с властями погибло свыше сотни человек, а ранено, по разным сообщениям, от 2-х до 4-х тысяч. В результате волнений из египетских тюрем сбежало 5 тысяч заключенных. Арестованы 3 тысячи человек. Появились грабители и мародеры. Введен комендантский час.

Российские эксперты и их зарубежные коллеги все чаще называют происходящее революцией. Противники Хосни Мубарака обещают, что завтра на улицы Каира выйдет миллион человек.

В то же время российские туристы не отказываются от отдыха в Египте – вопреки многочисленным предупреждениям МИДа и Ростуризма. Правда, когда корреспондент «Голоса Америки» позвонил в Ростуризм по «горячей линии» как частное лицо, ему сказали, что в основном очаг столкновений – города, а туристы в курортных гостиницах находятся в безопасности. Оператор сказала, что ехать в страну можно. Между тем уже составлены планы эвакуации россиян в случае необходимости. Сейчас российских туристов в Египте 25 тысяч. Кроме того, в Каире находятся российские студенты.

Путешественники из других стран спешно покидают страну. А в соседней с Россией Украине туроператоры прекратили продавать путевки в Египет.

Удержится ли Хосни Мубарак у власти?

Все эксперты, с которыми беседовал корреспондент «Голоса Америки», отвечают на этот вопрос отрицательно. Говорит член научного совета Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко: «Я думаю, что Мубарак обречен. После всего, что произошло, все его попытки создать новое правительство, попытаться удержать цены на продовольствие не имеют значения. Четверть миллиона на улицах Каира. К этому можно относиться, как к революции. Я думаю, что ему придется уйти, тем более что его семья уже убежала».

С этим согласен генеральный директор Центра по изучению современного Ирана Раджаб Сафаров. «Я полагаю, что Мубарак уйдет, – сказал он и прибавил. – В лучшем случае он может ввести какие-то радикальные изменения и протянуть еще несколько недель, но, думаю, его смещение – вопрос времени».

Кто сменит Мубарака?

Сейчас лидером для людей, вышедших на улицу, стал Мохаммед эль-Барадеи, лауреат Нобелевской премии мира, в прошлом председатель МАГАТЭ. Эксперты оценивают его шансы по-разному, но сильным политиком его никто не называет.

«Человек конфликтный, неудавшийся политик, который не смог некогда возглавить Организацию Объединенных Наций», – резюмирует президент Института изучения Израиля и Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Раджаб Сафаров считает, что сейчас у Египта нет лидера, за которым может пойти народ, и Мохаммед эль-Барадеи лишь на время может занять это место, поскольку лишен качеств, необходимых для политика.

А вот Алексей Малашенко видит у эль-Барадеи некоторые шансы на успех. С одной стороны, Малашенко признает, что он «хороший дипломат, но временная фигура, которая лишена амбиций». С другой стороны, размышляет он, такой человек как раз таки годится для того, чтобы «разрулить» ситуацию. «Он устраивает и либералов, и умеренных левых, – говорит Алексей Малашенко. – Он очень устраивает, я думаю, Запад. У него опыт общения с исламистами, пусть и иранскими».

«Я думаю, что, если не произойдет ничего чрезвычайного, у него есть шансы создать коалицию при внешней поддержке», – заключил эксперт.

«Учитывая то, что половина идеологов Аль-Кайды вышла из египетского университета Аль-Азхар, и учитывая то, что Братья-мусульмане (штаб-квартира этой организации в Каире – В.Л.) – единственный, кто способен взять власть. Возможность стать самостоятельной фигурой у Мохаммеда эль-Барадеи ничтожна», – убежден Евгений Сатановский.

Произойдет ли исламизация Египта?

Евгений Сатановский говорит об угрозе исламизации Египта и вслед за ним других арабских стран, что приведет к дестабилизации как минимум на всем Ближнем Востоке. Сатановский считает, что все здесь зависит в первую очередь от США. Эксперт подвергает ближневосточную политику Белого дома резкой критике, сравнивая Джимми Картера и Барака Обаму: «Картер собственными руками произвел исламскую революцию в Иране, когда он запретил шаху стрелять в толпу. Сегодня президент Обама заявляет о некоторых демократических нуждах Мубарака, обрушивая единственный стабильный режим в ключевом государстве арабского Востока, после чего можно списывать уже все авторитарные военные режимы, которые, какими бы они ни были казнокрадскими, бюрократическими и плохими, удерживают радикальных исламистов».

О том же говорит Сергей Марков, депутат Госдумы от «Единой России», директор Института политических исследований. Вот как он отреагировал на заявление, в котором президент Барак Обама призывает к «организованному переходу к демократии» и соблюдению прав человека в Египте.

«Я полагаю, что нынешнее поведение президента США, лидеров Франции, Германии и Великобритании – глупость и самоубийство, – утверждает Марков. – Это то же самое, как в свое время Джимми Картер запретил шаху Ирана использовать силу против демонстрантов, и в результате этого они залили кровью и Иран, и Ирак. Американцы очень сильно поплатились за это. Здесь ситуация значительно более тревожная, чем то, что произошло 30 лет назад в Иране. Поэтому, мне кажется, руководство России должно помочь руководителям США и Евросоюза не совершать подоброго».

Сергей Марков убежден, что победа радикальных исламистов в ряде стран создаст опасность и для России, поскольку новые исламские государства будут, вполне вероятно, финансировать радикальных мусульман в России, организовывать все новые и новые теракты, а также манипулировать ценами на нефть.

Получается, приходится выбирать между демократическим правом народа на самоопределение, которое чревато установлением агрессивного режима (как в Германии 30-х годов), и между светским авторитаризмом?

«Вопрос, может быть, острый, но поставленный не в той плоскости, – возражает Алексей Малашенко. – Я считаю, что американцы допустили большую ошибку, не подготовив Мубараку разумного преемника. Но следует учитывать, что все-таки Египет не Узбекистан, здесь есть какие-то демократические традиции, которые тянутся с 19 века».

Малашенко также допускает вариант с исламизацией Египта. Если революцию возьмут в свои руки Братья-мусульмане, говорит он, «окажется, что на Ближнем Востоке мало нам ХАМАС, который сидит в Газе, мало нам «Хезболлы» (в Ливане – В.Л.), мало нам иранского присутствия, которое лезет из всех щелей, будут еще и Братья-мусульмане Египта. Это очень сильно меняет ситуацию, тем более, что Братья всегда очень поддерживали ХАМАС».

Вместе с тем Алексей Малашенко не склонен сравнивать ситуацию в Египте с исламской революцией в Иране: «С Ираном это, может быть, чем-то похоже, но там была масса своих нюансов, которых здесь мы сейчас не наблюдаем. Посмотрите на нейтралитет армии. Нет чудовищного революционного всплеска».

Такого же мнения придерживается Раджаб Сафаров. «Не думаю, что можно проводить какие-то параллели с исламской революцией в Иране, – говорит он. – Тогда правил в Иране шах, а Хосни Мубарак – это все-таки не шах и не король».

«Но ситуация в экономическом плане на самом деле напоминает шахский режим 1970-х годов, – продолжает эксперт. – И в этом смысле Египет напоминает сейчас Иран, потому что население Египта плохо живет, руководство коррумпировано и продажно. Народ Египта на протяжении очень многих лет был раздосадован тем, что руководство, фактически пренебрегая интересами страны и дорожа только собственными, шло навстречу Западу, особенно американцам, израильтянам. Здесь очень грубо попиралась арабская солидарность с народом Палестины. Это стало последней каплей в терпении египетского народа».

Раджаб Сафаров отказывает в лидерстве как эль-Барадеи, так и Братьям-мусульманам. Революция абсолютно стихийна, считает он.

Хотя Алексей Малашенко и опасается радикальной исламизации Египта, он не видит оснований считать, что она перекинется и на другие арабские страны. Иного мнения Евгений Сатановский: «Учитывая то, что Египет – это центральная страна арабского мира, его исламизация обрушит не только арабский мир, а, видимо, ситуацию еще на доброй половине Северной Африки, где может распасться по суданскому образцу, например, Нигерия, где исламский север люто ненавидит христианский юг. Много чего другого может распасться».

Как вести себя России?

Отсюда вывод Евгения Сатановского: «Наша задача – железный занавес. Железный занавес, по Уинстону Черчиллю. Отделить все это безобразие от исламских регионов России, от российского ислама. Каленым железом выжигать любую радикальную заразу, которая оттуда придет, и держаться, сколько возможно».

«Мне кажется, – говорит в свою очередь Сергей Марков, – что очень велик риск того, что ситуация может развиваться примерно так же, как в Иране в свое время. К власти могут прийти исламисты и в других арабских странах. Это может подвести мир к формированию мощного тоталитарного арабского государства, которое будет контролировать нефть. Исламисты могут прийти к власти и в Египте, и в Тунисе, и в Алжире, и в Иордании, и в Саудовской Аравии, и в Арабских Эмиратах. И они, условно говоря, объявят такую политическую анафему западной цивилизации».

Вывод Маркова, как и в случае с Сатановским, – поддержка существующего режима – мягкого светского авторитаризма.

Спецрепортаж «Египет охвачен волнениями» читайте здесь

Другие новости о событиях в мире читайте здесь

Материалы о событиях в России читайте здесь

XS
SM
MD
LG