Линки доступности

Путин и Азаров обсудили вопрос создания газового консорциума

  • Василий Львов

В четверг премьер-министры Путин и Азаров обсудили важнейшие вопросы российско-украинского сотрудничества. Это первый визит Азарова в Россию в этом ранге.

Главный вопрос на повестке дня – газовый. Николай Азаров предложил своему коллеге создание газового консорциума России, ЕС и Украины в обмен на более низкую цену за газ.

Напомним, что, по договоренностям от 19 января 2009 года, Украина платила за газ на 20% меньше, чем платят в Европе. То же касалось ставки на транзит газа через украинскую территорию. С 2010 года Украина должна перейти на рыночные цены.

Перед тем как увидеться с Путиным, Азаров встречался с главой «Газпрома» Алексеем Миллером. По словам пресс-секретаря украинского премьера, встреча была «конструктивной». Ранее газета «Коммерсант» приводила мнение анонимного источника в «Газпроме», который отнесся к идее создания консорциума скептически, особенно сейчас, когда детали предложения еще не ясны.

Путин, в свою очередь, сказал, что рассмотрит оба вопроса – связанный с консорциумом и с понижением цен на газ. Российский премьер также сказал, что с Украины не будут взиматься штрафы за недобор покупаемого ею газа, хотя, по контракту, Москва имеет на это право.

О том, каким будет развитие событий в зависимости от позиции, которую займет Россия, Русская служба «Голоса Америки» беседовала с директором Института проблем глобализации Михаилом Делягиным и с ведущим научным сотрудником Института проблем международной безопасности РАН Алексеем Фененко.

Василий Львов: Насколько предложение Николая Азарова может быть привлекательным для российского руководства?

Михаил Делягин: Предложение с этим консорциумом делалось и раньше. Там, правда, был не ЕС, а Германия, потому что Евросоюз может просто заблокировать работу этого консорциума – не потому, что он чего-то будет не хотеть делать, а просто потому, что он не сможет принимать решения своевременно. Кроме того, в Евросоюзе есть Польша, страны Прибалтики, которые искренне считают злом любое сотрудничество с Россией, особенно Украины. Если эти проблему удастся решить, почему бы и нет? Можно вернуться к прежней схеме – трехсторонний консорциум с участием Германии.

В. Л.: Азаров говорит о консорциуме в обмен на понижение цен на газ. Россия могла бы пойти на это?

М. Д.: Нужно просто посмотреть, что может Россия получить в обмен. Если речь идет о том, что мы можем получить участие в управлении с европейцами, которые будут заведомо против нас в управлении ГТС, то это вряд ли можно признать интересным.

В. Л.: Одним из возможных украинских предложений мог бы стать пересмотр итогов передела собственности на Украине после «оранжевой революции».

М. Д.: Речь идет о конкретных объектах, потому что большая часть той собственности, которая была безумно привлекательной, скажем, в 2005 году до кризиса, сейчас не имеет почти что никакой рыночной стоимости.

В. Л.: Правительство Азарова запретило тратить бюджетные средства для оплаты российского газа. Откуда тогда брать деньги?

М. Д.: Может быть, он (Азаров – В. Л.) предполагает, что будут платить потребители, потому что население Украины в целом удовлетворяется собственным украинским газом, а эти деньги идут на нужды в основном промышленности. Если такой ход будет сделан, не очень понятно, за счет чего будет существовать украинская промышленность.

А вот точка зрения Алексея Фененко.

Алексей Фененко: Для России есть несколько плюсов.
Российский бизнес получает доступ к модернизации газотранспортной системы Украины. Снижается вероятность газовых конфликтов между Россией и Евросоюзом, потому что если будет создан такой консорциум, то уже не одна Украина будет принимать решения. Теперь Украине нужно будет согласовывать свою ценовую политику с Россией.
Минуса для России два. Если такой консорциум будет создан, то все противоречия России с Украиной станут автоматически противоречиями России с Евросоюзом.
Второй минус – это то, что будет происходить контрнационализация конфликта вокруг газотранспортной системы Украины. Большинство стран ЕС – страны НАТО, значит, Североатлантический альянс будет тоже постепенно втягиваться в конфликт вокруг газотранспортной системы Украины.
Сам факт того, что украинские проблемы становятся проблемами международными, невыгоден ни для России, ни для стран Запада.

В. Л.: Следует ли Украине сегодня ожидать финансовой помощи от Запада?

А. Ф.: Украина разочаровалась за минувший год в Западе. Если еще в ноябре 2008 года была подписана декларация с США о том, что США будут участвовать в модернизации газотранспортной системы Украины, а затем было подписано соглашение с Евросоюзом о намерениях Евросоюза участвовать в модернизации газотранспортной системы Украины, то минувший год показал, что ни США, ни Евросоюз ничего реально вкладывать в газотранспортную систему Украины не собираются. Судя по тем сведениям, которые поступают из Киева, модернизация очень нужна.

В. Л.: Если бы консорциум был создан, как ЕС участвовал бы в нем?

А. Ф.: На уровне компаний.

В. Л.: Но ведь в ЕС запрещено одновременно владеть газопроводом и торговать газом.

А. Ф.: Да, но вместе с тем был подписан очень спорный договор в прошлом году в марте месяце между Украиной и ЕС о том, что страны Евросоюза будут участвовать в модернизации газотранспортной системы Украины. Это не значит, что они будут покупать куски трубы Украины, хотя, может быть, в финале они бы этого хотели. Речь идет о другом – о том, чтобы, например, дать Украине кредиты на модернизацию газотранспортной системы, чтобы допустить наблюдателей ЕС к газотранспортной системе. Естественно, что тот, кто дает кредит, держит ситуацию под контролем.

В. Л.: Получается, что Януковичу приходится балансировать между Россией и Западом.

А. Ф.: Я вижу за этим тонкую игру Януковича. В августе прошлого года банкиры стран ЕС говорили, что они в перспективе могут выделить Украине приблизительно 1,7 миллиардов долларов на реорганизацию ее ГТС. Понятно, что говорили они это или под Ющенко, или под Тимошенко, но никак не под Януковича. К Януковичу отношение изначально было скептическим. Поэтому если бы подписать такое соглашение удалось, я думаю, Янукович попытался бы переломить к себе отношение в странах ЕС как к однозначно пророссийскому политику. Наоборот, допуская и Россию, и ЕС, Янукович показывает, что в идеале он хотел бы сыграть своего рода роль президента Кучмы 90-х годов, балансирующего между Россией и ЕС. Поскольку его начинают упрекать в сдаче позиций, ему хочется показать не на словах, а на делах, что он действительно готов придерживаться многовекторной политики.

В. Л.: Азарова сказал, что госсредства не будут тратиться на покупку Украиной газа. Тогда какие?

А. Ф.: Это надежда на внешний кредит. До сентября Украина вела переговоры и с Россией, и с Европейским союзом о том, чтобы получить такой кредит. Россия, говоря словами Сечина в августе прошлого года, ответила отказом, Европейский Союз поколебался, но тоже никаких реальных шагов не предпринял.

В. Л.: Если Украина кредит все-таки получит, это поможет ей?

А. Ф.: Стратегически это ведет только к накоплению проблем, а никак не к их решению. Те же немецкие компании, заинтересованные в этом, купят газ на два года. А что дальше? Брать новый кредит? Это будет опять приводить к накоплению украинского долга и к новым газовым конфликтам. Как сиюминутное соглашение кредит бы подошел.

Читайте также:

Киеву необходим новый договор с МВФ

Финансовая система Украины у опасной черты

XS
SM
MD
LG