Линки доступности

Американцы в Москве чувствуют на себе охлаждение американо-российских отношений


Политические разногласия отражаются на жизни людей, далеких от политики

Отношения между Москвой и Вашингтоном, ухудшившиеся из-за конфронтации вокруг ситуации в Украине, сегодня хуже, чем когда-либо за последние несколько десятилетий. Как в связи с этим чувствуют себя американцы, живущие в Москве?

Если посмотреть на американских школьников, поющих государственный гимн США в актовом зале Спасо-Хауса, здании в стиле неоклассицизма в центре Москвы, являющемся резиденцией американского посла, то можно подумать, что в американо-российских отношениях ничего не изменилось.

Однако после прошедшей за закрытыми дверями встречи с 300 американцами, живущими в Москве, стало очевидным, что многие здесь уже почувствовали, что отношения между Россией и США переживают не лучшие времена.

Начать с того, что, как отметил инженер-строитель Оскар Караш, здесь до сих пор нет американского посла, а после крымского кризиса прошло уже три месяца. Пока никто не назначен на должность, которую до этого занимал Майкл Макфол, уехавший из Москвы 26 февраля – за день до начала российской аннексии Крыма.

«Российское телевидение – сплошная пропаганда. Отношение людей изменилось. У тех, кто раньше хорошо относился к американцам, начали появляться всякие неправильные идеи. Кто-то должен взять на себя эту роль, сделать что-то на высоком уровне и прекратить некоторые из этих вещей».

Некоторые американцы задали сотрудникам посольства вопросы относительно виз для своих российских подруг, но Алекса Геллера беспокоит виза иного рода.

В ответ на американские санкции российский парламент принял закон, который может заставить компании Visa и MasterCard, чьими кредитными картами в России пользуются около 30 миллионов человек, свернуть свой бизнес в РФ.

Алекс Геллер – управляющий партнер одной из интернет-компаний, работающих в Москве.

«Вы можете себе это представить? – спрашивает он. – Если нужно пойти к врачу, придется брать с собой наличные. Пойти в магазин – опять наличные. Хотите купить билет по интернету, но ничего не получится».

Однако все идет к тому, что в России все-таки будет найдено решение, которое позволит американским эмитентам кредитных карт продолжать работать в этой стране.

По словам американского юриста Фила, он живет в РФ уже лет десять. С начала украинского кризиса ему стало трудно разговаривать с российскими друзьями.

«Я решил, что лучше вообще ничего не говорить, – рассказывает Фил. – Но это у меня плохо получается. Зато удается не ссориться со своими друзьями».

Американцы говорят, что повсюду чувствуется резкое изменение отношения к ним.

Пуджан Касаджу последние два года торгует здесь недвижимостью.

«Всегда задают вопросы типа «а как там живется у вас, в Америке? Зачем приехал из Америки в Россию? Зачем уехал из такой великой страны, как Америка?». Теперь же все чаще задают вопросы типа «А вы чего, вообще, ребята, творите?» В общем, во всем чувствуется какое-то разочарование.

Ни один из опрошенных американцев не пожаловался на враждебные действия. Но Касанджу показывает фотографии из российского интернета. Написанные от руки объявления на продовольственных ларьках и лотках, с которых продают мороженое.

«Американцам товар не отпускается. Мы ввели свои санкции». Это что, шутка? А может, это отчасти всерьез?»

Некоторые американцы обвиняют Вашингтон в том, что он не понимает психологию россиян. На протяжении последних двенадцати лет Мэрилин Мюррей постоянно ездит между Москвой и Аризоной. Здесь она преподает травматологию своим российским коллегам.

Из-за географических особенностей России – страна скорее равнинная, – в нее часто вторгались. В результате россияне научились защищаться, рассчитывая на фактор устрашения.

«Им нужно было создать какой-то пугающий имидж, которого боялись бы потенциальные враги. Вот – посмотрите – даже их национальный символ: медведь, огромный русский медведь, который словно говорит: «Бойтесь меня! А не будете уважать и бояться – сожру!» У них это уже много веков – для самозащиты».

Мюррей считает, что Вашингтон допустил ошибку, и ошибка эта – хотя бы в нежелании притвориться, что в Вашингтоне боятся России.

«Когда представители американского правительства высказываются в том смысле, что Россия уже не представляет собой угрозы, – полагает Мюррей, – они ведут себя так, словно не придают значения этой стране, как будто она не имеют никакого значения, ни на что не влияет, и от нее уже ничего не зависит. Во-первых, россиянина пугает мысль о том, что «О! Эти люди нас уже не боятся». Однако еще одна вещь очень, очень важна, и многие этого не понимают, — это то, как близко к сердцу они это принимают».

Американцам, живущим в Москве, Россия может вдруг показаться неприветливой и неприбыльной. Однако именно приветливое и благожелательное отношение – это то, что испытал приехавший сюда американец, с которым мы побеседовали в вестибюле Музея Советской армии.

Кристофер Арндт приехал в Москву из Пенсильвании.

«Сегодня тут с одним человеком разговаривал, – рассказывает Арндт. – Я стоял на улице, понятия не имел, как куда пройти, держал перед лицом карту, а этот человек предложил довезти меня до музея, потому что не знал, как объяснить дорогу на английском. А я уверен, что по-русски я бы ничего не понял».

Во время этого туристического сезона такое отношение уже не будет обычным делом. Специалисты по туризму считают, что из-за охлаждения отношений с Западом количество американских и европейских туристов в этом году может сократиться по меньшей мере на 30 процентов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG