Линки доступности

Как оценили «панамские документы» в России


В этом здании находится офис компании Mossack Fonseca. Панама Сити. 3 апреля 2016 г.

В этом здании находится офис компании Mossack Fonseca. Панама Сити. 3 апреля 2016 г.

Правозащитники и журналисты считают, что российское общество к разоблачениям равнодушно, а власти их не боятся

Вечером 3 апреля Международный консорциум журналистских расследований (International Consortium of Investigative Journalists – сокращенно ICIJ) опубликовал доклад о том, как бывшие и ныне действующие политики используют незаконные схемы ухода от налогов.

В результате появился и быстро набрал огромную популярность хэштег #PanamaPapers, поскольку журналисты-расследователи раскрыли секреты нескольких оффшорных компаний в небольшом государстве Центральной Америки – Панаме. В русском языке, кстати, слово «панама» с начала ХХ века является синонимом слова «афера».

«Ху из мистер Ролдугин?»

Ознакомившись с «панамскими документами», многие россияне, в том числе и те, кто интересуется политикой, впервые узнали о существовании такого человека, как Сергей Павлович Ролдугин. Вместе с тем Санкт-Петербурге он известен, как виртуозный виолончелист, который к тому же в течение нескольких лет возглавлял петербургскую Консерваторию. Теперь же выяснилось, что он – не только один из ближайших друзей российского президента и крестный отец его дочери Марии, но и весьма состоятельный бизнесмен владелец и совладелец ряда крупных компаний как в России, так и за рубежом.

Попытки корреспондента «Голоса Америки» поговорить о Сергее Ролдугине с его коллегами-музыкантами успехом не увенчались. Они начинали с того, что могут сказать о бывшем ректоре Консерватории «только хорошее», но узнав, что для полноценной беседы им нужно наговорить несколько фраз на диктофон, мгновенно замолкали. А один из известных в городе экспертов-экономистов, заметил, что он кое-что знает о принадлежащих Ролдугину бизнес-активах, но не хочет, чтобы ему «отрезали язык».

Пескову жаль, что «детали отсутствуют»

Почти полное молчание о «панамских документах» хранили в понедельник и российские СМИ. А если в них и мелькала информация о разоблачениях International Consortium of Investigative Journalists, то, преимущественно о тех разделах, где речь идет о политической элите других стран. К примеру, государственное агентство РИА «Новости» поместило заметку, где говорится: «СМИ ФРГ пишут о якобы причастности мировых лидеров к офшорным схемам».

Далее указывается, что в материалах ICIJ фигурируют президент Украины Петр Порошенко, президент Азербайджана Ильхам Алиев, король Саудовской Аравии Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд, покойный отец премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона и «ряд лиц, приближенных к российскому президенту Владимиру Путину».

Кроме того, РИА цитирует пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова, который весьма невысоко оценил качество журналистских расследований, поскольку, в них, по его словам, «детали отсутствуют». После чего Песков отмечает: «Все остальное строится на доводах и спекуляциях. Отвечать мы, с учетом вышесказанного мной, не хотим и не будем».

15% против «путинского большинства»

Российский оппозиционер Леонид Волков так предсказывает отклик на разоблачения Международного консорциума журналистских расследований в разных странах: «В Исландии – отставки; в Китае – расстрелы; в Саудовской Аравии – тишина; в Украине – скандал, взаимные обвинения, передел собственности, распад правящей коалиции и формирование новой, также же; в России – возбуждение нескольких дел против оппозиции и запрет чего-нибудь в Интернете».

С этим прогнозом в целом согласен член правозащитного совета Санкт-Петербурга Юрий Вдовин. С 1990 по 1993 год он был председателем комиссии по свободе слова и средствам массовой информации городского Совета Санкт-Петербурга. Вместе с тем, Вдовин добавляет несколько собственных наблюдений.

Прежде всего Вдовин отмечает, что российская власть не хочет привлекать внимание населения к проблеме коррупции и незаконного ухода от налогов, поэтому предпочтет отмалчиваться. «Тем более, что они сознают, что 85% населения смотрят прокремлевские телеканалы, а там ничего этого не прозвучит. А если что-то будет сказано, то в том плане, что это, дескать – происки американцев против встающей с колен России и “лично дорогого Владимира Владимировича”», – отмечает правозащитник.

Те же 15% россиян, которые, по оценке Вдовина, прочитали материалы ICIJ, ничего особо нового для себя в них не обнаружили. «На них власть вообще давно махнула и рукой, и будет лишь искать способы заткнуть им рот путем ужесточения доступа в Интернет, или еще чего-нибудь подобного. Тем более, что сейчас готовится новая версия Доктрины информационной безопасности, в которой, по имеющимся сведениям, основной упор будет делаться, как раз, на контроль над Интернетом», – продолжает он.

Юрий Вдовин полагает, что страха разоблачений у путинского окружения нету. «Возможно, и из оффшоров вернуть эти деньги в государственную казну будет не очень легко, потому что они, наверняка, нашли какие-нибудь механизмы, чтобы затруднить выход на настоящих владельцев этих денег. И, кроме того, они не очень боятся того, что говорят о них оппозиционные 15%, поскольку верят, что так называемое “путинское большинство” в любом случае безоговорочно поддержки их во всех начинаниях», – полагает член правозащитного совета Санкт-Петербурга Юрий Вдовин.

Почему Россия – не Франция?

Петербургский журналист Владимир Бондарев, сотрудничающий на внештатной основе с Международным французским радио RFI, сказал, что понимает мотивы поведения сотрудников государственных российских СМИ: «Они боятся потерять свои рабочие места. В условиях кризиса и, как следствие – снижения объема рекламы, они и так получают заметно меньше денег, чем в так называемые жирные годы. Тем не менее, оказаться на улице, для многих из них – смерти подобно. Тем более, что начальство постоянно пугает их сокращением штатов».

По словам Бондарева, у него много знакомых журналистов, работающих, как в полностью государственных СМИ, так и в изданиях, которыми владеют крупные бизнесмены. «Но ведь и российские медиамагнаты так или иначе связаны с властной элитой, а некоторые из них с гордостью называют себя друзьями Путина – кто с 90-х годов, а кто с более ранних времен. И что – они допустят, чтобы в их газетах, или на их телеканалах появилась какая-то крамола по отношению к “самому?”. Думаю, карбонариев среди них нет, да и пример Гусинского с Березовским их не вдохновляет», – полагает журналист.

Напомним, что президент Франции Франсуа Олланд уже заявил, что по результатам panamapapers будут проведены «судебные разбирательства» и «расследования». Известно также, что Олланд поблагодарил участников проекта ICIJ за их расследования, поскольку panamapapers помогут вернуть в бюджет Франции суммы денег, укрывавшиеся в оффшорах.

«Франция – родина современной европейской демократии, поэтому ожидать другого поведения от главы государства было бы трудно», – отмечает в этой связи Владимир Бондарев. «И к свободе слова французы относятся как к одной из высших ценностей – достаточно вспомнить массовые акции в поддержку журналистов Charlie Hebdo. В России, судя по всему, такие времена наступят не скоро», – полагает журналист.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG