Линки доступности

Как в России встретят 500-летие Реформации?


Участники презентации сборника научных статей "Свобода совести в России: исторический и современный аспекты"

Участники презентации сборника научных статей "Свобода совести в России: исторический и современный аспекты"

Религиоведы отмечают, что в стране наблюдается прохладное отношение к протестантизму

В санкт-петербургском Институте региональной прессы состоялось представление сборника научных статей «Свободы совести в России: исторический и современный аспекты».

В самом начале презентации начальник Центра документальных публикаций Российского государственного архива социально-политической истории, президент общероссийской общественной организации «Объединение исследователей религии» Михаил Одинцов заявил: «У нас нет запретных тем, мы рассматриваем любую проблему в нашей профессиональной сфере с научной точки зрения. Для нас также нет “наших” и “не наших” религий и религиозных течений».

В работе над ежегодным, двенадцатым по счету сборником «Свобода совести в России» принимали участие ученые-религиоведы, философы, социологи и этнографы из многих российских регионов, а также из ряда стран СНГ.

Михаил Одинцов отметил, что по сравнению с предыдущими выпусками, в нынешнем сборнике представлены три новые рубрики: к 70-летию победы в Великой отечественной войне, к предстоящему 100-летию большевистской октябрьской революции и к 500-летию Реформации, приведшей к созданию Протестантизма в христианской религии.

О том, кого государство хочет «наставлять на путь истинный»

Между тем, как отметили участники презентации в Институте региональной прессы, в современной России отношение к протестантам весьма настороженное.

Ассистент кафедры философии и религиоведения Русской христианской гуманитарной академии Владимир Егоров рассказал, что среди его студентов немало протестантов. «Дело в том, что есть традиционные ветви протестантизма, например – лютеранство, кальвинизм и некоторые другие - которые присутствуют в России еще со времен Петра I. Но протестантизм развивался, и в результате появились некоторые течения, которые сейчас являются в России маргинальными, то есть – на границе бытия, не входя в традиционный комплект тех религий, которые имеют многовековую историю», – поясняет Егоров.

По признанию эксперта, сравнительно новые протестантские образования с трудом приживаются в современной России. «Есть россияне, которые исповедуют эту религию, но, к сожалению, государственные органы власти не всегда их привечают. И более того, считают, что это – некие сектанты, у которых разброд в голове, и потому их нужно наставлять на путь истинный», – рассказал Владимир Егоров в беседе с корреспондентом «Голоса Америки».

Подобные наставления заключаются, в частности, в том, что молельные дома в Санкт-Петербурге и Ленобласти протестантов закрываются представителями власти, верующим приходится вести кочевой образ жизни.

«Сразу скажу, что в обывательском сознании термин “секта” это – нечто отрицательное. Но в религиоведческом обиходе это просто обозначение маленькой религиозной организации. Я, как специалист, могу свидетельствовать, что протестантские секты в нашем городе - вполне законопослушные и мирные организации, которые просто несколько по-другому исповедуют учение Христа, чем так называемые традиционные христианские конфессии», – отметил Владимир Егоров.

О пробелах в Законе о свободе совести

Член Адвокатской Палаты Санкт-Петербурга Константин Ерофеев вспомнил еще об одном приближающемся юбилее – менее крупном, чем упомянутые выше, но более значимом в рамках обсуждаемой темы. Речь идет о принятом в сентябре 1997 года Федеральном законе о свободе совести и религиозных объединениях. Юрист обратил внимание, что в этом нормативном акте отсутствуют разъяснения многих терминов. «Не объяснено, что такое “светское государство”, нет перечисления признаков “традиционных конфессий” и “новых религиозных течений”, нет понятия “миссионерства”, в то время, как самих миссионеров, проповедующих иные, чем православие конфессии, государство преследует», - свидетельствует Ерофеев.

И приводит примеры: «Мы видим, как произошла еще недавно казавшаяся невозможной встреча главы РПЦ и Папы Римского. И не где-нибудь, а в коммунистической Гаване. То есть, налицо стремление наладить отношения с католицизмом. И в то же время, с протестантами отношения становятся все более прохладными. Нам говорят: протестантские проповедники поддерживали Майдан. Дай им волю в России, они будут поддерживать и Болотную площадь», - отмечает адвокат Константин Ерофеев. И поясняет, что для российских властей, очевидно, стали тождественными понятия «христианский протестантизм» и «политические протесты».

Об одном признаке тоталитаризма

В свою очередь, Михаил Одинцов считает, что, хотя понятие «светское государство» не имеет в законе четкого обозначения, он способен самостоятельно дать ему определение: «С точки зрения права, мы – безусловно, светское государство. И это определяется через главный принцип отделения церкви от государства. А если говорить проще, то это означает, что государство признает за религией, за различными церквями некое пространство, в которое оно не вмешивается. Это – внутренние убеждения, внутренние представления, внутренняя жизнь религиозных организаций. Светское государство в него не вторгается и не приказывает человеку, какой духовный выбор он должен делать», - считает президент «Объединения исследователей религии».

И добавляет: «Другое дело, что в действительности все обстоит не совсем так. И по своему собственному опыту могу засвидетельствовать, что не везде суды следуют этому принципу, и почему-то берут на себя право вторгаться в личное пространство, которое не доступно государству. Например, определять, какая религия “хорошая”, а какая – “плохая”. Какая – “традиционная” для России, и поэтому мы должны ее защищать, а какая нетрадиционная, и мы должны с ней бороться. Более того, суды решают – какая церковь является христианской, а какая – нет», - перечисляет Одинцов.

Основываясь на своем опыте исследования религий, собеседник «Голоса Америки» заключает: «Сложность отношений государства с религиозными организациями в разные периоды развития – общая проблема для всех стран. Другое дело, что есть страны, которые осознают эту сложность и ищут пути ее разрешения. А есть государства, которые идут по прямой линии: “эти церкви мы признали, а все остальные нам не нужны, и мы будем бороться с ними до победного конца”. Но это – не демократичный принцип, и не принцип свободы совести. Это – тоталитаризм», - убежден составитель сборника «Свобода совести в России: исторический и современный аспекты», начальник Центра документальных публикаций Российского государственного архива социально-политической истории Михаил Одинцов.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG