Линки доступности

Американские эксперты считают новые санкции против России в ближайшее время маловероятными

Американские эксперты, с которыми побеседовала Русская служба «Голоса Америки», считают, что успешные выборы в Украине, на которых победил Петр Порошенко, могут способстовать разрешению кризиса внутри и вокруг этой страны, однако ситуация остается крайне неопределенной, и ее дальнейшее развитие будет зависить от многих факторов. Эксперты также сошлись во мнении, что в ближайшем будущем введение новых санкций против России маловероятно.

«Хорошая новость в том, что на большей части территории Украины прошли относительно “чистые” выборы, – сказал один из ведущих экспертов по России, профессор Колумбийского университета Роберт Легволд. – Москва и избранный президент Украины выразили готовность к диалогу».

Но на этом, по мнению экспертов, хорошие новости заканчиваются, и мы возвращаемся к фундаментальным проблемам Украины, которые необходимо решить этой стране: ее государственное устройство, конституция, экономический кризис, а также разногласия между великими державами мира относительно геополитической ориентации Украины.

Янни Коцонис, профессор Нью-Йоркского университета, возглавляющий Центр Йордана по изучению России при этом университете, считает, что «сейчас для всех игроков очень важно сделать шаг назад и позволить, чтобы политические процессы внутри Украины начали действовать и набирать силу». «Важно, чтобы ни один из игроков, включая Россию, в данной ситуации не чувствовал, что он является маргинализированным, – добавил эксперт. – И только тогда в Украине может быть создана надлежащая государственная инфраструктура».

«Выборы в Украине ознаменовали новую фазу кризиса, но они также могут стать шагом к его разрешению, – сказал политолог Томас Грэм, старший директор консалтинговой фирмы Kissinger Associates, бывший советник по России в администрации Джорджа Буша-младшего. – По-крайней мере в Украине появился легитимный лидер, с которым Москва готова вступить в дискуссии по целому ряду вопросов, включая статус Украины, статус русского языка и отношения между Киевом и восточной Украиной».

«Теперь стоит вопрос: может ли избранный президент Украины Петр Порошенко продвинуть страну вперед, с учетом того, что в Украине такой сложный исторический багаж, слабые институты и очень сложные отношения с Москвой, – сказал Эндрю Вайс, вице-президент Фонда Карнеги в Вашингтоне, бывший советник президента Билла Клинтона по России и Украине. – Я не уверен, что его победа на выборах дает ему много пространства для маневра. Будет очень сложно развернуть страну и выстроить конструктивные отношения с Россией. Россия пока очень негативно относилась ко всему, что происходило в Украине во время и после Майдана. И мне не кажется, что отношение России кардинально изменится сразу после выборов».

Фигуры из прошлого

По мнению профессора международной политики университета Род-Айленда Николая Петро, избрание Порошенко может усугубить напряженность между политическим истэблишментом и «националистами, контролирующими силовой блок» в Украине. «Им еще предстоит выяснить отношения, и на это уйдет, пожалуй, все лето», – написал эксперт, находящийся сейчас в Украине, «Голосу Америки» по электронной почте.

Профессор Легволд видит одну из проблем в том, что два кандидата, получившие больше всего голосов – это фигуры из прошлого Украины. Юлия Тимошенко была премьер-министром, а “шоколадный король” Порошенко не только спонсировал “оранжевую революцию”, но и успел поработать министром в правительстве свергнутого президента Виктора Януковича.

«Даже представители востока страны, баллотировавшиеся на выборах и получившие несколько процентов голосов, – это состоятельные люди, которые в прошлом работали в правительстве и сумели использовать государственные структуры для того, чтобы сколотить личные состояния, – отметил Легволд. – Общество это понимает, и активисты Майдана, равно как и многие жители западных регионов страны, скептически относятся к ним. Это не новая кровь, не новые голоса. Порошенко придется на деле доказывать, что он готов бороться с коррупцией, поразившей не только государственные, но и деловые структуры».

Профессор Коцонис видит определенную иронию в том, что в результате революционных преобразований Майдана к власти пришел один из самых богатых людей страны. «Первые демонстрации на Майдане не были антироссийскими, – напомнил эксперт. – Да, некоторые выступали простив России, но главными были требования о создании более демократичного правительства, которое больше прислушивалось бы к нуждам народа, и против коррупции – и в частном секторе, и в государственном. Но обо всем этом быстро забыли, потому что конфликт переродился в противостояние прозападных и пророссийских сил. Сутью конфликта стал вопрос о том, что значит – быть украинцем. И когда сформировалась эта полярность – люди быстро забыли, что изначально выступали против олигархов и олигархического устройства в политике».

По мнению профессора Коцониса, по мере того, как ситуация в стране все больше напоминала хаос, возрастал спрос на стабильность. «После падения старого правительства было решено, что если разными регионами будет управлять несколько влиятельными людей – это будет способствовать стабилизации страны, – сказал эксперт. – То есть внимание переключилось от стремления к большей демократизации, от лидеров-популистов к стремлению к стабильности. И в том, что обеспечивать стабильность выпало влиятельным людям, принимавшим участие в создании старого порядка вещей, есть, мне кажется, некая ирония».

Коцонис считает, что этим объясняется победа Порошенко на выборах. «Люди решили, что стабильность сможет обеспечить очень богатый человек, который никому ничего не должен, – пояснил эксперт. – У него будет больше пространства для маневра, потому что он очень богат. В этом есть ирония, но это новая украинская реальность. Будет ли Порошенко активно выступать против коррупции? Пока этого еще никто не знает».

Профессор Легволд отметил, что «Порошенко придется полагаться на олигархов, контролирующих региональные администрации», или, как сказал эксперт, на «сеть олигархических княжеств». «В связи с чем возникает вопрос, сможет ли он провести через Верховную Раду законы, обеспечивающие должную прозрачность в деловом сообществе? Если он не сможет сделать этого достаточно быстро, он может потерять доверие даже тех, кто за него голосовал, не говоря уже о тех людях на востоке и юге страны, которые изначально считали его кандидатуру враждебной их интересам«, – сказал Легволд.

Восток и будущее Украины

Ситуация на востоке Украины, особенно в Луганске и в Донецке, где на следущий день после выборов развернулись ожесточенные бои между сепаратистами самопровозглашенной Донецкой народной республики и правительственными войсками, вызывает серьезную тревогу американских экспертов.

«Нет никаких свидетельств того, что пророссийские сепаратисты готовы признать украинские выборы, – констатировал профессор Легволд. – Они заявляют о намерениях защищать провозглашенные там так называемые “народные республики” и, более того, добиваться вывода оттуда правительственных войск и Национальной Гвардии Украины. Тем временем Порошенко заявил о необходимости продолжения операций против военизированных группировок пророссийских сепаратистов. На мой взгляд, все это означает продолжение, а возможно и эскалацию конфликта».

Вице-президента Фонда Карнеги Эндрю Вайса «вдохновило» решение Порошенко совершить свою первую рабочую поездку именно на восток страны. «Конечно, одной поездкой всех проблем не решить, – добавил он. – Но символически это очень правильное решение».

Томас Грэм заявил, что не удивлен тем, что сегодня на востоке Украины идут бои. «Никто не думал, что выборы сами по себе разрешат все противоречия, – сказал он. – Кризис в Украине обещает быть долгосрочным. Еще в феврале стало ясно, что государственные структуры обрушились, в стране нет политического или национального консенсуса. Было бы ошибкой думать, что мы близки к разрешению кризиса».

Не удивлен таким повором событий и Янни Коцонис. «В любой стране есть свои противоречия и конфликты, но если соседняя страна активно помогает одной стороне конфликта, тогда это приобретает особое значение, – сказал он. – Важно, чтобы Россия не поддерживала отдельные группы повстанцев, да и вообще повстанческие силы на востоке».

Эндрю Вайс предположил, что восток Украины не контролируется сегодня ни Киевом, ни Москвой. «Там существует вакуум власти, и разные группы сепаратистов пытаются этот вакуум заполнить», – сказал он.

«Конечно, Россия сыграла большую роль в том, что сейчас происходит на востоке страны, – констатировал Александр Кули, профессор политологии в Колледже Барнард Колумбийского университета. – Но были бы у востока претензии к Киеву без вмешательства Москвы? Очень трудно сказать».

«Запад не очень охотно признавал легитимные претензии населения в Донецке и Луганске к переходному правительству в Киеве», – заметил профессор Кули.

Цели Кремля

Отвечая на вопрос «Голоса Америки», Томас Грэм сказал, что не думает, что президент России Владимир Путин заинтересован в создании на востоке Украины «замороженного конфликта» наподобие Приднестровья.

«С точки зрения российских интересов, артикулированных президентом Путиным, Украина должна войти в создаваемый Москвой Евразийский союз, – пояснил он. – На мой взгляд, цель Кремля в этом кризисе изначально заключалась в том, чтобы структурировать геополитическое и экономическое направления правительства в Киеве. Таким образом, для России восточная Украина стала рычагом воздействия на украинское государство. Россия заинтересована в большей автономии для различных регионов Украины, а также в определенном контроле над политикой Киева в сферах безопасности и внешней политики. В Москве это видят как гарантию того, что Украина не “уйдет на Запад”».

Может ли наличие «замороженного конфликта» послужить интересам Москвы? «Может быть, – допускает Грэм. – Однако во всех прочих “замороженных конфликтах“ на территории бывшего Советского Союза присутствуют российские войска в качестве “миротворцев”». По мнению эксперта, такой сценарий сегодня не входит в планы Кремля.

По мнению профессора Кули, прогресс в возможном диалоге между Москвой и Киевом во многом зависит от трактовки термина «федерализация».

«Москва, вероятно, имеет ввиду крайнюю децентрализацию – то, что мы в США назвали бы “конфедерализацией“, – пояснил он. – Это две территории, очень свободно связанные между собой, способные независимо друг от друга формировать свою международную политику. Это совсем не то, как мы понимаем “федерализацию“. Для нас это одно образование, с центральным и местным правительствами, которые выполняют разные функции на местном и центральном уровне. А российская сторона под этим понимает почти полную автономию, предусматривающую право вето относительно внешней политики другой части страны».

«Администрация Обамы не монолитна»

По мнению экспертов, сегодня администрация президента Обамы несколько более нюансировано смотрит на роль Кремля в «раскачивании лодки» на востоке Украины.

«Многие комментаторы представляют ситуацию на востоке страны как борьбу между Киевом, который поддерживают Вашингтон и Брюссель, и сепаратистами, пользующимися поддержкой Москвы, – сказал Томас Грэм. – Однако мы знаем, что там появилось множество независимых игроков. У каждого олигарха своя военизированная организация. Сейчас трудно сказать, кто с кем и почему воюет в Донецке. Это очень сложная ситуация».

«Администрация Барака Обамы не монолитна, – продолжил Грэм. – Ясно, что есть люди в разведсообществе, которые понимают сложность ситуации. Проблема в том, что американский политический истэблишмент создал образ Путина как диктатора, который принимает все решения и все контролирует. Но это не соответствует действительности. На востоке Украины происходят события, которые он не контролирует. Если мы не будем это учитывать, мы рискуем вступить с Москвой в конфронтацию на основе недопонимания, что будет иметь негативные последствия не только для попыток урегулирования кризиса в Украине, но и для двусторонних американо-российских отношений».

По мнению экспертов, давление на Белый дом будет продолжать оказывать Конгресс. В день выборов не только исполняющий обязанности президента Украины Александр Турчинов, но и находящаяся в Киеве сенатор-республиканец от штата Нью-Гэмпшир Келли Айотт обвинила президента России Путина в разжигании беспорядков на юго-востоке Украины с целью запугивания избирателей и срыва голосования.

«Для законодателя, который не контролирует внешнюю политику, заявлять, что США должны быть намного более жесткими с Россией, несложно, – сказал Янни Коцонис. – Не всегда, правда, понятно, что за этим стоит и какая цель преследуется. Изоляция России – это не то, что сейчас должно происходить. Наоборот, Россию нужно больше вовлекать в международный правопорядок».

Новых санкций пока не будет?

Опрошенные «Голосом Америки» эксперты сошлись во мнении, что США, по крайней мере в ближайшее время, воздержатся от введения новых санкций против России.

«Я не думаю, что администрация Обамы разделяет мнение сенатора Айотт и ее коллеги Боба Коркера, также находящегося в Украине, о том, что Россия несет ответственность за события на юго-востоке, – сказал профессор Легволд. – Я уверен, что в администрации считают, что Россия могла сделать гораздо больше для нормализации ситуации в Донецке и в Луганске, однако в Вашингтоне понимают, что ситуация на востоке вышла из-под контроля.

Я не думаю, что в Вашингтоне, также как и в Берлине, считают, что в данный момент есть смысл вводить новые санкции против России. В то же время, очередной пакет санкций готов, и в случае дальнейшей эскалации насилия или напряженности давление на Белый дом с тем, чтобы ввести эти санкции, будет расти. Однако я не думаю, что это вопрос ближайших дней или даже недель».

«Москва, бесспорно, хочет “гулять на двух свадьбах“ – иметь своих агентов влияния на востоке, влиять на развитие событий там, вести диалог с сепаратистами, – сказал Александр Кули. – Но Москва также не хочет выглядеть так, будто бы она готовит интервенцию, так как хочет избежать новых санкций. Россия ведет такую двойную игру. И, по-моему, сейчас Запад не имеет достаточно оснований введения новых санкций».

«Учитывая то, как прошли выборы, и относительно миролюбивые заявления Путина, я думаю, что администрации Обамы сложно будет ввести новые санкции против России, и особенно сложно будет заручиться в этом поддержкой Европы», – сказал Томас Грэм. В то же время, добавил эксперт, «в случае эскалации насилия на востоке Украины, если в Вашингтоне, Брюсселе и в Берлине придут к выводу, что ответственность лежит на России, последуют новые санкции».

«В настоящий момент будет сложнее ввести санкции против России, если, конечно, ситуация не изменится в худшую сторону, – соглашается Эндрю Вайс. – Администрация Обамы вместе с канцлером Германии Ангелой Меркель представляли выборы в Украине как лакмусовую бумажку и угрожали санкциями, чтобы не допустить вмешательства России. И в краткосрочной перспективе эта стратегия, мне кажется, принесла свои плоды, хотя теперь, возможно, им придется заплатить более высокую цену, чем они предполагали. Потому что теперь, после выборов и после того, как Россия стала отводить свои войска от украинской границы, будет намного сложнее убедить Евросоюз поддержать новые санкции».

Американо-российские отношения

По мнению Роберта Легволда, «ситуация не сулит ничего хорошего» для американо-российскиx отношений.

«В последние дни перед выборами Россия начала отводить свои войска от украинской границы, – заметил он. – Путин заявил, что Россия будет уважать выбор украинского народа, а в понедельник Лавров сказал, что Москва готова к диалогу с Порошенко. Это позитивные шаги, которые приветствовала администрация Обамы. Но этого недостаточно».

«Ситуация в Украине будет продолжать вызывать напряженность в отношениях между США и Россией, – продолжил профессор Легволд. – Я думаю, что Конгресс будет продолжать оказывать давление на Белый дом с тем, чтобы наказать Россию, даже если роль Кремля в событиях на востоке Украины не очевидна».

Эндрю Вайс предположил, что «Москва даст Порошенко шанс, как когда-то дала Юлии Тимошенко». «У Порошенко есть деловые интересы в Москве, и, я думаю, они уже начали переговоры, – добавил он. – Но с учетом того, что Москва требует – у Порошенко будет мало пространства для компромисса».

Александр Кули отметил, что по завершении выборов «напряженность немного спала». «Однако, – продолжил он, – следующей главой в развитии Украины, к сожалению, будет перманентный кризис. Москва, похоже, готова взаимодействовать с Порошенко, как и сам Порошенко, будучи прагматиком, готов к диалогу с Кремлем. Москва, возможно, сейчас захочет консолидировать завоевания вокруг Крыма, воздействовать на украинский конституционный процесс, то есть легитимизировать таким образом свою внешнюю политику в Украине, избежать новых секторальных санкций со стороны Запада».

Геополитическая составляющая

Эксперты отмечают, что Киев и Москва далеко расходятся по многим вопросам. При этом разногласия существуют не только между Россией и Украиной.

«Для разрешения кризиса необходимы переговоры не только между Москвой и Киевом, но и между Вашингтоном, Брюсселем, Берлином и Москвой, – считает Томас Грэм. – Украинский кризис имеет очевидную геополитическую составляющую, и потому в его разрешение должны быть вовлечены великие державы. Без их согласия о месте Украины в архитектуре европейской безопасности и экономической системе проблемы внутри Украины разрешить не удастся. Без согласия внешних игроков у внутренних игроков просто не будет достаточного политического пространства для создания консенсуса и решения сложнейших задач, стоящих перед страной».

«Проблема в том, что по мере того, как Порошенко будет пытаться осуществить необходимые реформы, включая изменения Конституции, у России с одной стороны и у США и Евросоюза с другой будут возникать все новые и новые разногласия, – предполагает Роберт Легволд. – США будут поддерживать Порошенко, а Россия будет относиться к нему очень осторожно. По мере того, как напряженность вокруг Украины будет нарастать, двусторонние американо-российские отношения будут страдать все больше и больше. Эта напряженность уже оказывает негативное воздействие в сфере контроля над вооружениями, экономических отношений, и так далее. Сейчас мы наблюдаем ухудшение двусторонних отношений по всем фронтам. События в Украине, возможно, дали толчок этому процессу, но в данный момент украинский кризис не является единственной причиной ухудшения американо-российских отношений».

Александр Кули считает, что Кремль видит ситуацию в Украине как платформу для того, чтобы получить поддержку в мире для пересмотра международного порядка.

«Путин заявляет: однополярный мир не работает, – говорит эксперт. – Путин рассчитывает на глобальную поддержку против гегемонии США и Запада. Но здесь, мне кажется, он допустил ошибку в своих расчетах. Хотя такие страны, как Китай, Индия и Бразилия понимают, что у России есть вполне легитимные интересы в пост-советском пространстве, многие из них, особенно Китай, не готовы переписывать глобальные правила игры и особенно пересматривать экономическую архитектуру глобализованного мира. Потому что эта архитектура им очень выгодна. Объем торговли Китая с США в пять-шесть раз больше, чем с Россией. Китай не хочет выбирать между партнерством с Россией или с Западом, он хочет иметь хорошие отношения и с теми, и с другими».

Роберт Легволд видит фундаментальную задачу США и России в том, чтобы совместно выработать подход к ситуации в Украине, исключающий новую холодную войну между Западом и Россией, «которая может иметь очень серьезные последствия».

«На мой взгляд, – сказал он, – приоритетом и в Москве, и в Вашингтоне должны быть попытки ограничить негативные последствия этой новой “холодной войны“ и сделать этот период максимально коротким. Я полагаю, что администрации Обамы следует пытаться убедить Москву в правильности именно такого подхода».

«Однако, – признает Легволд, – сегодня и в Москве, и в Вашингтоне ситуация видится по-другому. Сегодня администрация Обамы проводит политику, направленную на то, чтобы заставить Кремль проявить сдержанность и дать Порошенко шанс. Если это потребует диалога между Киевом и Москвой, США его поддержат, но при этом Вашингтон может выдвинуть условия, которые окажутся неприемлимыми для Москвы».

По мнению Томаса Грэма, главный вызов для администрации Обамы заключается в концептуальном оформлении своей политики.

«Чего мы хотим добиваться? Не только в Украине, но и в наших отношениях с Россией, и какой мы хотим видеть архитектуру европейской безопасности? – перечисляет эксперт вопросы, нуждающиеся в ответах. – Очевидно, что украинский кризис ознаменовал собой новую фазу. Политика “перезагрузки” кончилась, но что пришло ей на смену? Президент Обама говорил об изоляции России, но в сегодняшнем мире это едва ли осуществимо, что продемонстрировал визит президента Путина в Китай. Президенту Обаме необходимо ответить на вопросы: что для нас Россия и какие у нас с ней должны быть отношения с точки зрения наших национальных интересов? И более конкретно: какая развязка в Украине для нас желательна и как достичь этого результата? Я не думаю, что администрация Обамы ответила на эти вопросы. Возможно, в своем выступлении в Военной академии в Вест-Пойнт в ближайшую среду президент сделает это или, по-крайней мере, обозначит направление, в котором он намерен вести нашу страну».
  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG