Линки доступности

Американский джаз – в подвале бруклинского дантиста-иммигранта


Профессиональный Биг-бэнд, состоящий из выходцев из бывшего СССР, репетирует каждый вторник

Пик популярности Биг-бэндов – больших оркестров, которые играли свинг и джаз – выпал на 20-30-е годы прошлого века. Но и сегодня на приемах в Белом доме часто выступают такие коллективы. Наш корреспондент в Нью-Йорке Виктория Купчинецкая нашла в Бруклине Биг-бэнд, который состоит из выходцев из бывшего Советского Союза. Репетируют музыканты в подвале стоматологического кабинета.

Днем – дантист. А вечером – джазист. Двойную жизнь ведет зубной врач Бруклина Марк Розин. Днем он принимает пациентов, вечером собирает у себя в подвале биг-бэнд. Репетиции проходят каждый вторник.

Большинство музыкантов этого русского биг-бэнда – профессионалы, выпускники консерваторий разных городов Советского Союза. В 60-е, 70-е годы они играли в самых престижных эстрадных и джазовых коллективах страны.

Тромбонист Владимир Богданов – у Олега Лундстрема. Марк Розин – у Давида Голощекина. А у солистки Варвары Рогович в Туркменистане был свой джазовый коллектив.

Марк Розин, приехав в Америку, не хотел быть просто дантистом. Он поместил объявление в русской газете – что, мол, требуются музыканты.

«Начали люди звонить, начали приходить. Володя пришел Груз, потом пришел Володя Богданов», – вспоминает он.

Коллектив существует с 97-го года.

«Они все герои, потому что в свое свободное время – каждый из них мог бы пойти отдыхать, телевизор смотреть, пляж, гулять – они приходят тащат свои инструменты. Они приходят, потому что всего одна причина – они любят музыку. Любят джаз», – говорит джазовая певица Варвара Рогович.

Биг-бэнд – это большой оркестр, от 17 до 20 музыкантов. Сегодня на репетиции их меньше – из-за жары в Нью-Йорке некоторые не приехали. Они говорят, что научились джазу у Виллиса Кановера – ведущего передач «Голоса Америки».

«Сегодня ты играешь джаз – а завтра Родину продашь», – шутит клавишник Шломо Лейдерман.

«Вот семь дней в неделю на протяжении многих лет я это слушал, записывал, “снимал”», – делится Вениамин Попов, саксофон-тенор.

«Снимать» – это записывать мелодию по слуху, без нот.

«А КГБ все делало вот так, чтобы не было ничего слышно, – говорит музыкант Марк Розин. – Мы старались выбирать эти станции, чтобы хоть какую-то музыку услышать».

Русский биг-бэнд выступает – то в ресторане Распутин, то в манхэттенском клубе The Cutting Room. Оркестру очень нужен менеджер – который занимался бы бизнес-стороной жизни коллектива. Ведь они мечтают выступить в Карнеги-холле.

«Если вас слушают люди, и это откликается радостью – ваше искусство, над которым вы трудитесь всю свою жизнь – в общем-то вот это вот самое главное», – заключила Варвара Рогович.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG