Линки доступности

В Еврейском музее проходит выставка самых необычных комиксов в мире

Даже непосредственное соседство с выставкой картин и графики Марка Шагала этой экспозиции не помеха. Как рассказал корреспонденту «Голоса Америки» представитель Еврейского музея Алекс Уиттенберг, число посетителей выставки комиксов Арта Шпигельмана ничуть не меньше, чем у проходящей парраллельно выставки Шагала.

Неудивительно, что наибольший интерес посетителей музея, расположенного на Пятой авеню, вызывает нашумевшая графическая серия о Холокосте, где участников самой страшной трагедии Второй мировой войны воплощают различные животные. За эту серию под названием «Maus» Шпигельман был удостоен Пулитцеровской премии.

Ретроспектива работ 65-летнего мастера, живущего в Нью-Йорке, называется Co-Mix. По мнению куратора выставки Эмили Казден, это название отражает и фанатическую приверженность художника жанру комикса, и невероятное многообразие стилевых приемов, используемых им для убедительного воплощения разнообразных замыслов.

«Для него (Шпигельмана) не существует границы между низким и высоким искусством, – сказала Эмили Казден корреспонденту «Голоса Америки». – На этой первой американской ретроспективе его творчества посетитель видит результаты его творческих усилий за целые полвека».

Spiegel – по-немецки «зеркало». И сам художник шутливо говорил, что его имя и фамилия переводятся как «Искусство, отражающее человека».

Идея графического романа «Maus» зародилась у него, по его собственному признанию, в 1978 году, когда ему должно было исполниться тридцать лет. Но за шесть лет до этого он создал трехстраничный комикс, воскрешающий лишения, которые претерпели его родители – польские евреи Владек и Аня Шпигельманы – в годы нацизма. Они чудом выжили в Освенциме, в 1944 году переехали в Швецию, где и родился их сын Арт, а затем – в США. Многие их близкие родственники стали жертвами Холокоста. В уже том, первом комиксе евреи изображены в виде мышей, нацисты – в виде кошек, поляки – в виде свиней, а американцы – в виде собак. Эти же образы использовались Шпигельманом в новом комиксе.

В 1986 году вышел первый том графического романа «Maus: рассказ выжившего», а пять лет спустя – второй, «Maus II». В 1992 году за эту серию художник был удостоен Пулитцеровской премии, и сегодня, как подчеркнула Эмили Казден, она считается классикой современного искусства.

«Надо было обладать невероятной смелостью, чтобы сломать устойчивые стереотипы, в том числе и в еврейской среде, – сказала Эмили Казден. – Известно, что нацистская пропаганда изображала евреев как «паразитов» на теле человечества. Художник взял этот образ, кардинально переиначив его смысл. Конечно, многих шокировал необычный бестиарий. Но настоящее искусство призвано создавать что-то новое, и Шпигельман сделал это поистине блестяще».

На выставке в Еврейском музее в хронологической последовательности представлены все этапы творчества художника, начиная с середины 60-х годов, когда он с головой окунулся в богемную жизнь художественного андерграунда Нью-Йорка. В 1971 году Шпигельман перебрался в Сан-Франциско, тогдашнюю столицу комикса, и стал там ключевой фигурой в арт-среде и как художник, и как редактор ряда оригинальных изданий.

В 1975 году Арт Шпигельман вернулся в Нью-Йорк, где спустя какое-то время вместе с женой француженкой Франсуазой Мули начинает издавать влиятельный журнал графических романов RAW. Для него и его сподвижников комикс стал средством творческого самовыражения.

Что особенно ценно, большинство комиксов в экспозиции – оригиналы, многие из которых ранее не выставлялись. Кроме того, наглядно показана творческая лаборатория мастера в виде многочисленных эскизов, набросков и черновых вариантов.

По мнению Эмили Казден, особый интерес представляет секция выставки, отведенная под обложки и иллюстрации Шпигельмана для журнала «Нью-Йоркер». Легендарная редактор Тина Браун пригласила его в качестве штатного художника журнала в 1992 году, и он проработал в нем десять лет. Первая же обложка вызвала бурю возмущения. На ней изображены еврей-хасид и афроамериканка, слившиеся в страстном объятии в День св. Валентина. Так художник отреагировал на межрасовые конфликты в Бруклине.

Шпигельман и Мули, жители нижного Манхэттена, стали непосредственными очевидцами разрушения «башен-близнецов» 11 сентября 2001 года. Тогда их дочь (у супругов двое детей) только что пошла в среднюю школу старшей ступени в нескольких кварталах от места теракта. Родители поспешили ее забрать, и в момент, когда рухнула вторая башня, все трое бежали из разверзшегося ада в клубах дыма.

Душевная травма оказалась настолько глубокой, что Шпигельман отказался от ряда текущих проектов и выразил свои чувства и переживания в серии специально задуманных комиксов. Они были напечатаны преимущественно в европейских газетах и журналах, а в 2004 году собраны под одну обложку в антологии «В тени отсутствующих башен» (In the Shadow of No Towers). Сложные, противоречивые образы трагедии отразили концепцию «присутствия-отсутствия». Как заметил художник, «хотя башен больше нет, они высятся как фантомные ампутированные конечности».

Завершающая секция выставки отразила новые искания мастера. Три года назад он создал анимационную серию для танцевальной труппы Pilobolus, которая стала составной частью их спектакля «Все время в движении». В прошлом году он создал настенную «фреску» – комикс из раскрашенного стекла для Нью-Йоркской высшей школы искусства и дизайна, его альма-матер.

И, наконец, совсем недавно, в октябре в австралийском Сиднее состоялась премьера слайдоспектакля Шпигельмана «Без слов!» (Wordless!) под живую музыку джазового композитора Филлипа Джонстона. В нем художник предается ностальгии по первым архаичным комиксам, благодаря которым он сам в молодости увлекся этим жанром. Американская премьера этого спектакля состоится в Бруклинской академии музыки (BAM) 18 января. А выставка в Еврейском музее продлится до 23 марта 2014 года.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG