Линки доступности

Агентное моделирование истории и не только

Что может быть общего между битвой при Манцикерте в 1071 году и агентным моделированием? Совпадение этих интересов отнюдь не из романа Пелевина. Сотрудники Бирмингемского университета, работающие на факультете вычислительной техники, в силу своей профессии хорошо разбираются в распределенных вычислениях и математическом моделировании, в т.ч. агентном.

Они и занялись битвой войска византийского императора Романа IV Диогена с войсками Алп Арслана, турецкого Сельджукида, известного в истории как Мохамед бен Дауд. Но вначале об агентном моделировании.

Поведение сложных систем, состоящих из множества однотипных элементов, описывается в таком моделировании, исходя из свойств элемента и их взаимодействия между собой и со средой. Результат, ожидаемый от таких моделей, – поведение системы в целом. Агентное моделирование (agent-based modeling, ABM) активно применяется в современной социологии. С его помощью предсказывают поведение человеческих сообществ.

В 1996 году вышла книга «Выращивание искусственных обществ: социальная наука от начала до конца (комплексные адаптивные системы)» (Growing Artificial Societies: Social Science from the Bottom Up (Complex Adaptive Systems) авторов Джошуа Эпстайна и Роберта Акстелла (Joshua Epstein и Robert Axtell). В ней применяется агентное моделирование для создания человеческих обществ. Делается это, к счастью, в компьютерных процессорах, а не в реальности.

Чем-то похожим занялись профессор Бирмингемского университета Винс Гаффни (Vince Gaffney) и его сотрудники в проекте «Средневековые войны на распределенной компьютерной сети» (MWGrid: Medieval Warfare on the Grid), но их, в отличие от Эпстайна и Акстелла, больше интересовала история. Они взялись смоделировать сражение при Манцикерте и проверить, насколько его исторические описания соответствуют действительности.

Сразу скажу, что их работа пока интересна только как попытка изготовить необходимый инструмент для исторического анализа. И вот почему: данные о числе войска и инфраструктуре, существовавшей тогда в Византийской империи, тоже берутся из исторических источников и образуют, таким образом, замкнутый круг. Поэтому заключения всегда будут нести неокончательный характер. Если только они не противоречат физическим константам. Понятно, например, что войско должно идти с определенной скоростью, чтобы выйти на поле боя к сроку. Кстати, битва состоялась 19 августа. Войску необходим провиант, разбитый на ночь лагерь для отдыха (и многое другое, что можно здесь опустить).

Эти ограничения и задают параметры модели. Если поведение модели выходит за их рамки, можно говорить о неточностях в исторических документах. Из исследования пока следует только то, что число солдат в византийском войске, по всей видимости, завышено в источниках.

Агенты, действующие в модели, были восьми разных типов. Среди них выделяется византийский император со свитой. Модель пыталась повторить путь принятия решений императором во время военного похода. Это касалось прежде всего решения останавливаться на привал или идти дальше.

В этой работе интересно вот что: применение компьютерного моделирования к вопросам, совершенно от него далеким. Это нарастающая тенденция в моделировании и использовании искусственного интеллекта. Трудно сказать, сколько компьютерных «фоменко» возникнет на этом пути, но это один из немногих случаев, когда исторические споры имеют шанс перейти в доказательную плоскость. Понятно и то, что эта технология, если только она заработает как следует, найдет себе много применений не только в истории, но и в настоящем.

Страничка проекта здесь: http://www.cs.bham.ac.uk/research/projects/mwgrid/ Видео проекта лежит здесь: http://www.alpg.bham.ac.uk/media/phil.shtml.

Последнее, что стоит упомянуть – вычисления проводились в распределенной сети под Линуксом с 384-мя двухпроцессорными двухъядерными 64-битными компьютерами с процессорами AMD в 2,6 ГГц.

Другие статьи читайте в нашей рубрике Дмитрий Крылов: «Технологии с Крыловым»

XS
SM
MD
LG