Линки доступности

Зеленые попугаи Бруклина

  • Самара Фримарк

Как попугаи попали в Бруклин? Едва ли кто-то может дать точный ответ на этот вопрос. Вероятнее всего в шестидесятых годах – морским путем из Аргентины, чтобы пополнить ассортимент зоомагазинов. Но вот незадача: по дороге кто-то открыл клетку, и попугаи благополучно улетели. И теперь их количество в Бруклине исчисляется тысячами. «У них началась новая жизнь – они стали североамериканскими птицами», – говорит Стив Болдуин – высокий светловолосый ньюйоркец, являющийся страстным любителем попугаев.

«Видимо, такая уж у меня натура, – продолжает Стив Болдуин. – Наверное, дело в том, что почти всю мою жизнь я считал себя аутсайдером. И оттого сама мысль о том, что рядом со мной – вот эти создания, которые тоже происходят не отсюда – и все-таки как-то оказались здесь и прижились, очень вдохновила меня».

Стив создал вебсайт, посвященный попугаям. Раз в месяц энтузиаст проводит экскурсию, знакомя желающих с жизнью этих удивительных птиц. Стив даже сочинил о них песню.

«Малыш, у меня неприятное известие для тебя, – поется в ней. – Совсем рядом – птицы-завоеватели. Маленькие зеленые попугаи из Аргентины, вить гнезда нужно как можно выше – там, где электропровода».

Мы познакомились со Стивом перед одной из его экскурсий по заповеднику попугаев в Бруклинском колледже. «Вот уже пять лет я слежу за этими маленькими зелеными птичками, – рассказал он. – Больше всего меня привлекает в них то, что они очень умны. Ведь на самом деле попугаи-монахи занимают второе место по искусству говорить. А на первом месте – африканские серые попугаи».

Научились ли зеленые попугаи издавать какие-нибудь сугубо бруклинские звуки? По словам Стива Болдуина, порой зеленая птичка способна передразнить даже автомобильный клаксон.

Примечательное зрелище представляют собой попугаи-монахи на университетском футбольном поле. «Иногда, придя сюда, можно увидеть, как попугаи едят траву, – рассказывает Стив. – Это очень занятно. Но сегодня я их что-то не вижу. А впрочем, вот и они! Вы только посмотрите, как их много».

В питомнике Бруклинского колледжа – около пятидесяти попугаев, и это – лишь один из многочисленных нью-йоркских питомников. Всего в городе около четырехсот пятидесяти попугаев – эти данные почерпнуты у компании «Кон Эдисон», снабжающей Нью-Йорк электроэнергией.

Сотрудники фирмы следят за изменением количества гнезд. И не без оснований: попугаи – немалая забота для энергетиков. Крис Олерт знает об этом не понаслышке, поскольку в компании именно он отвечает за все, что связано с попугаями.

«Дело в том, что эти птички вьют свои гнезда вокруг наших трансформаторов – ведь там же тепло, – рассказывает Крис Олерт. – И это вовсе не маленькие гнездышки, как можно было бы вообразить. Некоторые из них достигают полуметра в высоту и полутора – в ширину. Они огромные! И порой они загораются. А это чревато отключением электричества».

Что же делать с жилищами попугаев? Сотрудники компании вот уже несколько лет ищут ответа на этот вопрос. Пытались разрушать гнезда – но птицы всякий раз возвращались на прежнее место и отстраивали гнезда заново. В прошлом году пришлось изготовить специальные пугала с вращающимися головами, чтобы отвадить настойчивых пернатых.

«Некоторые из наших сотрудников, работающих в Квинсе, купили эти пугала и нацепили их на себя, – рассказывает Крис Олерт, – но попугаи просто-напросто смеялись им в лицо».

Итак, все меры оказались тщетными. И по данным «Кон Эдисон», каждый год количество попугаев в Нью-Йорке вырастает на десять процентов.

Пройдет десятка два лет – и попугай станет такой же неотъемлемой – и вызывающей такое же раздражение – частью местного пейзажа, как и нью-йоркский голубь.

XS
SM
MD
LG