Линки доступности

«Кадыровские хунвейбины»: нападения на правозащитников продолжаются


Игорь Каляпин

Игорь Каляпин

На члена Совета по правам человека при президенте России Игоря Каляпина напали в Чечне

МОСКВА – Очередной инцидент с нападением на правозащитников в Чечне, когда в среду вечером в Грозном был атакован член Совета по правам человека при президенте России (СПЧ) Игорь Каляпин, получил широкий резонанс – настолько широкий, что власти Чечни, возможно, такого резонанса и не ожидали.

После жесткого заявления членов СПЧ, назвавшего это нападение «экстремистским», с жестким комментарием выступил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков: «Безусловно, нападение на члена президентского совета по правам человека, наверняка, является продолжением хулиганской и достаточно опасной атаки, которая произошла до этого на границе с Ингушетией. Это очень опасная тенденция, которая, безусловно, вызывает обеспокоенность. Это также является неприемлемым, даже если абстрагироваться от того, что речь идет о члене президентского совета».

Любопытно, что представитель Кремля прямо связал действия «неизвестных», которые ранее напали на журналистов и правозащитников на границе Чечни и Ингушетии, и людей, напавших на Игоря Каляпина: во втором случае нападение было фактически предопределено действиями администрации грозненского отеля и сотрудниками полиции, совместно выдворившими правозащитника из отеля прямо в руки нападавшим.

Инцидент с забрасыванием Игоря Каляпина яйцами и зеленкой вышел громким, и на него были вынуждены ответить представители чеченских властей. Поздним вечером 17 марта уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев распространил заявление: «Нападение на руководителя Комитета по предотвращению пыток Игоря Каляпина – случай крайне нелицеприятный. Он не красит Чеченскую Республику, чеченский народ. Я хочу обратиться к нашей молодежи с настоятельным призывом – так впредь не поступать. Кем бы он ни был, гость для нас – лицо неприкосновенное».

Впрочем, это заявление не стало признаком изменения политики чеченского руководства в отношении правозащитников и журналистов: днем буквально днем ранее Нурди Нухажиев фактически обвинил Игоря Каляпина в нападении на своих же коллег и потребовал возбудить уголовное дело против известной журналистки «Новой газеты» Елены Милашиной по обвинению в клевете на одного из ближайших соратников лидера Чечни Рамзана Кадырова.

Ранее в своей статье Елена Милашина указала на причастность спикера парламента Чечни Магомеда Даудова к нападениям на правозащитников: «22 февраля сотрудники чеченской полиции... по приказу спикера парламента Чечни Магомеда Даудова пытались вывезти одного из правозащитников «Комитета по предотвращению пыток».

Игорь Каляпин: нападение на меня – результат заявлений Кадырова

Руководитель «Комитета по предотвращению пыток» Игорь Каляпин в интервью «Голосу Америки» сказал, что не сомневается в причастности Рамзана Кадырова к действиям молодых людей, напавших на него около гостиницы «Грозный-Сити»: «Понятно, что Рамзана Кадырова среди тех, кто меня там зеленкой поливал, не было, но у меня есть замечательная коллекция его выступлений за последнее время. Он практически каждую неделю выступал по местному телевидению, и в весьма эмоциональной форме обвинял меня в том, что я финансирую террористическую деятельность в Чечне, я являюсь изменником родины, я зарабатываю деньги на крови чеченского народа».

Игорь Каляпин считает, что вся череда нападений на его коллег из Сводной мобильной группы правозащитников, работающей на российском Кавказе является результатом развязанной Кадыровым кампании по преследованию своих критиков: «Тут, безусловно, и нападение с поджогом нашего офиса в декабре 2014 года, и погром при явном взаимодействии с полицией в июне 2015 года, и нападение на журналистов с нашими сотрудниками неделю назад, и то, что произошло в среду. Это все – звенья одной цепи. То, что подстрекателем этих преступлений является лично Рамзан Ахматович Кадыров, а кто-то из его ближайших подручных это все организовывает, используя этих вот хунвейбинов – это для меня совершенно очевидно».

Правозащитник утверждает, что расследование атак на гражданских активистов со стороны «неустановленных лиц» спускается на тормозах: «Там много ниточек, скажем так, которые можно разматывать при наличии желания. Очевидно, что его нет. По всем эпизодам были возбуждены уголовные дела, но ни одно из них эффективно не расследуется. Пишутся правильные бумаги, оценивается ущерб, там перерывают в очередной раз нашу бухгалтерию, считают каждый карандаш, который там был уничтожен. А для установления обвиняемых, для установления лиц, которые совершили это преступление, ни по одному из этих эпизодов ничего не делается».

Игорь Каляпин рассказал и о том, что официальные лица в Чечне имеют возможность отслеживать перемещения правозащитников, и, очевидно, пользуются ею: «Понятно, что это делается силами полиции, но мне один из руководителей Чеченской республики, один из ближайших соратников Рамзана Кадырова год назад во время личной встречи сам говорил, что такие возможности у него лично есть, несмотря на то, что он не полицейский. Они, конечно, отслеживают, конечно, слушают, конечно, имеют возможность все эти нападения планировать, и, наверное, не только на трассе и, наверное, не только в Чеченской республике».

Елена Милашина: Кадыров не ожидал встретить в Каляпине стойкого оппонента

Журналист «Новой газеты», автор многих громких материалов о Чечне Елена Милашина говорит в интервью «Голосу Америки», что к нападкам со стороны представителей Чечни она привыкла: «Я пишу тексты, они либо отвечают на своих местных ресурсах, либо грозятся подать в суд, в полицию за клевету, в защиту чести и достоинства. Заканчиваются эти заявления, в общем, ничем. Потому что за все эти годы их, наверное, больше десятка уже было, этих попыток, но юридически сформулировать свои требования так, чтобы это привело к возбуждению уголовного дела, руководство Чечни или те люди, которые пытаются это сделать, не в состоянии».

Елена Милашина уверена, что Рамзан Кадыров не ожидал того, что Игорь Каляпин не подчинится его давлению, и поэтому развязал против руководителя «Комитета по предотвращению пыток» личную вендетту: «Кадыров после того случая в 2014 году, когда первый раз сожгли офис правозащитников, сказал, что эти люди работать в Чечне не будут. А раз Рамзан Кадыров это сказал, значит, так оно и должно быть. Но проблема в том, что он столкнулся с Каляпиным. а язык ультиматумов Каляпин не понимает, и это человек, который пришел реально работать в Чечню, прекрасно понимая, какие последствия могут быть, что это смертельная опасность, и он готов был рисковать, в том числе своей собственной жизнью».

«Вся эта история – о том, как выдавить из Чечни «личного врага» Кадырова, который не выдавливается, который все равно стоит на своем, который остается и продолжает работу, хотя работу, конечно, там уже невозможно продолжать, потому что всеми этими мерами Кадыров, конечно, напугал население Чечни. Сейчас никто не пойдет и не будет просить помощи у Каляпина, как у официального заявителя, понимая, что это только ухудшит ситуацию, поскольку Каляпин стал неприкасаемым, опасным человеком в глазах чеченцев».

Журналист рассказывает, что и в ее адрес с чеченской стороны звучали намеки на возможную расправу: «Была публикация, где меня сравнили с Политковской и с Немцовым, назвали очередной сакральной жертвой и сказали, что меня, видимо, постигнет такая судьба. У автора, очевидно, были какие-то основания для того, чтобы такие вещи делать».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG