Линки доступности

Встреча «украинской четверки» в Берлине


Министры иностранных дел Франции, Германии, Украины и России

Министры иностранных дел Франции, Германии, Украины и России

По мнению экспертов в Москве и Киеве, переговоры оставили после себя больше вопросов, чем ответов

Поздно вечером 17 августа на вилле Борзиг в пригороде Берлина состоялась встреча министров иностранных дел Германии, Франции, Украины и России, посвященная мирному урегулированию конфликта на востоке Украины. Встреча продолжалась около 5 часов и закончилась заявлениями участников, которые не развеивали завесу секретности над разговором, но делали ее еще более густой.

Глава МИДа ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер высказал свою реакцию первым, продемонстрировав очень осторожный оптимизм: «Разговор был сложный, по некоторым пунктам был прогресс». По его словам, «до вторника будет определен формат дальнейших переговоров».

Комментируя позже заявление своего немецкого коллеги, глава МИДа Украины Павел Климкин выразился туманно. «Нет места компромисса там, где государство должно пересечь свою красную линию. Украина ее не перешла. Чувствовал поддержку наших партнеров», – написал министр в своем микроблоге в Twitter. Что понимать под «красной линией», осталось неясным.

Позже всех – и обширней всех – по переговорам высказался министр иностранных дел России Сергей Лавров.

«Договорились, что по всем этим вопросам – задачи прекращения огня, доставки гуманитарной помощи, обеспечение более эффективного контроля на границе и подготовки условий для запуска политического процесса – мы продолжим в ближайшие дни разговор, с тем чтобы постараться выйти на общеприемлемые формулировки», – сообщил Лавров журналистам в понедельник.

Лавров также заявил, что «сейчас идет разговор о том, чтобы миссия ОБСЕ получила беспилотники для контроля границы с украинской стороны из украинского воздушного пространства».

Российский министр отрицает перемещение военной техники из России в Украину, утверждая, что «концентрация и перемещение вооруженных сил на российской территории вблизи украинской границы связаны с боевыми действиями в регионе и продиктованы интересами безопасности».

Чего хотят от переговоров их участники?

Член научного совета Московского центра Карнеги Лилия Шевцова в интервью Русской службе «Голоса Америки» заявила, что больше всего от самого факта проведения переговоров о прекращении огня теряет Украина: «Киев должен добиться победы, тем более что Порошенко на пути к этой победе. По сути дела, не только Донецк, но и Луганск окружены. Следовательно, осталось, возможно, несколько месяцев для того, чтобы стянуть кольцо и фактически уничтожить основное звено сопротивляющихся сепаратистов».

При этом, по мнению эксперта, со стороны России «идет поддержка сепаратистских сил, то есть Москва намерена если не возвратить ситуацию к исходной, к расширению донецкого и луганского плацдарма, то, по крайней мере, к серьезной дестабилизации и, возможно, к срыву осенних выборов».

«Совершенно понятно, что Путин надеется на то, что Украина все более погружается в трясину социальных экономических проблем, и уже к концу года, возможно, население будет роптать не по поводу войны, а по поводу политики Порошенко», – полагает Лилия Шевцова.

Российская сторона в Берлине, как рассказывает эксперт, также не ожидала от украинцев каких-либо компромиссов.

«Об этом свидетельствуют некоторые утечки о том, как себя вел Сергей Лавров и как вели себя члены российской делегации: они шутили и не особенно печалились, а, возможно, и наслаждались патовой ситуацией», – отмечает Шевцова.

У европейских же стран намерения, как считает Лилия Шевцова, вполне миролюбивые: «Задача Берлина и задача европейцев, которых представляет Берлин, – найти хоть какой-то выход из этого совершенно черного тоннеля кровопролития, ибо конца войне не видно. Берлин взял на себя миссию – попытаться достигнуть перемирия и завершения кровопролития, на чем можно будет строить уже дальнейшие ступени разрешения конфликта».

Европейцы хотят, уверена эксперт центра Карнеги, попробовать решить вопрос без США: «Я думаю, что Берлин в данном случае, очевидно, еще поторопился потому, что американцы совершенно точно начали задумываться о разработке следующего этапа санкций, который можно назвать 3 плюс либо 4 минус. И вот перед тем, как американцы начнут давить, сдавливать удавку, инициировать, заставлять и т. д., Берлин попытался еще раз созвать эту “четверку”».

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов в интервью «Голосу Америки» высказал мнение, что «российское руководство ищет способы как-то закруглить историю с Новороссией и с поддержкой моральной, политической и прочей, пробуждения восточной Украины и выйти из этой ситуации, чтобы зафиксировать то, что было сделано Путиным, прежде всего – Крым».

По мнению эксперта, «естественно, просто взять и уйти оттуда, отозвать поддержку и сделать вид, что нас это не касается, Россия не может, поскольку это будет тут же расценено как крупное поражение всеми».

Федор Лукьянов уверен, что Киеву тоже нужна некая сделка.

«Украина, с одной стороны, не может остановить то, что происходит, – говорит он, – поскольку после такого количества пролитой крови и такого количества разрушенного всего не одержать победу уже невозможно, потому что тогда возникает вопрос – а зачем все это было? Соответственно, они пытаются таким образом все-таки закончить процесс, но, судя по всему, так легко это не удастся. Но экономика Украины находится в катастрофическом состоянии. Естественно, война ее еще больше подорвала. И необходимы, как минимум, огромные вложения, чтобы это восстанавливать или переустраивать».

Политолог при этом не видит ничего странного в том, что во время организации «белого конвоя» и переговоров в Берлине журналисты увидели с российской стороны границы с Украиной большое количество разного рода бронетехники и военных грузовиков, перемещавшихся в сторону пограничной линии.

«То, что переговоры сопровождаются интенсификацией боевых действий, к сожалению, в такого рода конфликтах не противоречие, а совершенно естественное сочетание. И Киеву, и ополченцам, которых поддерживает Россия, крайне важно усилить свои позиции на переговорах успехами на поле боя», – считает Лукьянов.

«Да, будут всякие меры, направленные на то, чтобы не допустить военной победы Киева, само собой», – отвечает Федор Лукьянов на вопрос, будет ли, по его мнению, российская бронетехника продолжать переходы через границу.

США и итоги переговоров в Берлине

В то же время ряд украинских экспертов считают, что участие представителей Соединенных Штатов в берлинской встрече четырех министров иностранных дел могло бы привести к ощутимому продвижению в вопросе деэскалации и урегулированию ситуации на востоке Украины.

17 августа по итогам пятичасовых переговоров глава внешнеполитического ведомства России Сергей Лавров отметил, что, «к сожалению», представители «Соединенных Штатов не были представлены на берлинской встрече».

Об этом говорится в стенограмме выступления Сергея Лаврова, которая 18 августа была размещена на страницах интернет-сайта МИДа РФ: «К сожалению, США не были представлены на берлинской встрече. Но мы нашим партнерам в Вашингтоне также настоятельно посылаем сигнал, чтобы они воздействовали на киевские власти и все-таки добились прекращения этой братоубийственной войны и последующего начала переговоров».

По мнению украинского политического и экономического эксперта Бориса Кушнирука, ни официальный Киев, ни Брюссель специально не настаивали на участии Соединенных Штатов в «берлинской встрече» по деэскалации ситуации на востоке. И объясняется такой подход европейской стороны, утверждает он, несколькими факторами.

«Вероятно, европейцы хотели бы показать американской стороне, что они сами могут справиться с проблемой. Брюссель хотел бы продемонстрировать Вашингтону, что в сложившейся ситуации способен достигать результатов без “жесткой” американской риторики на переговорах. А с другой стороны, разве Россия поменяла бы свою точку зрения, если бы Соединенные Штаты были представлены за столом переговоров?» – задает риторический вопрос Кушнирук.

В комментарии Русской службе «Голоса Америки» Борис Кушнирук говорит, что главное в сложившейся ситуации – тот факт, что Россия продолжает демонстрировать свою «особую миссию», свое желание находиться «на разных полюсах» с цивилизованным миром.

«Ни в чем нельзя убедить Россию, по меткому выражению одного из моих коллег, пока она находится в своем понимании мира, [и] считает, что она имеет право контролировать постсоветскую территорию, особенно, когда речь заходит об Украине. А если Украина будет продолжать существование, то Россия готова принимать ее в качестве своего сателлита», – отмечает Кушнирук.

Ситуация, возникшая на востоке Украины, не нова для России, считает эксперт, и отображает многовековые тренды истории российского государства: противопоставлять свой путь развития общепринятым мировым ценностям и идеологии.

«В нашем случае, по-моему, очевидно: господа, прекратите поставлять оружие и террористов на территорию Украины! Однако Кремль говорит в ответ: нет, мы ничего такого не делаем! Его вполне устраивает такая игра: а это не мы, докажите, где факты, где очевидцы?.. Очень тяжело вести переговоры, когда нет четкого понимания действительности», – подчеркивает Борис Кушнирук.

Эксперт полагает, что подобное противостояние на востоке Украины может продолжаться бесконечно долго и создает угрозы не только для Украины, но и для России.

«Пока Россия не поймет, что она находится под угрозой экономического, политического, административного разрушения, она не откажется от того, что делает. Возможно, в российском обществе как-то начнут задумываться над тем, что из России в Украину уходят “добровольцы”, а назад возвращаются “двухсотые” и в немалом количестве – это кадровые офицеры, солдаты срочной службы», – резюмирует Борис Кушнирук.

Многозначительный сигнал из Киева

По мнению директора Центра внешнеполитических исследований ОПАД Сергея Пархоменко, формат участников переговоров по урегулированию «украинского вопроса» до сих пор никак не влиял на позицию России.

«Россия никогда не изменит свою риторику и свою позицию, пока под Путиным не начнет качаться кресло. Российская пропаганда будет продолжать утверждать, что украинская сторона – это агрессор, а какие-нибудь пророссийские “ополченцы” защищают свое право на самоопределение. Если это бы все было по-другому и МИД России начал бы называть вещи своими именами, это означало бы проявление слабости и поражение Владимира Путина как лидера российского государства», – говорит Сергей Пархоменко Русской службе «Голоса Америки».

Он считает, что военные действия на востоке Украины могут продолжаться параллельно с дипломатическими переговорами, которые на данный момент не способны заставить Россию отказаться от поддержки боевиков в Донецкой или Луганской областях.

«У западных демократий есть только один рычаг воздействия – ужесточение санкций против России. И то – вряд ли очередной их виток остановит Кремль. Сегодня главная задача украинских дипломатов – попытаться убедить Запад, что Украина действует в границах международного права и международных норм, а Россия – на основе фактов и выводов миссий ОБСЕ, представителей ООН, других международных институтов – продолжает поставлять на Донбасс оружие и наемников», – подчеркивает Сергей Пархоменко.

В то же время, отмечает Пархоменко, пока российское внешнеполитическое ведомство призывает Соединенные Штаты «послать сигнал» киевским властям, президент Украины Порошенко так же мог бы «четче задать вопрос» официальному Вашингтону.

«Президенту Петру Порошенко следовало бы иметь смелость требовать у стран Запада и НАТО военную помощь. Если Украина проиграет эту кампанию, кто может дать гарантию, что российские наемники вернутся в Россию, а не пойдут дальше, например, в европейские страны?» – задает вопрос Сергей Пархоменко.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG