Линки доступности

В исламе снам придается сакральное значение

Вашингтон – В мае прошлого года всего за несколько дней до того, как принявший ислам американец Элтон Симпсон совершил нападение на конкурс «Нарисуй пророка Мухаммеда» в городе Гарланд, Техас, он обратился к джихадистам во всемирной паутине с просьбой растолковать его сон, в котором он «идет по дороге, и женщина в хиджабе смотрит на него сверху».

Об ответе Симпсону достоверно ничего не известно, однако зачастую подобные сны трактуются как обещание рая. Некоторые аналитики отмечают, что, вероятно, тот самый сон стал последним фактором, подтолкнув Симпсона к осуществлению нападения, в результате которого один охранник получил ранения, а сам Симпсон и его сообщник были убиты в результате стрельбы сотрудника дорожной полиции.

Как выяснилось, Элтон Симпсон – не единственный из исламистов, кто мог найти вдохновление в снах. Западные разведывательные агенства обращают все большее внимания на истории о снах, публикумые в социальных медиа джихадистов, в телефонных переговорах и электронных сообщениях, стремясь собрать все детали мистики мышления тех, кто убивает во имя ислама.

«Речь не идет о сценарии, разыгранном в фильме «Особое мнение», – рассказывает «Голосу Америки» на условии анонимности специалист в области контртерроризма. По сюжету картины с Томом Крузом в главной роли специальная полиция работает вместе с предсказателями будущего, пытаясь остановить убийц до того, как они совершат нападение.

«Однако мы заинтересованы в информации об обсуждении снов – она может оказаться полезной в прогнозировании возможного поведения нового рекрута или указать на намечающуюся траекторию радикализации», – продолжил он.

Социо-антрополог Иан Росс Эдгар из британского университета Дюрам, ведущий эксперт, занимающийся исследованием снов, отмечает, что западные разведслужбы заинтересовались снами джихадистов уже некотрое время назад. «Однажды на конференции специалист разведывательной службы признался мне, что сегодня «все поглядывают на сны», и что все подозреваемые, об обсуждении снов которых было известно, говорили, что их сны становились все выразительнее с приближением момента, когда их окончательно завербовывали».

«Разведка хочет понять, можно ли использовать нарратив сновидений как дополнительное средство удаленного анализа состояния человека, могут ли сны предсказать точку невозврата для кого-то, кто думал о нападении и теперь готов получить необходимые материалы для бомбы», – добавляет Эдгар.

В исламе особое отношение к снам, что резко отличает эту конфессию от западной христианской культуры, где еще в четвертом веке нашей эры теологи постановили, что толкование снов является проявлением предубеждений. Австрийский психоаналитик Зигмунд Фрейд считал сны дорогой к бессознательному и прошлому. В исламе же «подлинные сны» – те, что признаны толкователями не как «наветы лукавого» или ежедневной неважной рутиной – считаются подсказками о будущем и указанием пути свыше.

Пророк Мухаммед уделял большое значение своим снам – в Коране есть три примера толкования снов. Некоторые из самых важных событий раннего ислама связаны со снами – включая сон Мухаммеда, в котором он увидел базис законов шариата, встретился с Иисусом и другими пророками.

Считается, что Мухаммед начинал свой день с вопросов окружающим об их сновидениях.

Джихадисты придерживаются мнения большей части мусульман о том, что сны являются важной частью жизни человека, отмечает глава отдела исследования терроризма в Норвежском институте обороны Томас Хеггхаммер. «Они так считают, поскольку это один из ортодоксальных постулатов ислама, и большая часть, если не все мусульмане, верят, что сны могут нести в себе послание от бога или предсказания будущего», – добавляет он.

«Это убеждение существует, поскольку четко закреплено в священных текстах ислама, – продолжает Хеггхаммер. – На Западе об этом аспекте ислама мало что известно, так как мусульмане стараются избегать его открытого обсуждения – сны, это нечто интимное, сокровенное, делиться которым можно только с семьей или близкими».

Однако джихадисты и те, кто находится на пути вступления в их ряды, обсуждают свои сны – от британского бомбиста неудачника Ричарда Рейда, до организаторов катастрофических атак 11 сентября 2001 года в США Рамзи бин аль-Шибха и Халид-шейха Мухаммада.

По информации нескольких источников, лидер Талибана мулла Омар однажды услышал во сне повеление постоить исламское государство, живущее по законам шариата. Лидер «Аль-Кайды» Осама бин Ладен, как стало известно, беспокоился, что планы терактов 11 сентября будут раскрыты преждевременно, потому что слишком много его последователей видели их во сне.

Лидеры исламистов и их приспешники с энтузиазмом черпают в своих снах подтверждение своей правоты и призыва к действию.

Основатель ячейки «Аль-Кайды» в Ираке Абу Мусаб аль-Заркави, из которой появилось так называемое «Исламское государство», заявил, что он стал джихадистом отчасти потому, что его сестра во сне увидела саблю с надписью «джихад» на одной стороне лезвия и изречением Корана о том, что бог не забудет и не оставит – на другой.

«Для джихадистов, сны и сновидения являются ключевым способом подтверждения и легитимации других своих идеологических мировоззрений и пути к становлению шахидом – «святым мучеником», – отмечает автор первого академического исследования о значении снов в идеологии «ИГ» Иан Росс Эдгар.

Он отмечает, что вне зависимости от достоверности пересказа сна индивидуума, существует тенденция опоры на божественные сны с целью получения вдохновения и указаний к действию. Потенциальные боевики принимают во внимание свои сны, когда речь идет о таких вопросах, как вступлене в состав той или иной группировки, или решение стать иностранным бойцом, волонтером для миссии смертника, выбирать военную стратегию или – если это террорист-одиночка – цель.

Бывший старший профайлер ФБР Мэри-Эллен О'Тул говорит, что информация о снах может быть полезна – до определенного момента – в процессе оценки опасности, исходящей от того или иного подозреваемого. «Психиатры и специалисты в области психического здоровья будут использовать информацию о снах, чтобы понять, что происхоит с пациентом», – считает она. «Однако интерпретация снов весьма условна, науки, способной ее представить, нет, в итоге все сводится воспоминаниям, и человек, видящий сны, часто добавляет пропущенные детали», – добавляет специалист ФБР, подчеркнув при этом, что «сны могут быть очень наводящими».

Как, собственно, и их интерпретация. По словам Мэри-Эллен О'Тул, люди, занимающиеся толкованием снов, могут использоваться третьими лицами для того, чтобы оказать влияние, завербовать, убедить и направить обратившегося к ним человека. «Возможность отслеживать аккаунты, где обсуждаются и толкуются сны, может стать полезным для раннего оповещения об угрозе – отмечает она. – В процессе оценки опасности мы стремимся использовать как можно больше информации».

Хеггхаммер полагает, что сны боевиков «ИГ», а также другие культурологические аспекты джихада – от поэзии до песен, известных как «нашиды» – требуют тщательного изучения, посколько могут пролить свет на секрет эмоциональной привлекательности радикального ислама, толкающей некоторых людей на вступление в экстремистские исламские группы.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG