Линки доступности

В минувшее воскресенье под Севастополем были слышны пушечные и ружейные выстрелы: русские солдаты, английские стрелки и французские зуавы в очередной раз сошлись в неравном бою. Русским полкам пришлось отступить, сообщает корреспондент Русской службы «Голоса Америки», побывавший на поле брани реконструкции одного из эпизодов Крымской войны. Такова хронология сражения у реки Альма в сентябре 1854 года, когда Россия противостояла Британии, Франции и Турции.

Как говорят военные исследователи, предыдущие баталии велись с подчеркнутым уважением к человеческому достоинству. Поэтому недаром Крымская война получила название «война джентльменов». Участники современного «потешного» боя, как их предки когда-то, не добивали отступавшие русские войска, санитары в пороховом дыму и под обстрелом орудий, стрелявших новогодними петардами, оказывали помощь, как своим, так и чужим раненым.

«Думаю, что по прошествии более 150 лет, история не вспомнит другого такого военного конфликта, где противоборствующие стороны готовы были стрелять друг в друга и при этом соблюдать этические нормы поведения: пленных не расстреливать, не мародерстовать, воевать по чести», – говорит Русской службе «Голоса Америки» организатор военно-исторической реконструкции Альминского сражения Крымской войны 1853-1856 Игорь Шереметьев.

Он утверждает, что техническая отсталость оружия русской армии и неверная стратегия на поле боя не позволила русским победить противника.

«Русский солдат проявлял чудеса смекалки и геройства, но его устаревшее гладкоствольное ружье с прицельной дальностью стрельбы до 250 метров, неспособно было противостоять нарезным ружьям английских и французских солдат, прицельно стрелявших до 1200 метров», – отмечает Игорь Шереметьев.

По его словам, в нынешней реконструкции боя приняли участие около ста человек из России, Украины, Великобритании и Молдовы, а 156 лет назад на этом поле сошлись между собой больше восьмидесяти тысяч солдат.

В полевых лагерях накануне «сражения» ничто не выдает особого волнения личного состава и офицеров. Возле русских палаток мирно пасется стадо гусей, а егеря завтракают липовыми ложками из деревянных мисок. В это же время во французский лагерь прибыл обоз с женами офицеров. В обществе дам французские офицеры – прежде всего галантные кавалеры, а уж потом – служивые, говорит Русской службе «Голоса Америки» «французский зуав» Владислав Десяк. Он, ювелир из Севастополя, о нынешней войне знает все до мелочей, поскольку «воюет» против русских уже третий год.

«Может показаться, что мы решили собраться здесь, чтобы показать шоу, «битву» для зрителей. Это не так. Мы ежегодно приезжаем сюда и участвуем в войне для того, чтобы хоть на пару дней вернуться в эпоху благородства, эпоху честных отношений между людьми. Когда твой враг на поле – априори настоящий друг, но просто так получилось, что он по ту сторону от тебя, и ты вынужден в него стрелять», – подчеркивает Владислав Десяк.

Он не видит противоречий в том, что носит форму противника тех, кто когда-то держал оборону Севастополя. «Очень многим нравится реконструировать солдат русской армии. Таких участников всегда много. Но им же противник нужен. Поэтому мы решили создать клуб, в который принимаем тех, кто реконструирует французскую армию. У нас есть и французские артиллеристы, и французская пехота», – говорит Владислав Десяк.

Тридцатилетний бухгалтер из Лондона Крис Хорман говорит, что никогда бы не поменял мундир 57-го полка армии Британской империи на какой-либо другой.

«Хоть наше обмундирование кажется, мне не таким удобным, как у современных солдат британской армии, и не таким просторным, как у русских из императорской армии, но я не собираюсь от него отказываться!» – эмоционально отмечает Крис.

Он улыбается, когда говорит, что ему очень жарко быть застегнутым на все пуговицы при тридцатиградусной жаре. Крис готов терпеть все невзгоды баталии, потому, что их терпели солдаты Ее Величества 156 лет тому назад.

«Сегодня у меня есть великолепный шанс побыть немного солдатом из прошлого, –отмечает Крис Хорман.– Здесь, сегодня, на этом поле, мы – участники одного боя, мы друзья».

Пока Крис общался с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки», он еще не знал, что по сценарию реконструкции боя, после сражения ему предстоит попасть в плен к русским. Его пленит Александр Пантелеев – солдат из третьей роты Бородинского егерский полка, и по «совместительству» –геолог из Москвы.

Москвич Пантелеев также еще не догадывался, какая миссия ему выпадет на поле боя, но Русской службе «Голоса Америки» он говорит, что никогда не сомневался в героическом прошлом русского оружия.

«Русские не выиграли в 1854, но это не обидно. Русский солдат показал свои лучшие стороны, отвагу и умение держаться даже тогда, когда держаться было практически невозможно. Лично мне интересно быть солдатом русской армии, а не турецкой, французской или британской», – утверждает Александр Пантелеев. Он отмечает, что «воевать» в Крымскую кампанию ему больше нравится, чем в Отечественную войну 1812 года.
«Я «сражался» и в Отечественную против войск Наполеона. Теперь хочу полностью пошить новый костюм еще одного из участников Крымской войны»,– говорит Александр Пантелеев.

В импровизированном плену он будет хорошо обходиться с британцем Крисом Хорманом. Правда, по сценарию битвы, Крис сможет бежать к своим, где расскажет о добром нраве русских солдат.

О других событиях читайте здесь

XS
SM
MD
LG