Линки доступности

Великое посольство Петра Первого

«Россия вошла в Европу, как спущенный корабль – при стуке топора и громе пушек», – писал когда-то Пушкин.

Как это произошло?

В тот день – 22 марта 1697 года – молодой царь Петр отправился в Великое посольство. Сопровождали царя генерал Федор Головин, генерал-адмирал Франц Лефорт и думный дьяк Прокофий Возницын. Всего в состав экспедиции входило более двухсот человек. И среди них – урядник Преображенского полка Петр Михайлов. Т.е. – сам государь.

Конечно, инкогнито царя Петра носило скорее символический характер, да и внешность выдавала его. Всему виной традиция – ездить за границу было не в обычае у прежних русских монархов. Но, решившись на рискованный зарубежный вояж, Петр играл активную роль и, в частности, нередко лично участвовал в переговорах с иностранными правителями. Посольство побывало в Бранденбурге, Нидерландах, Англии, Священной Римской империи (будущей Австрии)…

К чему же стремились царь и его сподвижники? В первую очередь им необходимо было заручиться поддержкой европейских стран в борьбе против Османской империи и ее вассала – крымского хана. Но этим дело не ограничивалось: Петр давно хотел пригласить на русскую службу иностранных специалистов.

Кто же предложил отправить в Западную Европу Великое посольство? Некоторые историки полагают, что первым эту мысль высказал любимый советник царя – Франц Лефорт. По мнению других, это преувеличение: выходец из Швейцарии был не более чем переводчиком, тогда как реальное руководство осуществлялось опытным дипломатом Головиным.

Сугубо дипломатической миссией Великое посольство не назовешь. Петр Первый не только встречался с зарубежными монархами; в поездке молодой государь непрестанно учился – военному делу, кораблестроению, фортификации. Подчас выдавая себя за простого плотника.

По приглашению короля Вильгельма Третьего Петр посетил Англию; до сих пор в Великобритании не забыты предания о русском царе, работавшем на лондонских верфях. А вот поездка в Вену носила дипломатический характер, причем переговоры Петра с габсбургским двором, а затем и с самим императором Леопольдом Первым, успехом не увенчались.

Из Вены Петр намеревался отправиться в Венецию, но тут из России пришла тревожная весть. Взбунтовались стрельцы: пришлось спешно возвращаться на родину.

Нередко говорят, что, оправляясь в Великое посольство, Петр Первый стремился направить Россию по западному пути развития. Впрочем, по мнению знаменитого русского историка Василия Ключеевского, «западничество» царя ограничивалось преимущественно областью техники. «У Петра не было ни охоты, ни досуга всматриваться в политический и общественный порядок Западной Европы, – писал историк. – Попав в Западную Европу, он прежде всего забежал в мастерскую ее цивилизации и не хотел идти никуда дальше…»

Последующие реформы Петра и современники, и потомки оценивали по-разному. М.В. Ломоносов писал о царе-преобразователе: «Он Бог твой, Бог твой был, Россия!». Зато старообрядцы (да и не только они) без обиняков именовали Петра антихристом.

И все же само Великое посольство можно назвать успешным предприятием. Конечно, своей главной цели – создания коалиции против Османской империи – Петру достичь не удалось. Зато он преуспел в другом: нашел союзников, которые вскоре очень пригодятся ему в борьбе с могущественной Швецией.

Это было как нельзя более кстати: приближалась Северная война, которой предстояло продлиться более двадцати лет…

Важные события в истории - каждый день в рубрике «Этот день в истории»

XS
SM
MD
LG