Линки доступности

Дело против экс-главы МВФ в Нью-Йорке закрыто, но острые разногласия остались

Чуть более трех месяцев назад Доминик Стросс-Кан был доставлен в здание уголовного суда на Манхэттене в наручниках. Во вторник он вышел из этого здания свободным человеком после того, как судья Майкл Обус удовлетворил представленное накануне прокуратурой ходатайство и снял с бывшего главы Международного Валютного Фонда обвинения в сексуальном насилии.

Хотя решение суда было ожидаемым, даже адвокаты Стросс-Кана отметили, что оно оказалось из ряда вон выходящим. «Сегодня – экстраординарный день, – заявил Бенджамин Брафман. – Я практикую в этом городе уже 35 лет, и до сих пор никогда не видел, что бы окружной прокурор в зале суда открыто заявил, что обвинения должны быть сняты, потому что «пострадавшая» не заслуживает доверия».

В то же время, по мнению Брафмана, у окружного прокурора Сайруса Вэнса, «как у честного и этичного сотрудника судебной системы не было иного выбора, кроме как закрыть это дело». «Он совершил достойный поступок, и я снимаю перед ним шляпу», – заключил адвокат.

Прокурор потерял доверие к «потерпевшей»

Прокуратура еще накануне подала ходатайство о прекращении дела бывшего главы МВФ, которого горничная отеля Sofitel Нафиссату Диалло обвинила в попытке изнасилования. Следователи пришли к выводу, что Диалло неоднократно давала ложные показания, в частности, большому жюри, которое подтвердило обвинения в адрес Стросс-Кана. В ходатайстве прокурора Сайруса Вэнса говорится, что Диалло «преднамеренно и порой необъяснимо лгала, говоря как о ключевых аспектах дела, так и о незначительных деталях». Она также неоднократно меняла показания о том, что она делала непосредственно после предполагаемого изнасилования в номере Стросс-Кана.

Кроме того, выяснилось, что Диалло солгала при получении убежища в США, заявив, что была изнасилована военными на родине, в Гвинее. В результате, уведомил суд окружной прокурор, он больше не может доверять показаниям Нафиссату Диалло, и не может просить жюри присяжных доверять ей.

Как отмечают эксперты-юристы, в делах об изнасиловании исход судебного процесса зачастую зависит от того, чья версия событий – обвиняемого или пострадавшей – вызовет больше доверия присяжных заседателей.

Выступая в зале суда, представитель обвинения заявила при этом, что прошение прокуратуры о закрытии дела не является признанием того, что Стросс-Кан невиновен. В ходатайстве прокурора, направленном в суд, отмечается, что обвинению удалось собрать доказательства и улики, которые «соответствуют» заявлениям потерпевшей об изнасиловании.

Бенджамин Брафман после заседания суда напомнил, что он с самого начала утверждал, что происшедшее в гостиничном номере Стросс-Кана «не носило насильственного характера». «Возможно, имело место неподобающее поведение, но это не является преступлением», – допустил он.

Поражение правосудия?

То, что еще один адвокат Стросс-Кана, Уильям Тэйлор, назвал «поразительным поворотом событий», адвокат истицы Кеннет Томпсон охарактеризовал, как поражение правосудия.
«Лишив эту женщину возможности добиваться правосудия в деле об изнасиловании, – сказал он, – прокурор Вэнс также лишил надежды на справедливость будущих жертв изнасилований».

«Несколько недель назад господин Вэнс, стоя перед зданием этого суда, с гордостью говорил о том, что большое жюри подтвердило выдвинутые им обвинения, – напомнил Томпсон. – Это большое жюри состояло из обычных нью-йоркцев, которые рассмотрели факты и поверили в то, что Доминик Стросс-Кан совершил сексуальное насилие против Нафиссату Диалло. Прокурор сказал тогда судье, что располагает существенными уликами против Доминика Стросс-Кана, и что физические доказательства, включая результаты медицинского обследования, подтверждают показания госпожи Диалло. Теперь прокурор отказывается от своих заявлений».

Кеннет Томпсон обратил внимание на то, что ДНК Стросс-Кана было обнаружено на униформе Диалло, а также на ее чулках и нижнем белье. «Установлено – и прокурор не станет этого отрицать, что госпожа Диалло находилась в номере в течение нескольких минут, – сказал адвокат. – Она вошла в этот номер, потому что думала, что там никого нет, и собиралась убрать его. Неужели кто-либо поверит, что она согласилась вступить в половые отношения, которые длились несколько минут, с человеком, которого она никогда прежде не видела»?

Томпсон, подавший гражданский иск от имени Диаллос требованием компенсации за причиненный ей моральный и физический ущерб, предположительно нанесенный ей Стросс-Каном, отверг утверждения о том, что Диалло затеяла это дело ради денег. «Когда госпожа Диалло сообщила своему начальнику в гостинице о сексуальном насилии, которому она подверглась, через несколько минут после того, как это произошло, она не думала о деньгах, – заявил адвокат. – Она сообщила об этом, защищая свою честь. Ни один мужчина, сколь бы богатым и влиятельным он ни был, не имеет права проявлять сексуальную агрессию по отношению к женщине».

Афроамериканцы возмущены

Майкл Грейс, представитель организации бывших полицейских-афроамериканцев, вставшей на защиту Нафиссату Диалло, в своем выступлении перед журналистами пошел еще дальше. Он назвал действия окружного прокурора «возмутительными» и «преступными». По словам Грейса, решение прокуратуры закрыть дело против Стросс-Кана стало результатом «заговора, инспирированного самим обвиняемым».

«Она (Нафиссату Диалло – М. Г.) была изнасилована дважды, – заявил он. – Сначала Домиником Стросс-Каном, а теперь – на глазах у всех – Сайрусом Вэнсом».
Грейс также заявил, что прошлое Диалло «не имеет значение». «Была ли она изнасилована в Гвинее, не имеет значения, – сказал он. – Был ли убит ее муж гвинейскими военными, не имеет значения».

По словам активиста-общественника, в этом деле имеют значение вопросы расы, класса и пола. «Что должна сделать черная женщина в Америке, что бы доказать, что она была изнасилована белым мужчиной? – воскликнул Грейс. – За 300 лет американской истории лишь один белый мужчина был осужден за изнасилование черной женщины. Как это можно объяснить?».

Грейс назвал лживыми сообщения в прессе о том, что Диалло после предполагаемого изнасилования не сразу сообщила о происшедшем, а отправилась убирать другой номер, а также о том, что на ее счету в банке были обнаружены сотни тысяч долларов. «Вся эта ложь исходила от окружного прокурора, – заявил Грейс. – Он сделал все возможное, что бы подорвать доверие к ней, а затем сказал, что ей нельзя верить!».

Грейс пообещал, что организация бывших полицейских-афроамериканцев, объединившись с другими общественными организациями, «снимет» прокурора Сайруса Вэнса с его поста.

Разные уроки

Адвокаты обеих сторон заявили, что Америка из этого дела должна извлечь уроки. Естественно, они не согласились в том, какими должны быть эти уроки.
Уильям Тэйлор назвал все происшедшее «трагедией» для Доминика Стросс-Кана. «Это дело не о богатстве, власти или расовых вопросах, – заявил адвокат экс-главы МВФ. – Данные, которые заставили окружного прокурора просить о закрытии дела, не были предоставлены адвокатами Стросс-Кана. Они были собраны самим прокурором и его сотрудниками».

«Мы считаем, что в данном случае имела место коллективная поспешность не только со стороны правоохранительных органов, но и со стороны средств массовой информации, – продолжил юрист. – Я хотел бы напомнить, как СМИ освещали эту историю в самом начале, не задавая критических вопросов, и даже не задумываясь о том, насколько неправдоподобно все это звучало».

По мнению Тэйлора, урок для «каждого американца» заключается в следующем: «вне зависимости от того, какую позицию вы занимаете в обществе или насколько вы богаты, вас могут снять с самолета, посадить в тюрьму и обвинить в преступлении, которого вы не совершали». «К счастью, с нашим клиентом это произошло в Нью-Йорке, где окружной прокурор оказался достаточно храбрым, что бы признать свою ошибку», – резюмировал юрист.

Адвокат истицы Кеннет Томпсон заявил, что это дело поднимает вопрос равенства перед законом. «Может ли бедная иммигрантка из Африки добиться справедливости в американском суде, выступив против богатого и влиятельного человека?», – спросил он, и сам себе ответил: «Очевидно, нет».

Томпсон задал также серию риторических вопросов: «Вы действительно думаете, что окружной прокурор Сайрус Вэнс озаботился бы тем, что написала в своем заявлении о получении убежища в США госпожа Диалло, если бы Доминик Стросс-Кан был водителем автобуса из Южного Бронкса? Вы действительно думаете, что окружной прокурор закрыл бы глаза на физические улики, включая ДНК, если бы Доминик Стросс-Кан был водопроводчиком из Бруклина? Вы действительно думаете, что окружной прокурор Сайрус Вэнс отказался бы от обвинений, подтвержденных большим жюри, если бы Доминик Стросс-Кан был строительным работником из Гарлема?».

«Мы считаем, что женщины, подвергшиеся сексуальному насилию, не обязаны доказывать, что вся их жизнь до этого момента была безупречной, – подытожил Томпсон. – То, что в их жизни могли иметь место какие-то шероховатости, не должно быть критерием для восстановления справедливости. Единственное, что должно иметь значение – это обстоятельства дела».

Окружному прокурору помогло землетрясение

После оглашения решения суда Доминик Стросс-Кан распространил заявление, в котором высоко оценил профессионализм судьи и поблагодарил за понимание и поддержку свою семью. Его супруга, американка Энн Синклер, всякий раз сопровождала Стросс-Кана, когда его вызывали в суд. «Последние месяцы стали для меня и моей семьи настоящим кошмаром, – говорится в заявлении бывшего главы МВФ. – Я хотел бы поблагодарить всех тех во Франции и в США, кто верил в мою невиновность».

Во вторник Стросс-Кан прибыл в суд в кортеже из нескольких черных лимузинов и в сопровождении охраны. Группа демонстрантов встретила его появление плакатами с требованием «справедливости для Нафиссату Диалло» и криками «Позор!» и «Насильник».

В этот же день окружной прокурор Сайрус Вэнс должен был провести пресс-конференцию. Однако, в самом ее начале – буквально, на первых же словах Вэнса – в Нью-Йорке почувствовались подземные толчки, и выступление прокурора было свернуто, еще не начавшись. В приемной Вэнса во вторник вечером сообщили, что не знают, когда теперь состоится его встреча с прессой. Учитывая накал страстей вокруг дела Стросс-Кана, можно предположить, что, по крайней мере, одному человеку в Нью-Йорке землетрясение пришлось весьма кстати.

XS
SM
MD
LG