Линки доступности

Джереми Хаммонд: «Народ имеет право знать, что делают правительства и корпорации за закрытыми дверями»

Хакер-анархист из Чикаго Джереми Хаммонд, известный по кличке Anarchaos, признал себя виновным во взломе электронной почты аналитической фирмы «Стратфор», а также компьютерных систем правоохранительных органов и компаний, работавших с правительством США по контрактам. Об этом сообщил Прит Бхарара, федеральный прокурор Южного округа Нью-Йорка, где рассматривалось дело Хаммонда.

По данным прокуратуры, в декабре 2011 года Хаммонд и другие члены группировки AntiSec, являющейся частью Anonymous, «конфедерации компьютерных хакеров и других лиц», взломали компьютерный сервер базирующейся в Техасе аналитической фирмы «Стратфор», которую в СМИ нередко называют «частным ЦРУ». В результате 28-летний Хаммонд и его сообщники получили доступ к электронной почте примерно 860 тысяч сотрудников и клиентов «Стратфора».

Хаммонд и его сообщники также похитили информацию о кредитных картах примерно 60 тысяч человек и затем использовали эти данные для того, чтобы пожертвовать более 700 тысяч долларов различным благотворительным организациям, включая «Красный крест» и Save the Children. За это Хаммонда в интернете окрестили «Электронным Робин Гудом».

Как сообщает прокуратура, Хаммонд также признал, что участвовал в хакерских атаках на «Виртуальную академию» ФБР, Департамент общественной безопасности штата Аризона, профсоюз бостонских полицейских, офис шерифа округа Джефферсон в штате Алабама, производителя дронов компанию Vanguard Defense Industries, компанию Special Forces Gear, и другие.
«Совершая эти действия, я разглашал конфиденциальную информацию, – признал Хаммонд. – Я знал, что нарушаю закон».

Хаммонд был арестован в марте 2012 года благодаря сотрудничеству со следствием Гектора Хавьера Монсегуру, со-основателя хакерской группировки LulzSec, также бывшей частью сообщества Anonymous.

Монсегуру был арестован по многочисленным обвинениям в компьютерных взломах и согласился дать показания на других членов группы. Как сообщает газета New York Times, следователи с помощью Монсегуру убедили Хаммонда разместить 200 гигабайтов украденной внутренней переписки «Стратфор» на серверах ФБР. Часть данных Stratfor, чьей аналитикой пользуются многие СМИ, крупные корпорации и, как считается, правительственные службы, впоследствии была опубликована сайтом Wikileaks.

До своего ареста Хаммонд был известен как политический активист, протестовавший, в частности, против проведения Олимпийских игр в Чикаго в 2016 году и против различных неонацистских группировок. Он несколько раз подвергался аресту за нарушение общественного порядка и хранение марихуаны. Признав свою вину, Хаммонд опубликовал заявление, объясняющее свои действия.

«Я верю в правду, – заявил хакер. – Я совершил то, что я совершил, потому что я верю, что народ имеет право знать, что делают правительства и корпорации за закрытыми дверями. Я сделал то, что считаю правильным».

Прокурор Бхарара видит ситуацию по-другому. «Утверждая, что он ведет борьбу за свои анархические убеждения, на самом деле Джереми Хаммонд вверг в хаос жизни людей, чью личную и финансовую информацию и деньги он украл, а также компаний, чей бизнес пришелся ему не по вкусу, – заявил прокурор. – Он был не более чем кибер-преступник-рецидивист, который возомнил, что его компьютерные навыки поднимают его выше закона, который обязателен для всех. Tого же закона, который обеспечил соблюдение его прав в суде и позволил ему решать, признавать свою вину или нет».

Однако Хаммонд в своем заявлении утверждает, что согласился признать свою вину под давлением властей. «Даже если бы суд меня оправдал, прокуратура утверждала, что против меня готовы 8 других обвинений в различных юрисдикциях, – пишет хакер. – Если бы я был оправдан этим судом (в Нью-Йорке – М. Г.), то меня, вероятно, отправили бы в другой суд, где предъявили бы аналогичные обвинения. Этот процесс мог продолжаться бесконечно. Именно поэтому я решил, что наиболее практично – признать свою вину, что предусматривает тюремное заключение до 10 лет и иммунитет от преследования в любом федеральном суде».

Хаммонд уже провел в тюрьме 15 месяцев. В своем заявлении он сообщает, что на несколько недель был помещен в одиночную камеру. Хаммонд также жалуется, что его лишали возможности звонить своим близким и друзьям по телефону, а последним не позволяли навещать его в заключении.

Изначально обвинение требовало для Хаммонда до 30 лет лишения свободы.

Соглашение о признании вины снижает максимальный срок, который ему
угрожает, до 10 лет. Обычно преступник, признающий свою вину, может рассчитывать на снисходительность суда. Однако Хаммонд подписал соглашение о признании вины без согласия на сотрудничество со следствием с тем, чтобы, по его словам, «не раскрывать тактическую информацию и не подвергать опасности жизнь и благосостояние других активистов».

Приговор Хаммонду должна вынести 6 сентября федеральный судья Лоретта Преска, чей муж был в числе клиентов «Стратфор», чья информация была похищена, из-за чего адвокаты ранее безуспешно пытались убедить судью взять самоотвод.

Сторонники Хаммонда уже начали собирать подписи под петицией с требованием приговорить хакера-анархиста к тому сроку, который он проведет за решеткой к моменту вынесения приговора. Брат Хаммонда, Джейсон, призвал судью «вынести приговор, соответствующий содеянному – что было ничем иным, как ненасильственным политическим протестом».

Сторонники Хаммонда также указывают на относительно мягкие приговоры, вынесенные его подельникам в Великобритании. Хакеры Райан Экройд и Джейк Дэйвис, также входившие в группировки LulzSec и AntiSec, и которым были предъявлены обвинения по тому же делу, что и Хаммонду, были приговорены британским судом к 15 месяцам и одному году лишения свободы соответственно.

Однако адвокаты опасаются, что приговор Хаммонду может оказаться гораздо жестче. Для таких опасений у них есть основания: судья может расценить заявление обвиняемого и его отказ от сотрудничества со следствием как отсутствие раскаяния.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG