Линки доступности

РФ: тяжелые времена для правозащитников


РФ: тяжелые времена для правозащитников

РФ: тяжелые времена для правозащитников

Как явствует из доклада, недавно опубликованного московским отделением международной правозащитной организации Human Rights Watch, создать неправительственную организацию в сегодняшней России – дело нелегкое. Бумажная волокита, несовершенное законодательство и даже угроза физической расправы – вот с чем приходится сталкиваться тем, кто на это решается. И все же главная трудность состоит в другом.

«Организации, занимающиеся острыми проблемами, вызывают противоречивое отношение в обществе, а также организации, связанные с политической оппозицией, рискуют вызвать недовольство властей», – подчеркивает сотрудник московского отделения Human Rights Watch Мэтью Шааф.

Один из примеров тому – судьба организации «Голос Самары», защищавшей права избирателей. По словам Шаафа, власти закрыли ее отделения по всей Самарской области. "В один прекрасный день члены организации обнаружили, что здание, где находился их офис, заперто», – рассказывает он. По утверждениям властей, правозащитники нарушили нормы безопасности. Кроме того, их обвинили в использовании не разрешенных законом компьютерных программ. Директор организации был подвергнут принудительному психиатрическому обследованию.

Предпринимая все эти действия, власти руководствовались принятым в 2006 году законом, требующим от НКО заполнения бесчисленных форм и сильно затрудняющих работу. Впрочем, по словам Шаафа, в распоряжении властей есть и другие законы, в частности, закон о противодействии экстремизму, уже сыгравший значительную роль в давлении на защитников окружающей среды.

В этом законе, принятом российским парламентом в 2006 году, понятие экстремизма было истолковано расширительно: согласно утвержденной формулировке, под него подпадают такие действия, как клевета на государственных служащих, препятствие действиям властей, а также хулиганство и вандализм, обусловленные идеологическими, религиозными или этническими причинами.

По утверждениям российских властей, принимая этот закон, они стремились положить конец преступлениям на почве этнической, расовой и религиозной ненависти. Однако представители оппозиции полагают, что закон о противодействии экстремизму – это один из многих инструментов, используемых кремлевским руководством, чтобы вытеснить из страны неправительственные организации.

Александр Верховский – директор Информационно-аналитического центра «СОВА», занимающегося мониторингом ксенофобии и национализма в России, находит странным, что власти применяют закон об экстремизме, преследуя неправительственные организации. Ведь ему самому не раз угрожали скинхеды, которых не устраивала именно деятельность возглавляемой им организации. «Некоторые неонацистские группировки угрожали нам по телефону и по электронной почте, – рассказывает Александр Верховский. – Некоторые их представители даже приходили ко мне домой. Они прислали мне видеофильм, в котором утверждалось, что я – враг русского народа и что я поддерживаю террористов. Там было все – мои фотографии и мой домашний адрес».

По словам Верховского, несмотря на то, что почти все сведения о нем были размещены в Интернете, правоохранительные органы не сделали ничего, чтобы убрать их или, по крайней мере, идентифицировать подозреваемых. "Меня ни разу официально не вызывали в милицию, – рассказывает правозащитник. – Мне ни разу не звонили по телефону. Если смотреть на дело официально, то я ничего не знаю. Но я знаю наше отделение милиции. Подобного рода расследования им неинтересны, и они в такие дела не вмешиваются».

Разговоры о стремлении российских властей помочь неправительственным организациям вызывают у Александра Верховского откровенный скептицизм. Тем не менее, в Госдуме идет обсуждение законопроекта, предусматривающего упрощение некоторых правил и процедур, регулирующих деятельность НКО.

Речь идет, в частности, об уменьшении количества предоставляемых документов и упрощении процесса регистрации. Правда, по словам Мэтью Шаафа, предлагаемые поправки, затронут лишь одну треть всех НКО, действующих на территории России. Что же касается таких проблем, как насилие по отношению к НКО, то на их решение новый закон, скорее всего, не повлияет вовсе.

XS
SM
MD
LG