Линки доступности

Противоракетная оборона в Европе и реакция России


Российский министр иностранных дел Сергей Лавров

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров

Госдепартамент опроверг заявление главы МИД РФ Сергея Лаврова

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров известен своей способностью легко выходить за рамки дипломатической речи, и недавно он сделал это снова. 5 августа в Куала-Лумпуре глава российского МИДа в интервью сингапурскому телеканалу обвинил президента США Барака Обаму в том, что американский лидер говорит неправду:

«В 2009 году президент Обама публично сказал, что если решится иранский ядерный вопрос, необходимости создания ПРО в Европе не будет. Кажется, он говорил неправду».

При этом в 2009 году американский президент действительно говорил о пересмотре планов по размещению элементов ПРО в Чехии и Польше, но никаких конкретных обещаний по поводу размена, подобного упомянутому Сергеем Лавровым, он не делал. Более того, европейским союзникам США Барак Обама тогда пообещал не меньшую, а большую безопасность:

«Наша новая архитектура ПРО в Европе обеспечит более сильную, разумную, и быструю защиту американских войск и союзников Америки».

Тогда же президент Соединенных Штатов заметил, что ракеты малой и средней дальности, имеющиеся в распоряжении у Тегерана, «могут достичь Европы».

Реакция официальных представителей США

Пресс-секретарь посольства США в Москве Уилл Стивенс заявил в четверг агентству «Интерфакс», что «президент Барак Обама постоянно с 2009 года говорил, что система ЕвроПРО необходима для защиты США и союзников от угрозы, которую несут баллистические ракеты с Ближнего Востока. И соглашение с Ираном, в случае его полной реализации, решит вопрос ядерных вооружений, но не решает угрозу иранских баллистических ракет». Он также отметил, что «Иран располагает самым большим количеством баллистических ракет на Ближнем Востоке, что продолжает оставаться источником нашего беспокойства, а также (беспокойства – «Г.А.») всего мирового сообщества».

В свою очередь официальный представитель Госдепартамента Марк Тонер на брифинге 6 августа, комментируя заявления Сергея Лаврова, отметил, что речь может идти в лучшем случае о выборочном прочтении высказываний президента Барака Обамы, а в худшем – об умышленном игнорировании фактов российской стороной.

Тонер также напомнил, что ядерное соглашение с Ираном, даже если оно будет полностью выполнено, сохранит опасность, исходящую от иранской ракетной программы.

Остается ли актуальным размещение элементов ПРО в Европе? Как изменилась ситуация с момента, когда Барак Обама говорил о новой архитектуре противоракетной обороны в этом регионе? Эксперты по стратегическим вооружениям дали свои ответы на эти вопросы в интервью «Голосу Америки».

Алексей Арбатов: Барак Обама дал неосторожное обещание

Эксперт Московского центра Карнеги Алексей Арбатов полагает, что 6 лет назад президент США действительно допустил неосмотрительное высказывание, которое ему потом Москва с радостью напоминала:

«Обама, действительно, говорил это несколько лет назад, и это с его стороны было очень поспешное заявление, потому что одно дело – ядерное оружие, а другое дело – баллистические ракеты. В нынешнем соглашении, которое подписано с Ираном, от Ирана не требуется прекратить свою ракетную программу. Лавров позволил себе здесь резкое высказывание, но то, что Обама в свое время такую плохо обдуманную идею выдвинул – это так, и теперь американцам приходится как-то держать за это ответ».

Вместе с тем, по словам Алексея Арбатова, «держать ответ» представителям США в этой ситуации довольно просто:

«Если Иран выполнит нынешнее соглашение по ядерной программе через несколько месяцев, то срок возможного создания его ядерного оружия продлится до года или полутора. Но баллистические ракеты будут продолжать развиваться, будут у Ирана в наличии, а противоракетная оборона требует не полтора года, а десятилетия. Вспомните, уже почти 20 лет прошло с тех пор, как США начали эту программу, и до сих пор там мало, что есть. Поэтому стратегические специалисты могут очень просто объяснить – почему даже против Ирана эта противоракетная программа США будет продолжаться, несмотря на подписанное с Ираном соглашение по ядерной программе».

Арбатов считает, что руководство США сделало в свое время недостаточно для того, чтобы снять озабоченности Москвы относительно развертывания противоракетной обороны в Европе после выхода США из договора по ПРО при президенте Джордже Буше-младшем:

«Многие американские высокопоставленные деятели, которые раньше занимали очень высокие посты, в частных беседах, поверьте мне, говорили: “Да, мы, конечно, вели себя по отношению к России неправильно. Мы ничего им на их беспокойство не отвечали, никаких гарантий не давали. Просто уверяли – это не против вас”».

Вместе с тем, эксперт признает, что ситуация с угрозами и вызовами в Европе за последние 6 лет существенно изменилась:

«На программе ПРО соглашение с Ираном не отразится, но, может, на ней отразятся бюджеты или какие-то другие соображения, например, обострение отношений с Россией, оно даже может заставить расширить ПРО в тех сегментах в Европе, которые могут теперь быть предназначены против российских ракет. Об этом, кстати, говорили высокопоставленные деятели Пентагона – что ответом на российские ракеты средней дальности, если Россия будет их делать, может стать это расширение ПРО в Европе, предназначенное против таких ракет, и то, что раньше было против Ирана, теперь может быть предназначено для России, если рухнет договор о ракетах средней и меньшей дальности».

Павел Баев: Россия стала поводом для новых разговоров о ПРО в Европе

Профессор Института исследований проблем мира в Осло Павел Баев уверен, что разговоры о противоракетной обороне ведутся российской стороной потому, что этого хочет первое лицо: «Путин снова и снова этот момент педалирует. Хотя ясно, что, да, действительно, президент Буш вышел из договора по ПРО еще 12 лет тому назад, и с тех пор много воды всякой утекло, и к тому, что происходит сейчас это уже имеет отношение очень опосредованное, но, так или иначе, и Лавров, и многие военные вынуждены к этому относиться серьезно и говорить об этом, потому что никуда не денешься – главнокомандующий дает такую установку, и приходится следовать».

По мнению Павла Баева, «тему ПРО стали снимать уже тогда, когда развернулась по большому счету “перезагрузка”, когда был подписан договор СНВ, о котором Путин как-то вообще последнее время не упоминает, хотя этот договор является гораздо более важным для всей траектории российско-американских отношений, нежели выход из договора по ПРО президента Буша, который случился задолго до того, как вышли на новые договоренности, в которых, так или иначе, этот факт выхода уже был принят как данность».

Эксперт Института исследований проблем мира отмечает, что Россия в последние полтора года сама дала повод для новых разговоров о необходимости ПРО для Европы:

«Ситуация заключается в том, что оценки угроз изменились, и там, где действительно некоторое время назад обеспокоенности в отношении Ирана были на первом месте, теперь на первом месте обеспокоенности в отношении России – ее поведения, ее программ гонки вооружений, которые она в первую очередь раскручивает. Те доводы и причины, которые шесть лет назад были на первом месте, теперь на первом месте не находятся - на первом месте, как причина, находится Россия. И никому уже больше других поводов, доказывающих необходимость развертывания системы ПРО в Европе, особенно и не нужно».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG