Линки доступности

О Владимире Путине и расколе в российском обществе


Юрий Новолодский

Юрий Новолодский

Юрист Юрий Новолодский считает, что повторение декабрьских «чудес» в марте вряд ли возможно

Президент Балтийской коллегии адвокатов Юрий Новолодский считает, что для обжалования результатов декабрьских выборов в Госдуму есть юридические обоснования и предпосылки. Об этом он заявил в интервью Русской службе «Голоса Америки».

«В систему ГАС-Выборы вводились совершенно иные результаты, не соответствующие отраженным в итоговых протоколах, – подчеркнул юрист. – И прямо на глазах рождалось это уродливое "чудо", когда десятки людей сообщали истинные результаты голосования, а официальная информационная машина давала иные, выгодные власти результаты, откровенно не соответствующие тому, что непосредственно своими глазами видел народ в основной своей массе».

Юрий Новолодский является опытным и уважаемым юристом – в первой половине 90-х годов он работал в городском правительстве Санкт-Петербурга вместе с Анатолием Собчаком, Владимиром Путиным, Виталием Мутко, Алексеем Кудриным.

С 1976 по 1992 год и с 1997 года по настоящее время занимается частной адвокатской практикой. В последние годы ведет на одном из кабельных телеканалов Санкт-Петербурга публицистическую программу «Правовая среда». Пользуется репутацией безупречно честного профессионала.

Он дал Русской службе «Голоса Америки» эксклюзивное интервью о выборах, своей работе с Анатолием Собчаком и о расколе в российском обществе.

Анна Плотникова: Юрий Михайлович, в последнем месяце 2011 года в общественной жизни России произошли значительные изменения. Люди, вышедшие на улицы крупнейших городов, заявили, что российские законы были грубейшим образом нарушены. Скажите, в чем, с точки зрения юриста, заключались нарушения закона при подсчете голосов на выборах в ГосДуму?

Юрий Новолодский: Я думаю, вы неправы, когда говорите, что люди стали заявлять, что законы нарушены. Законы не так сильно волновали российских граждан. Они прекрасно понимали, что результаты искажены и видели это своими глазами. Когда я участвовал в ночной телевизионной передаче петербургского кабельного канала «Ваше общественное телевидение», посвященной выборам, то прямо в ходе программы стали поступать сведения непосредственно ведущему данной передачи: я, член такой-то избирательной комиссии, у меня на руках есть итоговый протокол комиссии, подписанный её членами. В нем зафиксированы такие-то результаты.

А на самом деле оказывалось, что в систему ГАС-Выборы вводились совершенно иные результаты, не соответствующие отраженным в итоговых протоколах. И прямо на глазах рождалось это уродливое "чудо", когда десятки людей сообщали истинные результаты голосования, а официальная информационная машина давала иные, выгодные власти результаты, откровенно не соответствующие тому, что непосредственно своими глазами видел народ в основной своей массе.

Создалось впечатление, что власть беззастенчиво обманывает избирателей и каждый последующий час, каждый последующий день стал приносить материализованные подтверждения этому. Через несколько дней уже никто не сомневался, что то волеизъявление, которое в действительности имело место, и то, которое официально было представлено в качестве результатов голосования, представляют собой совершенно различные цифры, созданные в угоду одной партии – партии "Единая Россия".

Людям было наплевать на все тонкости и нюансы закона, они стали требовать у власти наказания виновных и недопустимости столь пренебрежительного отношения к их волеизъявлению.

А.П.: Существуют ли юридические обоснования и предпосылки для судебного обжалования итогов выборов?

Ю.Н.: Безусловно. Ситуация чрезвычайно проста. Если на каком-то участке участники избирательного процесса, в частности, члены участковых избирательных комиссий получили итоговый протокол, а выяснилось, что при внесении сведений по данному участку в систему ГАС-Выборы были введены совершенно другие цифры, то такая ситуация недопустима. Нужно было немедленно выяснять, кто в этом повинен, и привлекать их к уголовной ответственности.

Поэтому если сегодня какие-то политические силы обратятся в суд, то ничто не помешает произвести пересчет. Почему вначале подсчитали такое-то количество, а в ГАС-Выборы внесены совершенно другие данные? И так по каждому участку, согласно закону о сохранении бюллетеней, участвовавшим в голосовании можно произвести пересчет и сопоставить с теми данными, которые власть выдает за достоверные.

Убедившись, что это не так, что те сведения, которые выдаются за истину в первой инстанции, не имеют подтверждения в виде бюллетеней, побывавших в руках избирателей, выборы должны быть признаны недействительными.

Казалось бы – какие сложности? Но российская судебная система с такой простой задачей не сможет справиться. И вина здесь лежит не только на качестве нынешней судебной системы, которая вряд ли пойдет по пути открытого противостояния с другими ветвями власти, но и в явно низком качестве законодательства, которое регулирует все эти вопросы. Закон позволяет признать выборы недействительными только в том случае, когда выявившиеся цифровые несоответствия повлекли существенные искажения волеизъявления избирателей.

А.П.: Поясните, пожалуйста, в чем здесь кроется правовой казус?

Ю.Н.: Дело в том, что каждый в отдельности судья не сможет мотивировать: почему он счел существенными искажения, имевшие место и повлиявшие на общие результаты волеизъявления граждан. Поэтому ожидать того, что рассмотрение дел судами будет успешным, не приходится по этим двум причинам:

Потому, что качественно судейский корпус не способен пойти на противостояние исполнительной власти, и потому, что законодательство мешает им это технически сделать. Да, это законодательство несправедливо, да, оно сознательно сделано таким, дабы обеспечить и подстраховать возможность подобных проявлений.

Есть такие области, где имеется повышенный интерес власти. Например, область формирования институтов государственной власти, выборы, различные процедуры взаимодействия политических сил.

И там правовое регулирование столь замысловато, столь далеко от справедливости, столь угодливо в отношении одной политической силы, столь заостренно на сохранении во что бы то ни стало данной государственной власти, что говорить об этих правовых «кавернах», как о ПРАВЕ, которое по определению должно отвечать признакам справедливости и общественной полезности, не приходится.

А.П.: 4 марта – выборы президента Российской Федерации. К чему нужно быть готовым российскому избирателю перед этими выборами?

Ю.Н.: Готовиться к тому, чтобы в очередной раз не оказаться в роли простачков. Когда премьер-министр говорил о том, что он установит на участках веб-камеры, а ящики для голосования сделает прозрачными, то меня поразило, что люди всерьез начинают это обсуждать! А господин Шойгу сказал: «Смотрите, сам же Путин предложил сделать ящики стеклянными и установить веб-камеры!»

Я бы здесь сказал, что это пустая и бессмысленная трата народных средств. Потому что если из этих прозрачных ящиков будет вытащено одно количество бюллетеней за того или иного кандидата , а в ГАС-Выборы будут введены иные количественные показатели, тогда зачем нам веб-камеры и прозрачные ящики?

Я думаю, что надо перестать быть дураками и наивными обывателями. Опыт декабрьских выборов показал, что злоупотребления со стороны власти возможны и такие злоупотребления будут. И нужно готовиться к тому, чтобы максимально возможно зафиксировать эти нарушения.

А.П.: Вы рассказали о Вашей работе в начале 90-х годов в администрации Анатолия Собчака – первого и последнего мэра Санкт-Петербурга. Можете ли Вы считать Вашего бывшего коллегу Владимира Путина учеником и продолжателем дела Собчака?

Ю.Н.: Это стало общим местом, что Владимир Владимирович – ученик демократа Собчака. И, оказывается, и Дмитрий Анатольевич Медведев – тоже «птенец гнезда собчаковского». Я думаю, что это скорее некий элемент былинности в современной российской истории.

Я действительно работал в том городском правительстве, и говорить, что это был какой-то образец демократических проявлений, не приходится.
Школа государственного управления были хорошая. Школа некоего понимания того, как вообще можно управлять городом, которому придан статус субъекта федеративного государства.

Я считаю, что у того правительства было много заслуг, но говорить, что одна из главных заслуг, это воспитание Путина – неправильно.

А.П.: Анатолий Александрович умер в Калининграде, будучи доверенным лицом Владимира Путина на президентских выборах 2000 года. Как вы думаете, он предполагал, что может случиться потом?

Ю.Н.: Можно представить его тогдашнее эмоциональное состояние. Значительное время он был в изгнании. Целые своры ненавистников улюлюкали за его спиной…. И потом он, наконец, получил возможность вернуться в страну, включиться в те политические процессы, которые происходили в стране…

Я буквально за день до его смерти беседовал с Анатолием Александровичем. И среди прочих задал ему вопрос: «Как вы видите свое будущее?».

На что он ответил: «У меня нет больших запросов. Меня вполне бы устроила должность руководителя правительства российско-белорусского союза».

Сейчас, по прошествии времени, можно понять, сколь недальновидным в то время был его прогноз относительно перспектив этого Союза российско-белорусского, на фоне того, что произошло в действительности.

А.П.: Юрий Михайлович, события второй половины декабря 2011 года мне напомнили события 1991 года… Возможны ли сейчас изменения страны, изменения людей? Потому что такой волны общественного единения, мне кажется, не было очень давно.

Ю.Н:. Я думаю, что вы идеализируете и проводите эту параллель не совсем корректно. Сегодня значительная часть нашего населения полагает, что заслуги Владимира Владимировича Путина в становлении российской государственности несомненны, что ему удалось удержать страну, удалось вдохнуть новую жизнь в российскую экономику. Тысячи людей готовы продолжить перечень всего позитивного, что, по их мнению, сделал для страны Путин. Но есть и иная часть населения, которая так не думает и которая сильно раздражена тем, что вдруг осознала – власть вовсе не интересует мнение рядовых граждан страны.

Из-за этого огромное количество людей вышли на площадь, чтобы с негодованием высказать свою оценку недопустимым действиям власти. Очевидно, что за сложившееся положение вещей должен нести ответственность «гарант Конституции». К сожалению, в современном общественном сознании укоренилось мнение о том, что истинным гарантом Конституции, ответственным за происходящее в стране, является не президент Медведев, а премьер Путин, и именно против него были обращены основные посылы народного негодования.

Поэтому проводить параллель с концом 80-х годов или началом 90-х и нынешним состоянием дел неправильно. Здесь вырисовываются две мощных качественных составляющих российского электората, и поэтому предстоящие выборы президента будут носить серьезный конфликтный характер между этими слоями общества.

Выборы тогда проходят интересно, когда есть разумно обоснованное противостояние между различными слоями общества. Когда же такое противостояние отсутствует, то выборы превращаются в некую потеху.

А.П.: Российское общество сейчас не расколото?

Ю.Н.: Безусловно, расколото. На тех, кто не хочет жить вот по этим нечестным правилам, предложенным в ходе последних выборов, которые не верят в кремлевские басни о всеобщем благоденствии, которые не хотят формирования в системе государственной власти мощной политической фигуры, обладающей неограниченными полномочиями. Тех, которые считают это опасным для дальнейшего развития Российской Федерации, которые хотят более сбалансированной Конституции, обеспечивающей невозможность восприятия одним должностным лицом таких огромных полномочий в сфере организации и функционировании государственной власти.

Указанной части российского общества противостоят те, которых все устраивает, которые «тащатся» от того, что есть вождь, и, так сказать, готовы бежать за ним, «задрав штаны», не думая о конечном итоге своего забега. Да, безусловно, это противоречие существует. И это противоречие – вызов тем, кто будет организовывать настоящие выборы.

Хотелось бы думать, что те, кто будет отвечать за предстоящие выборы президента страны, понимают, что общество сегодня совершенно иное, нежели то, которое было в 90-е годы, и то, которое было на предыдущих президентских выборах.

Материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG