Линки доступности

Бин Ладен – бренд большого террора


Бин Ладен – бренд большого террора

Бин Ладен – бренд большого террора

Из руководителя «Аль-Кайды» Усама бин Ладен превратился в символ джихадизма

Бин Ладен стал не просто наиболее известным террористом современности. Он превратился в своеобразный бренд джихадизма и антиамериканизма. Однако эксперты сомневаются в том, что его популярность сохранится продолжительное время.

Идеология

Известно, что идеологии часто переживают своих создателей. Усама бин Ладен и «Аль-Кайда» вышли на мировую авансцену с радикальной программой, выступая за свержение коррумпированных властей мусульманских государств, и в перспективе за восстановление халифата, объединяющего всех мусульман.

Идеология бин Ладена, который почти три десятилетия был одним из виднейших лидеров мирового террора, с течением времени претерпевала определенные изменения. Изначально он считал главными врагами мусульман Советский Союз (позже Россию), Израиль и Индию. Позднее в «черный список» бин Ладена были занесены Ирак (тогда у власти там был Саддам Хусейн), США и Саудовская Аравия, затем ряд других мусульманских государств, в которых правили светские или прозападные режимы. Впоследствии «список врагов» пополнился мусульманами, которые не разделяют идеологии «Аль-Кайды», ООН, мировыми медиа-компаниями и всеми, кто поддерживает Израиль.

Бин Ладен декларировал, что насилие необходимо и религиозно оправданно, и что освобождение мусульман может произойти только под знаменами «чистого» ислама.

В 2006 году Антитеррористический центр Военной академии США в Вест-Пойнте (Combating Terrorism Center at US Military Academy) опубликовал перечень мыслителей, оказывающих наибольшее влияние на современных джихадистов-суннитов. Рейтинг был составлен на основе подсчета количества ссылок на их высказывания, присутствующих в программах, книгах, статьях, обращениях и пр., публикующихся современными террористами. Бин Ладен занял в рейтинге влиятельности 13-е место.

Практика

Бин Ладен смог превратить терроризм в универсальный инструмент борьбы с влиянием Запада на исламский мир. Он привлек под свои знамена множество независимых террористических ячеек, в большинстве случаев действовавших автономно. «Аль-Кайда» показала, что одна организация, созданная по принципу венчурной компании, в состоянии противостоять совокупной мощи большинства государств мира.

Эксперты давно предупреждали, что поимка или уничтожение бин Ладена будут иметь ограниченный эффект на войну с терроризмом. Однако бин Ладен – это не просто человек, его имя стало символом джихадизма. Уолтер Лакер (Walter Laquer), известный исследователь терроризма, отмечает: «Бин Ладен инспирировал террористов, а не управлял ими». Однако, по мнению Лакера, «с символической точки зрения его смерть имеет колоссальное значение – она демонстрирует, что каждый виновный в массовых убийствах будет найден и уничтожен».

Ирина Бороган, заместитель главного редактора сайта Agentura.ru, отмечает, что как символическая фигура бин Ладен привлекал и будет привлекать людей в ряды «Аль-Кайды», в частности потому, что «террористические атаки, которые были осуществлены при его участии, были самыми впечатляющими и принесли больше всего жертв».

Количество жертв «Аль-Кайды» достаточно сложно подсчитать. Причина заключается в том, что организация бин Ладена во многих случаях выступает в роли вдохновителя, но не исполнителя терактов. Кроме того, террористы не всегда берут на себя ответственность за совершение тех или иных акций или делают это в неявной форме. Большинство экспертов считают, что в результате деятельности организаций бин Ладена погибли по меньшей мере 15-20 тысяч человек.

Сила бренда

«Бин Ладена можно считать своеобразным брендом, – говорит Пол Пиллар (Paul Pillar), профессор Джорджтаунского университета (Georgetown University), ветеран разведки. – Безусловно, этот бренд будет продолжать оказывать влияние на людей. Но этот бренд не так силен, как несколько лет назад».

Шади Хамид (Shadi Hamid), директор по исследованиям Центра ближневосточной политики при Институте Брукингса (Brookings Doha Center, Saban Center for Middle East Policy) также считает, что бренд «бин Ладен» девальвировался в последние годы.

«Бин Ладен позиционировал себя как лидера антиамериканского сопротивления. Пик его популярности пришелся на 2003-04 годы, после чего его популярность и популярность “Аль-Кайды” пошли на спад, – поясняет Хамид. – Дело в том, что “Аль-Кайда” преуспела в разрушении, но не в созидании. У нее нет позитивной программы для арабского мира. Людей мало привлекала идея создания жесткого исламского государства, они не хотели восстановления халифата. То есть главные стратегические цели бин Ладена и “Аль-Кайды” не совпадали с представлениями о будущем арабского общества».

Многочисленные исследования общественного мнения в мусульманских странах демонстрируют, что популярность бин Ладена шла на спад в последние годы. Так, например, результаты опросов Исследовательского центра Пью (Pew Research Center) показывают, что в 2003 году примерно половина жителей арабских государств испытывала доверие к бин Ладену (в Палестинской автономии ему доверяли 72 процента респондентов, в Пакистане – 46, в Турции – 15). В 2011 году (исследования проводились до уничтожения «террориста номер один») рейтинги бин Ладена серьезно упали: в Палестинской автономии ему доверяли 38 процентов, в Пакистане – 18, в Турции – только 3.

Эксперты отмечают, что снижение рейтинга частично объясняется тем, что ставка бин Ладена на насилие не дала результатов. Террор не привел к свержению ни одного режима на Ближнем Востоке, а причиной ухода из власти правителей Туниса и Египта стали мирные акции протеста.

Тем не менее, Пол Пиллар прогнозирует, что бин Ладен будет не просто одним из имен в длинном списке мертвых террористов: «В последние несколько лет он выполнял в основном символическую функцию. Эту роль он будет играть и после смерти».

Российский след «Аль-Кайды»

В среду 4 мая Национальный антитеррористический комитет России сообщил об уничтожении в Чечне эмиссара Абдуллы Курда, названного эмиссаром «Аль-Кайды».

Ранее бин Ладен и его приближенные пытались наладить связи с исламистами России, особенно на Северном Кавказе. «Правая рука» бин Ладена – Айман Завахири – даже посетил Дагестан с этой целью. Одним из представителей «Аль-Кайды» был известный лидер чеченских боевиков Хаттаб.

Однако Ирина Бороган отмечает, что в последние годы не было найдено никаких особых подтверждений того, что «Аль-Кайда» играет значительную роль на Северном Кавказе. «Конечно, там были и есть боевики из арабских стран, – говорит она, – однако очевидно, что северокавказские боевики руководствуются своей собственной программой, и даже если там присутствовали люди, связанные с бин Ладеном, они не играли большой роли».

Причиной этого Бороган считает то, что джихадисты уделяли основное внимание конфликтам в Ираке и Афганистане, и Северный Кавказ перестал входить в число приоритетов террористов, сделавших своим символом Усаму бин Ладена.

Перейти в рубрику «Мир без Усамы бин Ладена»

Читайте также

XS
SM
MD
LG