Линки доступности

Витебские парни, взорвавшие Беларусь


Дмитрий Коновалов (слева) и Владислав Ковалев в зале суда

Дмитрий Коновалов (слева) и Владислав Ковалев в зале суда

Наказание без преступления: двух молодых людей могут расстрелять, не доказав их вину, убеждены эксперты

«Приговорить обвиняемых к высшей мере наказания через расстрел без конфискации имущества» – такой вердикт у Верховного суда Беларуси просит гособвинение в деле о теракте в минском метро, произошедшем на станции «Октябрьская» в апреле текущего года. Приговор по делу о взрыве, унесшем 15 жизней и покалечившем более 200 человек, будет вынесен высшей судебной инстанцией Беларуси в среду 30 ноября.

Находящимся на скамье подсудимых 25-летним витебчанам Дмитрию Коновалову и Владиславу Ковалеву приписываются феноменальные способности, позволившие им создать бомбу, согласно версии следствия, не имевшую мировых аналогов. Молодые люди без специального химического образования сумели собрать, как утверждает гособвинение, смертоносный механизм всего за три дня в подвале витебской многоэтажки, оборудованном под лабораторию.

Два "юных гения", которые встали на криминальный путь в далеком 1999 году, и за которыми тщетно на протяжении десятилетия гонялись лучшие криминалисты Беларуси, были задержаны в считанные часы после страшного взрыва в минской подземке. На «блистательно проведенную операцию», как ее позже назовет Александр Лукашенко, белорусским оперативникам потребовалось менее суток. В течение последовавших за задержанием двух дней токарь и электрик из областного белорусского города, которым на момент совершения первого вменяемого им злодеяния в 1999 году было по 14 лет, сознались в нескольких десятках преступлений, произошедших на территории Беларуси с 1999 по 2011 годы. По крайней мере, так утверждает официальное обвинение. На сегодняшний день Коновалову вменяются более 30 эпизодов, а его сообщнику и недоносителю Ковалеву – 15.

Правозащитники и эксперты опасаются, что единственная страна в Европе, до сих пор не отменившая смертную казнь, может воспользоваться своим правом применения высшей меры наказания.

Тем временем, материалы самого громкого террористического дела за всю историю Беларуси, насчитывающие около 550 томов, вызывают у независимых специалистов множество сомнений.

«Безусловно, два подростка могут организовать и привести в исполнение теракт такого масштаба, – считает российско-американский историк, автор книги «ФСБ взрывает Россию» (в соавторстве с Александром Литвиненко) Юрий Фельштинский. – Для этого в Интернете есть необходимая информация, есть инструкции. Другой вопрос, который стоит задать в этом конкретном случае: доверяю ли я сегодня белорусскому правосудию? Ответ однозначный – нет. Любой вердикт белорусского суда в нынешних условиях я бы рассматривал весьма пристально».

Причины скепсиса Фельштинского кроются в его подозрительности к белорусским властям и нынешней политической ситуации в стране в целом. Историк не исключает, что к взрыву в минском метро могут быть причастны и сами белорусские спецслужбы, «блистательно» раскрывшие громкое преступление.

«Безусловно, белорусские спецслужбы могли стоять за этими терактами. Если размышлять гипотетически, то я не исключаю, что у белорусского режима могла быть некая заинтересованность в нагнетании политической ситуации в стране», – отметил в интервью «Голосу Америки» Фельштинский.

Однако, считает историк, если это действительно так, то общественности вряд ли будет суждено получить тому доказательства.

«Практика показывает, что если спецслужбы орудуют на чужой территории, то их еще можно привлечь к ответственности. Если же спецслужбы совершают теракты у себя в стране, а потом еще и сами расследуют их, то найти настоящих виновных очень сложно», – заметил Фельштинский.

Доказательная база

Тем временем самым слабым звеном обвинения, вызывающим наибольшее количество вопросов, по мнению независимых юристов, а также адвокатов обвиняемых является доказательная база этого уголовного дела.

На прошлой неделей во время одного из судебных слушаний представитель защиты Станислав Абразей попросил суд полностью оправдать главного обвиняемого, поскольку внятных мотивов преступления до сих пор не прозвучало ни в зале суда, ни в ходе предварительного следствия.

Согласно адвокату Коновалова, на видео с камер наружного наблюдения, используемом обвинением в качестве одного из основных доказательств причастности Коновалова к взрыву, не видно лица человека со спортивной сумкой, в которой предположительно и находилась бомба. Более того, как констатировали эксперты, человек в метро был как минимум на 10 см выше и крупнее обвиняемого Коновалова.

Кроме того, обвинение так и не смогло объяснить суду, почему на продемонстрированном видео есть монтаж, а на теле Коновалова после взрыва не осталось ни следов гари, ни остатков взрывчатых веществ, что, по мнению экспертов, просто невозможно.

Белорусский независимый юрист и правозащитник Валентин Стефанович согласен с заключением экспертов касательно «белых дыр» в выступлениях гособвинителей.

«Вопросов к обвинению очень много. На видео, в частности, есть провалы в несколько секунд, которые, как вы понимаете, очень существенны. До сих пор следствие не дало четких ответов, кто редактировал это видео. На съемке также время от времени появляются некие люди, которые идут вместе с человеком с сумкой. Непонятно, почему личности этих людей до сих пор не были установлены. Соответствующие ходатайства были направлены защитой, однако они не были удовлетворены», – рассказал «Голосу Америки» Стефанович.

Легитимность процесса как зеркало легитимности власти

Заместитель директора программы по России и Евразии фонда Карнеги Мэтью Рожанский считает, что судебный процесс над предполагаемыми террористами следует разбирать на двух уровнях. Во-первых, убежден политолог, нужно брать в расчет легитимность всего государственного аппарата в стране; во-вторых, необходимо уделять внимание деталям и нюансам этого конкретного дела.

«Если рассматривать легитимность всей государственной системы Беларуси, то после событий 19 декабря 2010 года к ней есть определенные вопросы, – сказал Рожанский в интервью «Голосу Америки». – В этом контексте данный судебный процесс по сути также является политическим. Однако он политичен не в плане преследования оппонентов режима, а в плане той защитной реакции, которую мы наблюдали со стороны властей, их попыток продемонстрировать населению монополию на безопасность в стране. Достаточно вспомнить, что вскорости после поимки обвиняемых Лукашенко наградил следователей и некоторых чиновников, заявив о раскрытии преступления».

«И здесь мы плавно подходим ко второй части моего анализа, – продолжает эксперт фонда Карнеги в Вашингтоне. – Некоторые детали дела, в частности, тот факт, что спецслужбы Беларуси не могли поймать этих ребят многие годы, а потом вдруг задержали сразу же после взрывов в метро, наводят на серьезные размышления. Если честно, то мне трудно в это поверить».

Теорию о демонстрации властями монополии на безопасность, а также закручивании гаек режимом в рядах высокопоставленных белорусских чиновников, набравших в последние годы собственный политический вес, развил в своем недавнем комментарии и бывший полковник спецслужб в отставке Владимир Бородач. В прошлом командир бригады спецназа сравнил в эфире телеканала «Белсат» апрельский теракт с взрывом 2008 года, произошедшим во время празднования Дня независимости в Минске.

Тот инцидент стал поводом для отставки государственного секретаря Совета безопасности Виктора Шеймана, которого многие тогда считали правой рукой Лукашенко.

«Дело поставило точку в обновлении кадрового состава спецслужб, который Александр Лукашенко совершил ради личной безопасности во избежание номенклатурного переворота. Накануне взрыва Виктор Шейман получил задание проводить высокопоставленного гостя, после чего Александр Лукашенко заявил, что глава Совета безопасности не контролировал ситуации, так как его не было на месте празднования. Виктор Лукашенко, который правит белорусскими спецслужбами сегодня, предусмотрительно не окружает себя сильными конкурентами», – приводит слова Бородача портал newsby.org со ссылкой на «Белсат».

Что написано пером...

Между тем белорусскую правозащитницу Людмилу Грязнову, присутствовавшую на судебных заседаниях по делу о терактах в метро, больше всего возмутило то, что главным доказательством вины подозреваемых до сих пор считаются признательные показания Коновалова и Ковалева на предварительном следствии.

«Дело в том, что эти признательные показания Коновалов дал, как он сам заявил на суде, после физического воздействия со стороны сотрудников милиции. Нужно также заметить очень странное поведение Коновалова во время слушаний. Он бледный, абсолютно неэмоциональный человек, который не может связать и двух слов. Что касается Ковалева, то на суде он также заявил, что дал показания против Коновалова только потому, что его запугали "вышкой". Однако, осознав свою ошибку позже, он отказался от своих слов. Я не понимаю, почему суд отказывается принимать эти заявления во внимание», – посетовала в интервью «Голосу Америки» правозащитница.

Другие материалы о событиях в Беларуси читайте в рубрике «Беларусь»

XS
SM
MD
LG