Линки доступности

Филип Гордон: европейский проект НАТО еще не завершен


Заместитель госсекретаря США по европейским и евроазиатским делам Филип Гордон (архивное фото)

Заместитель госсекретаря США по европейским и евроазиатским делам Филип Гордон (архивное фото)

«Если Россия – больше не угроза для Запада, то почему НАТО все еще существует?» – спросили Филипа Гордона – заместителя госсекретаря США по европейским и евроазиатским делам. «Появились новые вызовы, – ответил дипломат, – к тому же опыт – не такая вещь, которую стоит разбазаривать».

Этот обмен репликами произошел на семинаре, состоявшемся 17 ноября в Вашингтоне – на одиннадцатом этаже здания по 15-й улице, где располагается Атлантический совет США. Речь на котором как раз и шла о вызовах нового времени – а также о том, как преломляется в изменившихся условиях исторический опыт.

«Европейская программа администрации Обамы» – так было озаглавлено выступление Филипа Гордона. Специально подчеркнувшего, что партнерство с Европой по-прежнему остается определяющим в глобальной политической стратегии США. «У нас нет лучшего партнера, чем Европа, – заявил Гордон, – речь идет о наших союзниках, разделяющих наши демократические ценности».

В чем же американо-европейское сотрудничество воплощается на практике? «В первую очередь – в общих действиях по отражению глобальных вызовов», – подчеркнул замгоссекретаря. Уточнив: «Афганистан и иранская ядерная программа, – в решении этих проблем европейские государства незаменимы». И напомнив: «Сегодня в Афганистане сорок тысяч европейских военнослужащих. Столь многочисленным европейский контингент в этой стране не был еще никогда». Впрочем, численность войск – далеко не единственный показатель европейской солидарности с американским партнером: в европейских столицах полностью разделяется и стратегия постепенной передачи ответственности кабульскому правительству. А стало быть, уделяется должное внимание подготовке афганских сил безопасности…

Итак, Европа незаменима. Но что такое Европа – с политической точки зрения? По этому – не вчера поставленному – вопросу Филип Гордон высказался недвусмысленно: «Наша задача, задача североатлантического альянса – сделать так, чтобы стабильность и демократия стали достоянием всего континента – включая Центральную и Восточную Европу. «И здесь, – подчеркнул замгоссекретаря, – предстоит сделать еще немало».

Где же фронт работ особенно велик? Филип Гордон упомянул о трех ключевых проблемах: Балканы, Кавказ и отношения с Россией. По словам дипломата, в первом случае налицо серьезные результаты: интеграция балканских государств в структуры ЕС и НАТО идет полным ходом, диалог между Сербией и Косово начался, а лидеры Боснии – при всех разногласиях между ними – тесно координируют свои действия с Соединенными Штатами. А Закавказье? Замгоссекретаря ограничился упоминанием о том, что США последовательно отстаивают принцип территориальной целостности – и к соседям Российской Федерации это относится так же, как и ко всем остальным.

На установление «более конструктивных» отношений с Москвой Филип Гордон указал как на одно из наиболее существенных внешнеполитических достижений нынешней администрации. Эти отношения заместитель главы Госдепартамента охарактеризовал как «прагматическое сотрудничество». Уже сегодня приносящее Вашингтону серьезные дивиденды: достаточно упомянуть о возможности транзита грузов для сил международной коалиции в Афганистане через российскую территорию и об отказе Кремля от поставок тегеранскому режиму ракетных комплексов «С-300». О причинах изменения российской позиции по иранскому вопросу долго гадать не приходится, считает Гордон: российские власти сами опасаются растущего военного потенциала Исламской республики – ибо находятся в пределах его досягаемости.

Да и в горячих точках Европы взаимодействие Вашингтона с Кремлем мало напоминает разногласия прошлых лет. Отвечая на вопрос: как вы оцениваете нынешнюю роль России на Балканах? – заданный корреспондентом Русской службы «Голоса Америки», замгоссекретаря констатировал, что российская сторона с полным пониманием относится к целям и задачам американской политики в регионе.

Итак, «прагматическое сотрудничество» с Москвой набирает обороты. Предполагает ли оно непременное согласие по ключевым вопросам? Развитие отношений с Кремлем ничуть не мешает нам сотрудничать с Украиной и Грузией, Молдовой и Азербайджаном, заявил Филип Гордон. Является приоритетным и такое направление политики США и НАТО, как защита прав человека.

Остается, правда, еще один вопрос: о судьбе главного достижения американо-российской перезагрузки – подписанного двумя президентами соглашения по ограничению стратегических арсеналов, в настоящее время ожидающего ратификации в верхней палате Конгресса. Точнее – «подвешенного» законодателями-республиканцами, добившимися немалого успеха на недавних промежуточных выборах. Итак, утвердит ли «захромавший» Сенат договор по СНВ? Особенно в связи с позицией, занятой сенатором от Аризоны Джоном Кайлом – основным глашатаем республиканской позиции по проблемам вооружений? Настаивающим на развитии стратегического потенциала США и уже добившегося от президента выделения на оборонные нужды дополнительных 4,1 миллиарда долларов? И при этом не устающего напоминать о перенасыщенности повестки дня?

«Я не хотел бы комментировать мотивов заявлений сенатора Кайла, – сказал Филип Гордон. – Отмечу лишь одно: мы убеждены в том, что договор по СНВ жизненно важен для нас. Сегодня такого договора нет, поскольку прежнее соглашение устарело. Соглашение с Россией – тем более, соглашение, предполагающее столь строгие процедуры проверки, – в наших интересах».

Итак, «европейский проект» НАТО еще в работе, иранская угроза не исчезает с горизонта, а спор о «перезагрузке» становится все острее. Что же дальше? «В первую очередь, – подчеркнул замгоссекретаря, – необходимо помнить об главном: НАТО – уже не региональный оборонительный союз, и действовать ему приходится в глобальном масштабе».

Другие новости о событиях в мире читайте здесь

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

XS
SM
MD
LG