Линки доступности

Исправительные учреждения Беларуси серьезно недотягивают до мировых стандартов

Условия содержания заключенных в белорусских СИЗО и исправительных колониях не выдерживают никакой критики, считают белорусские и международные эксперты.

На днях в прессу попали выдержки из писем осужденных по делу о массовых протестах 19 декабря 2010 года, в которых арестанты рассказывают об условиях быта в местах лишения свободы.

В частности, бывший студент Белорусского экономического университета Федор Мирзоянов в своем недавнем письме домой сообщил родителям, что находиться в камере в жаркие дни порой просто опасно для здоровья.

«Он написал, что было невозможно тяжело позавчера, так как утром не стало света и не было долго, – цитирует Белорусская служба радио «Свобода» мать Федора Людмилу Мирзоянову. – А день был очень знойный, как сегодня. Продукты они держат в камере, поэтому в жару продукты быстро портятся. Некоторым в камерах становится совсем плохо, если вентиляторы не работают. Федор написал, что возможно, это еще один способ экономить деньги во время кризиса».

– Кто тебя? – Сам себя...

В последние дни к условиям содержания заключенных в тюрьмах и особенно в штрафных изоляторах (ШИЗО) привлекла ситуация с другим узником совести – 21-летним Никитой Лиховидом, приговоренным к 3,5 годам лишения свободы за участие в несанкционированном митинге в день президентских выборов 19 декабря.

Как и большинство осужденных по делу о массовых протестах, даже после отправки по этапу Лиховид не признает своей вины. Однако в отличие от своих соратников, он проявляет изрядную стойкость и упорство, отказываясь выполнять распорядок дня Новополоцкой колонии (ИТК-10) и называет себя «незаконно осужденным» в присутствии руководства учреждения. За это администрация систематически применяет к нему карательные меры, отправляя его в ШИЗО на 10, 15, 20 суток.

Между тем, проблема в данном случае состоит не в том, что у Никиты, возможно, завышенное чувство справедливости, и даже не в том, что начальство учреждения с механической точностью применяет к нему пунитивные санкции. Проблема, как полагают эксперты, может обернуться трагедией для молодого человека.

По информации белорусских правозащитников, состояние здоровья Лиховида существенно ухудшилось с момента его перевода в Новополоцкую исправительно-трудовую колонию и сегодня вызывает опасения.

«От моего сына осталась половина», – рассказала журналистам мать Никиты Елена Лиховид, которой несколько недель назад разрешили повидаться с Никитой.

«Ситуация с Никитой очень серьезная, – сказал корреспонденту «Голоса Америки» правозащитник центра «Весна» Валентин Стефанович. – Дело в том, что белорусские ШИЗО и условия содержания в них не слишком-то модернизировались со времен Советского Союза. По нашим сведениям, питание там еще хуже, чем в обычной зоне, хотя по правилам оно не должно отличаться. Штрафников нельзя выводить на прогулку на протяжении всего пребывания в ШИЗО. Поэтому они просто сидят в четырех стенах, при этом нары на целый день поднимают, чтобы человек не мог прилечь. Можно только сидеть на табуретке, прикрученной к стене. Лежать на полу также воспрещается. Поэтому Никита сейчас очень плохо выглядит, так как нет доступа к свежему воздуху».

Бывший кандидат в президенты Беларуси Александр Милинкевич, на днях вернувшийся из Новополоцкой колонии, где он провел ряд встреч с руководством учреждения касательно сложившейся ситуации вокруг Никиты Лиховида, назвал тюрьмы и СИЗО страны «далеко не соответствующими стандартам демократических стран».

«Это не просто места, где от общества изолируют определенных людей. Это места, где эти люди пребывают в отвратительных санитарных условиях, в переполненных камерах, где возникают проблемы с банальным походом в душ», – отметил Милинкевич, вспомнив о собственном опыте содержания в следственном изоляторе.

Недавний доклад влиятельнейшей правозащитной организации Human Rights Watch об условиях содержания арестованных в местах предварительного заключения подтверждает слова Милинкевича.

В докладе приводятся слова девушки, которой дали 10 суток административного ареста за участие в несанкционированных протестах: «В камере на 13 женщин было девять коек и десять одеял. Мне приходилось спать на полу. За все десять дней предметов гигиены не выдавали ни разу. Медицины нормальной не было: дежурный врач всем прописывал аспирин, кто бы на что ни жаловался».

Милиционер: «Я тебя сейчас изнасилую...»

Культура обращения сотрудников силовых структур с гражданами также поднимает множество вопросов.

«По словам одной 18-летней задержанной, она отказывалась называть свое имя, пока ей не объяснят причину задержания. В ответ сотрудник милиции ударил ее по лицу, затем – головой о стену и пригрозил изнасиловать, если она будет дальше создавать проблемы. Ее также заставили дать подписку об отсутствии претензий на обращение в милиции», – говорится в документе Human Rights Watch.

Один из самых известных юристов и правозащитников Беларуси Гарри Погоняйло, человек с весьма неординарной биографией, родившийся в тюрьме, оценивает условия содержания белорусских заключенных на «троечку» по десятибалльной шкале.

«Дело в том, что условия содержания заключенных в наших тюрьмах не отвечают международным стандартам пенитенциарных систем мира. У нас "конь не валялся" касательно вопроса проведения реформ в этих учреждениях. Отсюда и множество проблем, одной из которых является проблема заболеваемости туберкулезом», – рассказал в интервью «Голосу Америки» Погоняйло.

Юрист считает, что неудовлетворительные условия быта арестантов имеют самое непосредственное влияние на степень передачи палочки Коха среди узников белорусских ИТК и СИЗО.

«Уровень заболеваемости туберкулезом в тюрьмах Беларуси в 30 раз выше этого показателя на свободе. И это при том, что у нас в стране не самые лучшие показатели по этому заболеванию из-за проблем, связанных с экологией и отсутствием должного уровня профилактики легочных заболеваний в целом», – констатировал правовед.

«Культура» высокой раскрываемости преступлений...

Исследовательница «Международной амнистии» Хитер Макгилл заявила в интервью «Голосу Америки», что правозащитная организация стала обращать еще больше внимания на ситуацию с содержанием заключенных в Беларуси после того, как в стране стали происходить массовые задержания людей, протестующих против политики Александра Лукашенко.

«В связи с теми делами нами было проведено несколько расследований, в ходе которых бывшие кандидаты в президенты Андрей Санников и Алесь Михалевич рассказали о пытках, применяемых по отношению к ним со стороны правоохранительных органов», – отметила Макгилл.

Сравнивая условия содержания заключенных в Беларуси и в странах бывшего СССР, эксперт подчеркнула, что параллелей множество, однако есть и серьезные отличия, поскольку новые государства прошли такие разные пути со времен обретения независимости.

«Вообще, говорить о белорусских тюрьмах в сравнительном аспекте очень тяжело, так как власти не пускают наших наблюдателей в исправительные учреждения. Я была в украинских и молдавских тюрьмах, например, и могу сказать, что во многих республиках бывшего Советского Союза до сих пор ценят высокую раскрываемость преступлений. Это связано с культурой расследования уголовных дел в СССР, где для того, чтобы раскрыть преступление, милиция прибегала к психологическому давлению, избиениям и даже пыткам. Все эти методы, к сожалению, широко используются в современной Беларуси», – заметила сотрудница «Международной амнистии».

Среди других проблем, связанных с содержанием под стражей подозреваемых и приговоренных, Макгилл также отметила то, что в современной Беларуси решение о мере пресечения принимают прокуроры, а не судьи, как это положено по закону.

Стоит отметить, что Беларусь является единственным государством в Европе, в котором до сих пор действует смертная казнь. Ряд правозащитных организаций неоднократно направляли петиции с просьбой введения моратория на применение высшей меры наказания в Беларуси. Однако власти страны по-прежнему отказываются внимать рекомендациям международных институтов.

Другие материалы о событиях в Беларуси читайте в рубрике «Беларусь»

XS
SM
MD
LG