Линки доступности

Эксперты дают неоднозначные ответы

Американские аналитики согласны с определением «супердержава» для США, но расходятся во мнении о том, что с этим статусом делать дальше.

Нешуточный спор на эту тему завязался в пятницу в Институте Брукингса между политологами Робертом Каганом, представляющим Программу по международному порядку и стратегии самого института, и профессором политологии Технологического института Массачусетса Берри Поузеном.

Говоря о глобальных угрозах Соединенным Штатам, Поузен поделился точкой зрения, согласно которой США с готовностью дают этот статус даже тем проблемам и государствам, которые могут стать угрозой лишь в очень отдаленном будущем, таким образом, взваливая на себя ношу, которая в какой–то момент может стать неподъемной.

«Наша стратегия слишком далеко простирается в сослагательные наклонения», – подчеркивает Поузен, добавляя, что целый ряд уже существующих проблем стали «дивидендами» ранее принятых внешнеполитических решений. В качестве примера, политолог приводит феномен ИГИЛ, возникший, по его словам, в вакууме власти, созданию которого способствовали США.

«Нам нужно обращать внимание на подобные и им предшествующие проблемы в разных частях света, но это не означает, что мы должны метаться, пытаясь исправить положение дел в каждом государстве мира, находящемся на грани краха», – говорит Берри Поузен.

Эту позицию оспаривает Роберт Каган, считающий, что в свете неизбежно грядущего соревнования за звание мирового лидера, США, решив выйти из игры, спровоцируют региональную гонку и еще большие проблемы в этом свете.

Двумя крупными «театрами действий» в этом контексте Каган называет Азию и Европу.

«Европейцы считают, что за ними как бы закреплено состояние неизбежного и постоянного мира, но это, как демонстрируют события последнего времени, отнюдь не так», – говорит Роберт Каган.

Берри Поузен называет это «возвращением к нормальному международному миропорядку».

«Мир, однозначно, становится менее предсказуемым. Появляется все больше игроков, претендующих на свою особую роль. Этот процесс необратим», – подчеркивает политолог.

Рассматривая Россию, и то, насколько она представляет угрозу для интересов США, Поузен замечает, что никакой непосредственной угрозы для Соединенных Штатов Россия представлять не может. Он при этом предупреждает, что американская конфронтация с Россией нежелательна.

«Сегодняшние действия России, на мой взгляд, тоже обусловлены в какой–то степени действиями США. Россия пережила распад империи, подвергалась давлению, и в какой–то момент обида на это перешла через край, и они начали действовать... Конечно, нельзя говорить о возвращении России былой советской мощи. Учитывая их проблемы, они никогда не будут экономически мощной державой, – говорит Поузен. – Но нельзя игнорировать размер России, тот факт, что в ней проживает более 140 миллионов человек... У них сейчас острые локти и страна больше не такая, какой она была в момент спада. Воевать с Россией, рассчитывая на легкий исход событий, не стоит. Это дело серьезное».

Роберт Каган при этом подчеркивает, что США к такому раскладу не привыкать.

«Во времена "холодной войны" мы испытали на себе и открытую враждебность России, и открытую враждебность Китая, и вышли из этой ситуации с честью», – замечает он.

  • 16x9 Image

    Юлия Савченко

    Журналист-международник cо стажем работы в России, Центральной Азии, Великобритании и США. На Русской службе "Голоса Америки" - с 2010 года. Освещает темы политики, международных отношений, экономики, культуры. Автор и ведущая программы «Настоящее время. Итоги»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG