Линки доступности

Эстонские эксперты отдают должное Тоомасу Ильвесу. И считают, что внешняя политика страны не претерпит изменений

В Эстонии избран новый президент. Им с шестой попытки стала Керсти Кальюлайд. Она сменит Тоомаса Хендрика Ильвеса, который был главой Эстонской Республики с 9 октября 2006 года, и избирался на этот пост дважды. Его полномочия заканчиваются 10 октября 2016 года.

Керсти Кальюлайд была единственным кандидатом на пост президента во время выборов 3 октября. Предыдущие попытки избрать главу страны депутатами национального парламента и коллегией выборщиков заканчивались безрезультатно. Во время голосования в Рийгикогу госпожа Кальюлайд получила 81 голос из 101. Большинству жителей республики она была известна как представитель своей страны в Европейской счетной комиссии в Люксембурге.

По сообщению информационного портала Delfi.ee, депутат Европарламента, бывший министр иностранных дел Эстонии Урмас Паэт так характеризует нового президента страны: «После немного затянувшейся процедуры президент Эстонии на следующие пять лет, наконец, избран…Принимая во внимание предыдущий международный опыт Керсти Кальюлайд, я считаю, что у нее есть хорошие предпосылки для того, чтобы справиться с этой задачей».

Сама Керсти Кальюлайд на своей первой пресс-конференции после избрания сказала: «Я верю, что сегодня выиграла вся Эстония».

Корреспондент «Голоса Америки» связалась с эстонскими политологами, чтобы узнать их мнение пор поводу нового главы государства.

Заместитель председателя комитета по культуре эстонского национального парламента Рийгикогу Адо Муст, комментируя итоги выборов, вернулся в начало 90-х годов, когда страна избирала первого после восстановления независимости президента: «Тогда мы были немного наивными, и думали, что наше будущее будет проще, чем настоящее. Но ничего страшного в нашей политике не случилось!».

Собеседник «Голоса Америки» также напомнил, что Эстония является парламентской республикой, и для избрания президента необходимо заручиться поддержкой, как минимум, двух третей депутатов Рийгикогу. Во время предыдущих попыток в августе – сентябре этого года, необходимый результат достигнут не был. «И это – урок для наших политиков. То, что в первом туре ничего не получилось, заставило их всерьез подумать о роли президента в парламентской республике», - считает Адо Муст.

Эстонский эксперт напомнил, что Керсти Кальюлайд после своего выдвижения на пост президента заявила, что Эстонии необходимо обратить внимание на связи не только с супердержавами, но и с такими соседями, как Латвия и Финляндия: «Она, к примеру, очень хорошо говорит и по-фински, и это является плюсом», - убежден Адо Муст.

Кроме того, он считает, что выбор женщины президентом Эстонии вписывается в традицию, обозначенную в Европе в последние годы. «У нас среди политиков полно женщин, но не было ни президента, ни премьер-министра. И Керсти Кальюлайд, я считаю – лучший шанс для нашей истории», - считает Адо Муст. И отмечает, что в научных кругах Эстонской Республики новый президент страны хорошо известна, поскольку в течение ряда лет возглавляла научный совет Тартусского университета.

Следующим собеседником «Голоса Америки» стал преподаватель политологии Тартусского университета Рейн Тоомла.Он отметил, что во время нынешней президентской кампании все основные политические силы в Эстонии выдвигали своих кандидатов, что исключило возможность создания коалиций. Соответственно, первые попытки избрания президента республики не увенчались успехом, потому что «политические партии не

смогли найти общего кандидата, а все шли до конца со своими выдвиженцами», - отмечает Рейн Тоомла.

По свидетельству эстонского политолога, после неудачной попытки, предпринятой коллегией выборщиков в конце сентября, доверие к национальному парламенту заметно упало. «И чтобы улучшить свой имидж, парламентарии вынуждены были действовать несколько рискованно, но зато – показать, что они готовы к консенсусу. И они с этой задачей справились – в течение трех-четырех дней нашли новых кандидата, которых сначала было двое, но затем осталась одна Керсти Кальюлайд. И сегодня она получила необходимый результат и стала первой женщиной во главе эстонского государства», - пересказал всю выборную коллизию Рейн Тоомла.

Внешнеполитическое наследие Тоомаса Хендрика Ильвеса профессор тартуского университета оценивает, как «очень и очень сильное».

«Он был и послом Эстонии, и министром иностранных дел, и членом Европарламента, а это значит, что международные отношения были для него очень и очень важны. Но во внутриполитических вопросах, и я думаю, что все наши партии с этим согласны, его успехи были скромными. Поэтому наши основные партии надеются, что новый президент страны больше будет заниматься внутренними делами. А у Эстонии сейчас есть довольно сложные проблемы», - отмечает собеседник «Голоса Америки».

Кстати, во время своей короткой предвыборной кампании Керсти Кальюлайд заявила, что намерена выстраивать «ровные отношения» с Российской Федерацией. Означает ли это, что Москва получила «своего человека» во главе одной Центральноевропейской страны?

Рейн Тоомла так не думает. «Дело в том, что Эстония является частью Евросоюза и НАТО, - напоминает он. – И для нас гораздо целесообразнее поддерживать отношения с Россией именно с этой точки зрения. То есть, сепаратного, эстонского понимания этих отношений не существует», - заключает преподаватель политологии Тартусского университета Рейн Тоомла.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG