Линки доступности

Египет на грани гражданской войны


Египет на грани гражданской войны

Египет на грани гражданской войны

В среду в центре Каира произошли ожесточенные столкновения между сторонниками и противниками президента Египта Хосни Мубарака, в результате которых более 1,000 человек получили ранения и, по крайней мере, 3 человека погибли. Сторонники президента на лошадях и верблюдах атаковали демонстрантов на центральной площади Тахрир и прилегающих улицах, применяя палки, ножи и «коктейли Молотова». Телеканал «Аль-Джазира» сообщает, что среди сторонников Мубарака много сотрудников полиции, спецслужб и других силовых органов в гражданском платье. Арабский телеканал показал удостоверения служб безопасности, обнаруженные противниками Мубарака у атаковавших их людей, которых им удалось задержать. Представители египетского правительства утверждают, что это подделки.

Вашингтонский эксперт по борьбе с терроризмом Стивен Эмерсон в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» призвал не торопиться с выводами о том, кто стоит за «контр-революционерами». «СМИ называют их бандитами, подосланными Мубараком, – отметил он, – однако, я думаю, что в Египте есть люди, действительно считающие, что Мубарак – их легитимный лидер, и эти люди встали на его защиту. Я сомневаюсь, что все 10,000 человек или даже больше, пришедшие сегодня на площадь, были подосланы. Любая революция сопровождается контр-революцией. Вопрос в том, сколько их и скольких людей они представляют. Ответа на этот вопрос у нас нет. Но, похоже, сторонников Мубарака не так много, как его противников».

Между тем, египетская армия, попытавшаяся утром не допустить столкновения между сторонниками и противниками президента Мубарака, затем лишь наблюдала за происходящим, сохраняя нейтралитет и не вмешиваясь в происходящее в центре Каира. По мнению профессора международной политики Университета Сент-Джона в Нью-Йорке Аззедина Лайачи, последние события свидетельствуют о том, что египетская армия после обещания Мубарака не баллотироваться на следующий, шестой срок, приняла решение оставаться на стороне президента. «Я видел фотографии, запечатлевшие, как сторонники Мубарака подъезжали в центр Каира на армейских грузовиках, – сообщил он. – Я надеялся, что египетская армия вытеснит президента наподобие того, как это сделала армия в Тунисе, что позволило бы начать мирную передачу власти. Но сегодняшние события не предвещают мирного развития событий».

Профессор Лайачи теперь считает вероятной гражданскую войну в Египте. «Противники Мубарака не откажутся от требований о его немедленной отставке, и единственная возможность вернуть ситуацию в мирное русло – выполнить их требование», – заявил он. Между тем, министерство иностранных дел Египта в среду отвергло призыв США и других западных держав немедленно начать процесс передачи власти, назвав эти призывы «попыткой обострить ситуацию в стране».

В то же время, считает профессор Лайачи, последние события в Каире не смогут остановить пробуждение в арабском мире, начавшееся с январской революции в Тунисе. «Мы видим мощные демонстрации в Иордании, в Йемене, в Судане; большая демонстрация намечена на 12 февраля в Алжире, – сказал он. – Этот процесс набирает силу».

Пробуждение арабской улицы

Профессор Лайачи сравнивает нынешнее «арабское пробуждение» с процессами в Восточной Европе после краха Советского Союза. «Это восстание людей против режимов, которые годами попирали их основные права и свободы, и чья модель экономического развития оказалась несостоятельной, – объяснил он. – Эти движения возглавляет молодежь, столкнувшаяся с неспособностью власти предоставить возможность развития их потенциала. Они просто говорят «достаточно». Толчком для этих движений может послужить любое, казалось бы, незначительное событие: самосожжение молодого человека (как это было в Тунисе – М. Г.) или какое-либо неудачное решение правительства. В Египте, мне кажется, последней каплей стали выборы, в результате которых оппозиция практически не получила мест в парламенте. Это была большая ошибка, за которую Мубарак сейчас расплачивается».

Дауд Куттаб, директор социальной медиасети в Иордании и Палестинской автономии и бывший профессор журналистики в Принстонском университете, считает, что «дни тирании на Ближнем Востоке сочтены». «Люди потеряли страх и не намерены больше терпеть собственное бесправие», – сказал он корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» по телефону из Аммана.

Стивен Эмерсон, автор нескольких книг о теории и практике джихада, соглашается с тем, что протесты в Египте направлены против «диктаторского режима Мубарака, коррупции и неравенства». Однако он опасается пробуждения под исламскими знаменами и считает, что «Братья мусульмане» играют более важную роль в организации протестов, чем принято считать. «Хотя, – признал он, – у меня нет доказательств этого».

Профессор Лайачи считает эти опасения беспочвенными. Он говорит, что исламисты имели шанс на политический успех в 1980-х годах, но этот шанс они упустили. «Сегодня они могут надеяться лишь на то, что их представители будут включены в новые структуры власти, – сказал он. – Я думаю, что это произойдет: в тех странах, где будут формироваться новые правительства, исламисты войдут в эти структуры на правах партнеров, но не как доминирующая сила. Это касается и Египта. Мы уже видим нечто подобное в Алжире, в Марокко и, в определенной степени, в Иордании, где ориентированные на реформы, а не насилие исламистские движения интегрируются во властные структуры. Но радикальные исламисты потерпели поражение».

Палестинский журналист Дауд Куттаб утверждает, что «народная революция» в Египте – это преимущественно секулярное, ведомое молодежью движение. «Именно поэтому Мубарак первым делом перекрыл Интернет, как основное средство общения молодежи, – отметил он. – Именно молодежь, общающаяся через Интернет, составляет большую часть населения в арабском мире. Это предупреждение прочим арабским тиранам».

Роль «Братьев мусульман»

Большинство наблюдателей отмечают, что наиболее организованная политическая сила в Египте – «Братья мусульмане», в то время, как секулярная оппозиция плохо организована и не имеет очевидных, не говоря уже о харизматических, лидеров. Правда, Дауд Куттаб отмечает, что у секулярной оппозиции есть свои лидеры. «Просто если «Нью-Йорк Таймс» их не знает, они пишут, что это «движение без лидеров», – заметил палестинский журналист.

Куттаб считает, что западные СМИ преувеличивают роль «Братьев мусульман» в Египте. «В течение многих лет они были в оппозиции, но за это время никак себя не проявили, – отмечает он. – Им не удалось завоевать умы и сердца молодежи. Сегодня эта молодежь требует перемен, и я не думаю, что они ждут решений от «Братьев мусульман»».

Редактор издающегося в Вашингтоне журнала «Ближний Восток» Майкл Данн сказал в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки», что «Братья мусульмане» - одна из немногих оппозиционных сил в Египте, имеющая сеть организаций по всей стране, включая мечети, школы и больницы. «Братья» дублируют функции правительства и действуют параллельно с ним. Данн указывает на парадокс: режим Мубарака демонизирует «Братьев мусульман» и использует их в качестве пугала, обосновывая свое нежелание осуществить демократические реформы. Оборотной стороной такого подхода стало усиление «Братьев мусульман» в ущерб всем остальным оппозиционным силам. «Я думаю, что если все политические ограничения будут устранены, в Египте возникнет несколько более умеренных исламских движений, некоторые из которых отпочкуются от «Братьев мусульман», – говорит Данн. – Поэтому когда мы говорим о влиянии «Братьев мусульман», мы говорим о ситуации, сложившейся после 30 лет правления Мубарака. Ситуация может измениться, если все политические силы получат равные возможности».

Майкл Данн полагает, что в условиях свободной политической конкуренции «Братья мусульмане» могут получить 20-25 процентов голосов.

Стивен Эмерсон думает, что в случае проведения свободных выборов, «Братья мусульмане» могут получить большинство голосов. Он считает такой сценарий опасным, так как это позволит «радикальным исламистам взять власть в Египте, что поставит под вопрос мирный договор с Израилем и усилит региональные позиции Ирана, «Хизбаллы», ХАМАСа». «Это было бы наихудшим исходом из всех возможных», – предупредил Эмерсон.

Майкл Данн отмечает, что хотя первоначально – в 1930-40 годах – «Братья мусульмане» были секретной организацией, совершавшей политические убийства, и их идеологи в 1950-х годах проповедывали насилие, сегодня это «куда более умеренная организация, в которую входят, среди прочих, бизнесмены». «Да, они близки к ХАМАСу, который отпочковался от «Братьев мусульман», – отмечает редактор журнала «Ближний Восток». – Но в своей хартии и предвыборной платформе 2005 года они провозглашают желание работать в рамках демократической системы. Я, конечно, не стал бы за них голосовать, однако необходимо признать, что «Братья мусульмане» – один из ключевых элементов политической системы координат».

Стивен Эмерсон заявил, что эксперты считающие «Братьев мусульман» умеренной силой, «накурились марихуаны». «Это радикальная организация, породившая «Аль-Кайду», ХАМАС, «Исламский джихад» и другие суннитские террористические группировки, – сказал он. – Они регулярно выпускают «фатвы» об убийстве евреев и американцев. Они говорят о казнях неверных».

Эмерсон отметил, что «чем дальше от власти исламисты, тем более «демократичными» они представляются». «Но как только они приходят к власти, их взгляды на демократию меняются, – добавил он. – Мы видели это на примере ХАМАСа в Газе или на примере исламской революции в Иране».

Майкл Данн полагает, что сегодня ключевой вопрос касается не «Братьев мусульман», а позиции египетской армии, которая традиционно остается секулярной силой. Профессор Лайачи также считает, что армия не позволит радикальным исламистам прийти к власти в Египте.

Дилемма США

Президент Барак Обама во вторник вечером призвал Хосни Мубарака начать процесс передачи власти «немедленно», но в то же время воздержался от призыва к Мубараку немедленно уйти, заявив, что «ни одна страна не может выбирать лидера Египта». Сторонники перемен в арабском мире считают позицию США недостаточно решительной и лицемерной, считая, что Вашингтон продолжает поддерживать диктатора, что усливает анти-американские настроения.

Профессор Лайачи считает, что США оказались перед сложным выбором. «С одной стороны, Мубарак в течение многих лет обеспечивал стабильность в регионе и защиту американских интересов, - отметил он. - С другой стороны, корабль Мубарака тонет, и американской администрации нужно принять решение: когда сбросить за борт капитана. Учитывая позицию, занятую сегодня египетской армией, принять такое решение будет еще труднее, и я не думаю, что оно будет принято в ближайшие дни».

Майкл Данн понимает нежелание администрации Обамы диктовать, кто должен быть у власти в той или иной стране. «Если США открыто призовут к отставке Мубарака, это вызовет потрясение среди других союзников в арабском мире, таких, как Саудовская Аравия, – сказал он. – С другой стороны, если мы будем слишком долго защищать старую гвардию, это может осложнить наши отношения с будущим режимом в Египте».

«Сейчас на Ближнем Востоке все занервничали, – добавил Данн. – Наши друзья хотят убедиться в том, что США – по-прежнему союзник, на которого можно положиться. С другой стороны, люди на арабской улице считают, что США поддерживают автократические режимы на Ближнем Востоке».

Стивен Эмерсон отмечает, что интересы национальной безопасности США могут не совпадать с интересами революционных масс в Каире. «США заинтересованы в поддержании мира и стабильности, – пояснил эксперт, – и в том, чтобы в Египте не установился исламистский режим. США нуждаются в партнерских отношениях с Египтом в борьбе с терроризмом. Все эти интересы могут быть негативно затронуты новым режимом в Египте».

Эмерсон сравнивает ситуацию в Египте с ситуацией в секторе Газа. «Когда США настаивали на проведении там свободных выборов, мы думали, что таким образом поддерживаем палестинский народ, а получилось, что мы отбросили мирный процесс на 25 лет назад», – сказал эксперт. Он считает, что ориентированная на продвижение демократии в арабском мире внешняя политика США страдает от подмены понятий. «Мы путаем демократические выворы с гражданским обществом, – пояснил он свою мысль. – Я не думаю, что свободные выборы – это панацея. Если нет гражданского общества, то выборы ничего не значат. Администрация Буша-младшего, настаивая на свободных выборах в Газе, должна была предвидеть, что победа на таких выборах может достаться ХАМАСу».

Дауд Куттаб считает, что если США будут руководствоваться провозглашаемыми ими принципами, то перемены на Ближнем Востоке не будут иметь для Вашингтона неблагоприятных последствий. «Если же Америка принципам демократии и прав человека препочтет узкие интересы своих союзников, например, Израиля или Саудовской Аравии, то США будут разочарованы», – заявил он.

«Я думаю, что у египтян – достаточно широкий кругозор, – добавил Куттаб, – и режим, который заменит Мубарака, будет достаточно нюансированно подходить к международным вопросам, включая отношения с Израилем. В то же время, Израиль не сможет больше ожидать «карт-бланш» от нового режима в Египте».

Спецрепортажи «Египет охвачен волнениями» читайте здесь

XS
SM
MD
LG