Линки доступности

«Аль-Кайда» на Кавказе: вариант первый ­– Айман Завахири


Усама бин Ладени и Айман Завахири

Усама бин Ладени и Айман Завахири

Глобальные сети и безопасность России

В вопросе о связях и влиянии «Аль-Кайды» в кавказском регионе оценки американских и северокавказских экпертов расходятся кардинально, в то же время, они очень близки в прогнозах о будущем вооруженного подполья в России. В отличие от Кремля, выразившего уверенность в том, что со смертью Усамы бин Ладена Россия станет более безопасной страной, эксперты «Голоса Америки» уверены, что смена лидера «Аль-Кайды» не изменит накал конфликта на Северном Кавказе. Интенсивность связей в будущем и вовлеченность «Аль-Кайды» в процессы в России будет, в большей степени, зависеть от состояния и возможностей этой организации, считают западные эксперты. Кавказские наблюдатели оценивают авторитет «Аль Каиды» на Северном Кавказе и влияние этой организации на процессы в регионе категорично – «никакой».

«Аль-Кайда» и коммунизм

Профессор университета Джорджа Мейсона в Вашингтоне Марк Катц предполагает, что «сужение пространства для членов «Аль-Кайды» в Пакистане, Афганистане и странах Ближнего Востока, выталкивание боевиков из этих регионов может подтолкнуть их к миграции на Кавказ. «Ведь «Аль-Кайда» – как коммунистическая партия – интернациональна, и мы видели, как бойцы коммунизма мигрировали из одной зоны конфликта в другую», – говорит Катц.

Вместе с тем, профессор не думает, что Россия – приоритетная цель для международного терроризма:

«Если только вдруг «Аль-Кайда» не почувствует особую неприязнь к России, то тратить на борьбу с ней ресурсы, которых и так всегда мало, они не захотят».

Но от участия или неучастия «Аль-Кайды» «интенсивность и течение локального конфликта на Кавказе не изменится», – полагает Марк Катц.

«Северокавказскому подполью от «Аль-Кайды» не нужно ничего, и в первую очередь – не нужна ее репутация», – считает эксперт The Jamestown Foundation Маирбек Вачагаев. В то же время, Вачагаев не отрицает «наличие связей с арабским миром и Ближним Востоком»: «Конечно, есть связи, потому что есть множество людей и организаций, которые хотят и готовы помочь кавказскому подполью. И Абу Валид, и Хаттаб, и абу Хавс были представителями разных организаций из Саудовской Аравии, но эти организации не запятнаны связями с «Аль-Кайдой».

«Организации и фонды, созданные правительством Саудовской Аравии, активно поддерживают северокавказское сопротивление. Проблема только в том, что до конца не ясно – где заканчиваются подобные фонды, и где начинаются такие группы как «Аль-Кайда», – отмечает профессор Катц. Он, вместе с тем, подчеркивает неоднородность северокавказского подполья: «Там есть разные группы: одни из них исламисты, другие – сепаратисты. Для первых идея всемирного халифата близка, для вторых она чужда. Но и для тех, и для других главная цель все таки – локальная».

Профессор Гордон Хан, автор книги «Russia’s Islamic Threat» уверен, что интернационализация целей северокавказских исламистов – процесс неизбежный. Первые признаки подобной тенденции, по его мнению, уже проявились:

«Угрозы дагестанского джамаата “Шариат” в адрес Олимпийских Игр в Сочи, а также взрывы в международном терминале аэропорта “Домодедово”».

Тем не менее, полагает профессор Хан, «Имарат Кавказ» на этом этапе нельзя считать филиалом «Аль-Кайды».

Стратегичеси и тактически северокавказское подполье имеет мало точек соприкосновения с «Аль-Кайдой», полагает редактор газеты The Moscow Times Наби Абдулаев. Журналист отмечает, что и с точки зрения финансирования боевики на Северном Кавказе не ожидают помощи со стороны: «Уже несколько лет они сами добывают себе все необходимое – рэкетом или добровольными пожертвованиями».

Культурные различия против боевого сотрудничества

Айман Завахири может быть более трудным союзником для северокавказских боевиков в силу особенностей его характера:

«Он, конечно, гораздно тяжелее в общении, чем бин Ладен», – говорит профессор Катц.

Завахири лично был на Кавказе и имел возможность составить собственное мнение о мусульманах этого региона. По убеждению профессора Катца, Завахири был разочарован: «Боевое сотрудничество осложняется культурными различиями между членами “Аль-Каиды” и северокавказцами. “Аль-Кайда” – это организация глубоко саудовского типа с высокими требованиями к чистоте ислама, в то время как северокавказцы в определенной степени русифицированы. Ислам, исповедуемый на Северном Кавказе очень далек от того, что понимает под исламом “Аль-Кайда”».

Тем не менее, полагает Марк Катц, если Завахири сменит бин Ладена, то «он точно не забудет Северный Кавказ, потому что видит в этом регионе перспективы для расширения “Аль-Кайды”».

«Если Айман аль Завахири сменит Усаму бин Ладена во главе “Аль-Кайды”, то, вполне возможно, что он активизирует связи и поддержку кавказскому подполью, – полагает профессор Гордон Хан. – Ведь именно этот человек писал о важности создания Имарата Кавказ и распространения его влияния на всю Россию».

История радикального доктора

60-летний египтянин Айман Завахири имеет долгую историю в радикальном исламском движении. Подростком он присоединился в Каире к запрещенной властями Египта организации «Мусульманское братство». Спецслужбы Египта начали собирать информацию о Завахири, когда ему было 16 лет. Он успешно закончил Каирский университет и получил диплом доктора.

В 80-е доктор Завахири поехал в Афганистан, где работал в госпитале для раненых в боях с Советской армией. Его арестовали после убийства членами «Мусульманского братства» Анвара Садата, хотя причастность Завахири не была доказана. Американская газета The Wall Street Journal писала в 2004 году, что за три года в тюрьме Завахири наладил новые контакты среди джихадистов, а его взгяды стали более непримиримыми. Исламисты заявили, что под пытками Завахири дал показания на своих друзей. После освобождения он снова уехал на джихад в Афганистан.

В начале 90-х Айман Завахири официально возглавил организацию «Египетский джихад». В период его лидерства были совершены жестокие теракты против гражданских лиц. Из-за преследований властей Египта, он сначала уехал в Судан, откуда также был изгнан и нашел временное убежище в Саудовской Аравии. За три года в роли главы египетского джихада аль Завахири остался в одиночестве – без поддержки и сторонников. В поисках новых союзников и перспектив он активно путешествовал по миру.

В декабре 1996 года Завахири в сопровождении двух египтян и местного проводника задержали российские таможенники в дагестанском городе Дербент. В фальшивом паспорте на имя гражданина Судана, который изъяли у Завахири, были визы Йемена, Малайзии, Сингапура и Тайваня, российской визы в паспортах египтян не было. У арестованных таможенники забрали документы и оргтехнику, все это передали ФСБ. Ноутбук отправили в Москву для исследования. В апреле 1997 года Махачкалинский суд освободил Завахири.

«Тысячи важнейших документов в этом ноутбуке ФСБ вернула Завахари, так ни разу их не открыв и не изучив их содержание», – писала об этом событии The Wall Street Journal. По данным журналистов газеты, египетский доктор уехал не сразу, а провел на Кавказе еще две недели, встречаясь с лидерами местных исламистов и обсуждая возможное сотрудничество в будущем. Позднее Завахири написал о Северном Кавказе, как об очень перспективном для «Аль-Кайды» регионе: «Условия там безукоризненные».

Поездка на Кавказ была неудачной, но именно она подтолкнула Завахири к бин Ладену, считают эксперты The Wall Street Journal. В июне 2001 года «Египетский джихад» и «Аль- Кайда» подписали «Заявление №1» под общим названием «Аль-Кайда». С тех пор Завахири называли в СМИ «тенью бин Ладена» и «мозгом “Аль-Кайды”».

В настоящее время неизвестно, где находится Айман Завахири. Эксперты, общавшиеся с «Голосом Америки», полагают, что он, возможно, скрывается в Пакинстане. «Нам много лет лгали, что бин Ладен не прячется в нашей стране. Теперь мы не знаем, может, Завахири так же живет где-то в соседнем доме», – сказал «Голосу Америки» активист движения адвокатов Пакистана Захид Ибрахим. ФБР объявило награду в 25 миллионов долларов за информацию о местонахождении Аймана Завахири.

О событиях на российском Кавказе читайте в спецрепортаже «Кавказ сегодня»

  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

XS
SM
MD
LG