Линки доступности

Директор российского представительства Amnesty International: «Картина создается неприглядная»

  • Виктор Васильев

Сергей Никитин

Сергей Никитин

Сергей Никитин об усилении давления на НКО в России

Как уже сообщала Русская служба «Голоса Америки», Министерство юстиции Российской Федерации добавило в реестр НКО – «иностранных агентов» еще пять правозащитных организаций. Amnesty International охарактеризовала это решение как еще один признак подавления свободы самовыражения в России.

«Решимость российских властей уничтожить независимое гражданское общество остается неизменной», – так охарактеризовал ситуацию руководитель программ Amnesty International по Европе и Центральной Азии Джон Далхузен.

Статус «иностранных агентов» присвоен организациям «Общественный вердикт», «Мемориал», «Агора», «Юристы за конституционные права и свободы» и «Экозащита! – Женсовет» за предположительную «политическую деятельность» при частичном финансировании из за рубежа.

Напомним, что закон об «иностранных агентах» был принят в России в июне 2012 года; в ноябре того же года он вступил в силу. После этого сотни правозащитных организаций столкнулись с неожиданными проверками со стороны властей; на некоторые организации был наложен штраф, и они были вынуждены прекратить свою деятельность.

В 2014 году в закон была внесена поправка, наделяющая минюст РФ правом регистрировать организации в качестве «иностранных агентов» без их согласия.

Действиям властей РФ по отношению к российскому гражданскому обществу посвящено эксклюзивное интервью директора российского представительства Amnesty International Сергея Никитина Русской службе «Голоса Америки».

Виктор Васильев: Какие, на ваш взгляд, цели преследуют в данном случае российские власти?

Сергей Никитин: Становится совершенно очевидным, что российские власти поставили перед собой задачу искоренить независимые организации, в особенности те, которые занимаются защитой прав человека. Совсем недавно министерство юстиции внесло новые предложения на рассмотрение властей с тем, чтобы закон об «иностранных агентах» изменился и изменился. Естественно – в сторону ужесточения. Кроме того, сравнительно недавние изменения этого же одиозного закона привели к тому, что теперь Минюст фактически может силовым методом вписать в регистр, в список иностранных агентов те организации, которые посчитает достойными этого. Это уже произвол чистой воды. Фактически российские власти дают однозначный сигнал к тому, что независимые правозащитные организации будут и впредь подвергаться преследованиям.

В.В.: Во вторник 21 июля на заседании Совбеза РФ Владимир Путин в очередной раз сказал, что гайки в стране никто закручивать не собирается.

С.Н.: Мы хорошо помним, как президент Путин отвечал о том, находятся ли российские войска на территории полуострова Крым, и планирует ли Россия ввести туда свои войска. Что после этого получилось, хорошо известно. К тому же здесь – вопрос дефиниций. Что такое закручивание гаек в понимании президента Путина, не совсем понятно. Он также сказал сегодня, что важно опираться на гражданское общество. Но тогда возникает вопрос: а что такое гражданское общество? Может быть, это Общественная палата (РФ), фактически – оранжерейная организация, которая аккуратно создается проверенными руками? Тогда это один разговор. Если в его (Путина) понимании гражданское общество – то, как его понимают в международном сообществе, это другое. Но в этом случае действия Минюста идут в явном противоречии с обещаниями гаранта Конституции – президента РФ.

В.В.: Заботит ли власти предержащие в Кремле, кто будет защищать права россиян, когда НКО исчезнут вовсе или сократятся до минимума?

С.Н.: Я не знаю, что в голове у представителей российских властей. Потому что их действия пока с трудом поддаются какому-то логическому объяснению. Возможно, они предполагают, что защита будет обеспечиваться той же Общественной палатой или какими-то другими институтами, организациями, которые созданы проправительственными кругами. Мне это непонятно. Но мы оперируем фактами. А они таковы, что гражданское общество в России фактически зажимается со всех сторон, несмотря на то, какие хорошие словеса льются с очень высоких трибун.

В.В.: Как, по вашему, можно противостоять усиливающемуся нажиму на НКО?

С.Н.: Противостоять этому можно и нужно. Другой вопрос – до какой степени это будет успешно на нынешнем этапе. Этого мы не знаем. Но здесь необходимо ответить солидарностью общественных организаций – как российских, так и международных. Понятно, что подобные заявления, возможно, мало трогают и волнуют кремлевских политиков. Но Россия живет не в изоляции, и картина создается неприглядная. То, что происходит в России сегодня, видит весь мир. Шила в мешке не утаишь. К тому же это происходит параллельно с известными событиями, которые случились в юго-восточной части Украины.

Министерство юстиции Российской Федерации добавило в реестр НКО – «иностранных агентов» еще пять правозащитных организаций. В Amnesty International называют это решение еще одним признаком нарушения свободы самовыражения в России.

«Решимость российских властей уничтожить независимое гражданское общество остается неизменной», – написал руководитель программ по Европе и Центральной Азии Amnesty International Джон Далхузен.

Статус «иностранных агентов» присвоен организациям «Общественный вердикт», «Мемориал», «Агора», «Юристы за конституционные права и свободы» и «Экозащита! – Женсовет» за предположительную «политическую деятельность» при частичном финансировании из за рубежа.

Напомним, что закон об «иностранных агентах» был принят в России в июне 2012 года, и вступил в действие в ноябре того же года. После этого сотни правозащитных организаций столкнулись с неожиданными проверками со стороны властей; на некоторые был наложен штраф, и они были вынуждены прекратить свою деятельность.

В 2014 году в закон была внесена поправка, наделяющая минюст РФ правом регистрировать организации в качестве «иностранных агентов» без их согласия.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG