Линки доступности

Животных-жертв жестокого обращения лечат медики и психологи

Снарф был исхудавшим, с шумами в сердце, возможно, язвой желудка, когда его вывезли из питомника по разведению собак в Кентукки. У него были глисты, блохи, инфекции ушей и глаз, ссадины на коже и клочками выпадала шерсть.

Десятилетний японский хин не был приучен к жизни в доме и не умел играть с людьми. Меньше всего он был похож на то, что принято называть домашним питомцем.

После нескольких месяцев в реабилитационном центре Снарф изменился.

Американское общество по предотвращению жестокого обращения с животными (ASPCA) устроило Снарфа в реабилитационный центр вместе с еще 117 псами, спасенными в октябре от заводчика собак в Кентукки.

Среди всех американских организаций по защите животных только у ASPCA есть специальные команды психологов, помогающие восстановиться четвероногим жертвам жестокого обращения. В прошлом году группа помогла больше 1200 котам и собакам в реабилитационных центрах.

Большинство животных, оказывающихся в реабилитационных центрах, – жертвы жестоких хозяев, державших их взаперти для использования в собачьих боях или для разведения. Есть и выжившие в природных катастрофах.

До того, как попасть в реабилитационный центр шесть месяцев назад, Снарф всю жизнь провел за решеткой и использовался как производитель. После спасения, его болезни вылечили, научили общаться с людьми и с другими животными, гулять на поводке и приучили к туалету.

В нелегальных собаководческих питомниках собак держат взаперти в маленьких клетках, из-за полного отсутствия общения с людьми они боятся любого движения, шума и даже новых ощущений, рассказывает Памела Рейд, специалист по поведению животных и вице-президент комитета против насилия в ASPCA.

Другой «выпускник» реабилитационного центра – пятимесячная такса Тимми. Из-за врожденной деформации передних лап щенок передвигался, опираясь на суставы. После операции Тимми смог встать на все четыре лапы. Тимми укрепил силу и эластичность мышц, и теперь у него появились новые хозяева и постоянный специалист-ортопед.

Но может ли реабилитационный центр спасти каждое животное? «Все зависит от того, что вы понимаете под спасением. Мы конечно спасаем их от жестокости и нечеловеческих ситуаций, – отвечает Рейд. – Но бывают состояния, когда даже медицинская помощь невозможна, и страдания их слишком невыносимы, таких мы усыпляем».

В феврале 692 кошки были спасены на ранчо во Флориде. Во временном убежище в Джексонвилле 13 из них усыпили – медицинская помощь для них уже запоздала. Остальных вылечили и подкормили, их постоянно навещают добровольцы.

Собачьи бои и природные катастрофы оставляют самые тяжелые травмы. Бойцовские собаки могут быть дружелюбными с людьми, но агрессивны с другими животными. Каждая катастрофа приносит свои страхи.

Команда Рейд наблюдает за тем, как каждая из собак реагирует на радостное и угрюмое приветствие. Они наблюдают, как сотрудники отрезают собакам когти, вычесывают шерсть, дают игрушки, еду и выгуливают их. Собак учат общаться между собой.

Специалисты по поведению наблюдают за тем, как собаки реагируют на прямой взгляд в глаза, расшифровывают движения хвоста и ушей. Только после того, как собака научится обращаться без агрессии с игрушками, ее рекомендуют для приема в семью с детьми.

Коррекция поведения для собак, которых всю жизнь держали в клетках, часто начинается с шоковой терапии. Специалист может положить рядом еду и раскрытый зонт – некоторые питомцы бросают еду и прячутся от зонта, некоторые бросаются на зонт с лаем.

«Сложнее всего вылечить тех, кто забивается в угол и молчит. Таких мы знакомим с дружелюбными собаками, и это помогает – собаки легко перенимают эмоциональное состояние друг друга», – объясняет Рейд.

Ежегодно через реабилитационные центры проходят 6 тысяч животных. Каждый из них учится в школе коррекции поведения перед тем, как их забирают в семьи.

«Легче всего щенкам – они никогда раньше не знали радости общения, и теперь они просто купаются в любви, и сами легко привыкают к новым хозяевами новому дому», – рассказывает директор центра Андреа Блэр.

Кошкам тяжелее привыкать к новому, говорит Рейд. Они не показывают, а прячут агрессию, и на их лечение всегда уходит больше времени.

А что же с нашим Снарфом? В марте 65 собак, спасенных вместе с ним, «усыновили».

Скотт Франки и его жена Энди Кайл из города Олбани в штате Индиана увидели фотографию Снарфа на сайте убежища для животных. «Это была любовь с первого взгляда. И мы просто должны были его взять», – говорит Франки.

В своем новом доме Снарф живет уже месяц. Он любит свернуться на полу у ног своих «родителей». Если кто-то произносит его имя, Снарф поднимает голову и машет хвостом – это имя ему дали в реабилитационном центре. До этого от звука человеческого голоса Снарф начинал скулить и пытался спрятаться. «Мы надеемся сделать остаток его жизни самым счастливым», – говорит Франки.

По материалам Ассошиэйтед Пресс.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG