Линки доступности

Одни пришли на акцию памяти с портретами узников Гулага, другие – с портретами Гитлера

В воскресенье в Санкт-Петербурге прошла акция памяти жертв коммунистических репрессий. Организатор акции – региональное отделение движения «Солидарность» – приурочил ее к очередной годовщине создания ВЧК в декабре 1917 года.

Всем, кто решил присоединиться к акции, предлагалось придти к Соловецкому камню на Троицкой площади с фотографиями своих репрессированных родственников. Члены общества «Мемориал» взяли с собой несколько видеокамер, на которых записывались рассказы об арестованных, раскулаченных, отправленных в лагеря и ссылки, расстрелянных и замученных в застенках НКВД. Всем им приписывались «измена родине», «антисоветская пропаганда и агитация», а некоторым –даже «покушение на жизнь руководителя страны». При этом их родные и близкие числись как «пораженцы в правах» и «члены семьи врага народа».

«Счастливая жизнь» по меркам советского времени

Член политсовета петербургского отделения «Солидарности» Алексей Болгаров принес плакат с фотографией своего деда Петра Александровича Астафьева, командира инженерной роты на Ленинградском фронте, осужденного в конце войны по статье 58-10.

«Он что-то неосторожное написал в письме своему старшему брату, с которым они в Крестах и встретились. Им долго “шили дело”, и он просидел в Крестах целых год. Потом у него была туполевская шарашка, на которой кстати, сидел и Александр Исаевич Солженицын. И дед припоминал, что был, дескать, такой, но они были в разных корпусах», – рассказал Алексей Болгаров корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

После окончания туполевского проекта Петра Астафьева отправили в лагерь в Инту, затем на лесоповал в Кировскую область. «Освободился дед в 1954 году “по звонку”, а потом еще три года, что называлось “по рогам”, т.е. –поражение в правах, и он не мог это время жить с семьей», – продолжал Болгаров.

По словам активиста «Солидарности», именно дед его воспитывал с младенческих лет, а когда мальчик подрос, понемногу начал ему рассказывать о своей жизни. «Лет с тринадцати я уже все знал. Я думаю, что деду повезло: его не расстреляли, он получил всего десять лет, прожил он долгую, и, в принципе, счастливую жизнь. Конечно, “повезло” – это так называлось в те времена, а вообще у него была типичная судьба для людей его круга», – констатирует Алексей Болгаров.

Что скрывают архивы КГБ

Сопредседатель петербургской «Солидарности» Константин Ершов раздавал собравшимся выпуск газеты «Вестник народной свободы» с заголовком на передовице «Свободу Савченко и Сенцову!».

«Сегодня, по решению ООН, отмечается День международной солидарности людей. Таким образом мы выражаем свою солидарность с теми, кого считаем хорошими людьми, – пояснил Ершов в разговоре с корреспондентом «Голоса Америки». «Конечно, – продолжал он, – сегодня мы также вспоминаем репрессированных, невинно осужденных и тех, кто сопротивлялся этому режиму. Их, кстати, в первую очередь хотелось бы отметить, потому, что в последнее время укрепляется теория о том, что жертвы, якобы, были неизбежны, и поэтому никто не виноват. А нам кажется: обязательно нужно разобраться – кто был виноват; нужно открывать архивы и привлекать виновных к ответственности во имя будущих поколений. Чтобы это все не повторилось».

Сожаление по поводу недоступности архивов КГБ, КПСС и МИД СССР высказал и член Правозащитного совета Санкт-Петербурга Юрий Вдовин. Впрочем, у него есть этому объяснение: «Дело в том, что когда СССР распался, то КГБ всего Советского Союза никто не распускал. И остались отсеки КГБ во всех бывших союзных республиках, и они, конечно, держат «под козырек» перед Москвой. А разветвленная сеть кагэбэшных шпионских организаций во всех странах и сейчас мутят воду по всему миру».

«Как в советские времена, – продолжает Вдовин, – были организованы контролировавшиеся Кремлем “движения за мир”, так и сейчас ими инспирируются демонстрации “за Путина”, “за Россию” и так далее. И туда идут ресурсы по самым темным каналам финансирования, как в советские времена. А сведения об этих каналах и филиалах и хранятся в архивах КГБ, но архивы закрыты, и преступная организация продолжает фактически существовать, сохраняя память о Сталине. Но это замалчивается, чтобы народ не проводил параллелей с тем, что они вытворяют сейчас».

Гитлеровское «ПВО»

В середине акции, когда у микрофона выступали с воспоминаниями члены семей репрессированных, в рядах присутствующих стал нарастать возмущенный ропот. Дело в том, что в разных местах небольшой площадки перед Соловецким камнем несколько человек подняли типографские плакаты с портретами расстрелянных наркомов внутренних дел Генриха Ягоды и Николая Ежова, а также вождей Третьего рейха – Адольфа Гитлера и Йозефа Геббельса. На каждом из плакатов была надпись: «Жертва сталинских репрессий». Плакаты были изготовлены по заказу так называемой «Партии великое отечество», чья аббревиатура – «ПВО» – красовалась рядом с портретом «жертвы сталинизма».

Организаторы акции обратились к сотрудникам полиции с просьбой удалить провокаторов. При этом отмечалось, что акция согласована со Смольным. Однако никаких решительных действий со стороны полицейских не последовало. А начальник отдела по законности и правопорядку городской администрации Николай Струментов, который присутствует на всех оппозиционных мероприятиях, и вовсе заявил, что происходящее – в рамках закона.

После этого один из активистов «Солидарности» через микрофон напомнил, что устроители акции памяти предлагали принести портреты своих родственников, а значит, сторонники «ПВО» являются членами семей Гитлера, Геббельса и «железных наркомов».

Почему Украина – не Россия

Плакаты, которые держали в руках некоторые участники антисталинского митинга, гласили: «Долой власть КГБ!», «Политзаключенные – преступление государства», «Хватит врать!», «Помним, не простим!». Были и плакаты, на политическую злобу дня: «Мир не может жить по законам “двора В.В. Путина”» и «Руки прочь от Украины».

Среди участников акции находился и бывший представитель украинской диаспоры в Санкт-Петербурге Геннадий Логвиненко, недавно перебравшийся на свою историческую родину «в связи с необходимостью защищать Украину», как он пояснил корреспонденту «Голоса Америки».

На просьбу сравнить акции памяти жертв сталинских репрессий в Санкт-Петербурге и в Украине, Геннадий Логвиненко ответил: «В Украине память о жертвах является делом всенародным, а здесь это – удел единиц. Но должен отметить, что Россия дала миру прекрасную культуру диссидентов от Андрея Курбского до Андрея Сахарова. Диссиденты в России всегда были меньшинством, а в Украине, к счастью, дело обстояло не так. И борьба за свободу, так уж сложилось исторически, все-таки была там уделом большинства населения», – подчеркнул Логвиненко.

После того, как акция памяти жертв коммунистического террора завершилась, стало известно, что некоторые ее участники обратились к уполномоченному по правам человека в Санкт-Петербурге Александру Шишлову с просьбой отреагировать на появление у Соловецкого камня людей с портретами нацистских вождей и на бездействие полиции.

В ответ Шишлов написал в своем Facebook: «Если есть основания полагать, что полиция не реагировала должным образом на возможные нарушения закона и на соответствующие обращения организаторов, – прошу по возможности скорее направить мне заявления».

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG