Линки доступности

Инсульт Джиоевой и «грузинский след» осетинской революции


Алла Джиоева (архивное фото)

Алла Джиоева (архивное фото)

Реанимация вместо инаугурации – ситуация в Южной Осетии накаляется

В четверг вечером осетинские блогеры распространили тревожное сообщение: «Алла Джиоева в коме после штурма ее штаба сотрудниками ОМОН». Сторонники Джиоевой заявили, что лидер декабрьских президентских выборов в Южной Осетии оказалась в критическом состоянии из-за удара по голове прикладом. Российские СМИ привели заявление представителя МВД республики, утверждающего, что избиения не было, Алле Джиоевой стало плохо во время визита следователя прокуратуры, последний якобы и вызвал скорую помощь.

Причиной визита следователя, как выяснилось уже после госпитализации Аллы Джиоевой, было возбуждение против оппозиционного лидера уголовного дела по обвинению в попытке государственного переворота. Поводом к обвинению стала объявленная на 10 февраля инаугурация Джиоевой на пост президента Южной Осетии. Как писал «Голос Америки», ЦИК республики вначале объявил победу Джиоевой на выборах, затем опроверг собственные результаты.

На осетинском сайте, выступающем в поддержку экс-президента республики Эдуарда Кокойты, появилась еще одна версия – причиной инсульта Джиоевой стал конфликт с ее ближайшим соратником Джамболатом Тедеевым. Напомним, уроженец Цхинвали, известный спортсмен Джамболат Тедеев, не смог выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах из-за изменения в конституции республики, запрещающего участие в выборах лицам, не имеющим 10-летний срок непрерывного проживания в Южной Осетии. Впоследствии Тедеев активно поддержал кандидатуру Джиоевой, штаб которой располагался в доме Тедеева.

Русская служба «Голоса Америки» попыталась выяснить обстоятельства произошедшего и представить прогнозы различных сторон о дальнейшем развитии событий в республике.

Шоковая политика

Активист штаба Джиоевой Ляна Тедеева назвала утверждения о ссоре между Джамболатом Тедеевым и Аллой Джиоевой «гнусной ложью». Ляна находилась в штабе в момент инцидента, и вот как она описывает увиденное:

«Я была там, когда ворвались омоновцы в масках, сотрудники госохраны. На моих глазах ее избили. Конечно, мы все ее защищали, но нас раскидали. Когда ее ударили, ей плохо стало, она упала, и ее унесли на носилках». По словам Тедеевой, к моменту интервью Алла Джиоева была в коме, «она не приходит в себя, в коме, почти при смерти». Судя по ответам на вопросы о будущих шагах оппозиции, сторонники Джиоевой в шоке и не готовы говорить о дальнейшей политической стратегии. «Нам главное, чтобы она выжила, остальное все уже не важно», – сказала Ляна Тедеева.

Лидер оппозиционной Народной партии Роланд Келехсаев сам становился жертвой избиения, его партия подверглась рейдерскому захвату, в результате чего в Южной Осетии появилась одноименная Народная партия, выступающая на позициях Эдуарды Кокойты. Партия Келехсаева не поддержала кандидатуру Аллы Джиоевой во время выборов, оставаясь, в то же время, в оппозиции к Кокойты и его преемнику Анатолию Бибилову.

«Я категорически против насильственных мероприятий, которые проводятся по отношению к Джиоевой и ее сторонникам. Эта ситуация должна решиться законными методами», – сказал Келехсаев «Голосу Америки». Лидер Народной партии не сомневается в том, что штурм штаба Джиоевой был «спецоперацией, за которой стоят власти».

Ситуацию в Южной Осетии Роланд Келехсаев охарактеризовал как «тупик государственности», выход из которого можно найти только в результате немедленных переговоров с участием всех сторон конфликта, включая представителей Аллы Джиоевой, а также всех политических партий, общественных движений, властных структур и законодателей.

«Уже в течение недели в Южной Осетии нужно созвать общенародный съезд, потому что ситуация накалена, и только за столом переговоров мы можем найти цивилизованный выход, чтобы предотвратить дальнейшее насилие», – сказал Роланд Келехсаев.

Инаугурация и спецоперация

Общественный активист и блогер проекта Радио Свобода «Эхо Кавказа» Алан Парастаев усматривает в сложившейся ситуации «угрозу государственности Южной Осетии» и видит за эскалацией «грузинский след».

В январе 2005 года Парастаев оказался в реанимации в тяжелейшем состоянии, после избиения сотрудниками милиции. Мотивы нападения остались нерасследованными.

Алан Парастаев также использовал термин «спецоперация», говоря о событиях в штабе Джиоевой. По его мнению, вопрос о том, была ли Джиоева действительно избита во время ареста, не так важен, «достаточно самого факта проведения спецоперации против человека, который на протяжении длительного времени испытывал жесточайшее давление».

В то же время, осетинский блогер критикует лидера оппозиции, говоря о том, что к такому исходу привели, в том числе и «многочисленные ошибки, допущенные Джиоевой». Ошибками он считает отказ отступиться от власти и объявление инаугурации. Этот шаг, по мнению Парастаева, утратил актуальность в связи с потерей Джиоевой массовой поддержки в Южной Осетии.

Алан Парастаев полагает, что исполнение хотя бы части требований Аллы Джиоевой давало власти шанс политического разрешения последствий «декабрьского кризиса».

После инцидента в четверг события в республике могут повернуться уже в более «революционное и неконтролируемое» русло.

Радикальные меры по отношению к Джиоевой Парастаев объяснил «грузинским следом»: «Я могу расценивать это только как провокацию против независимости Южной Осетии. За этим стоят силы, толкающие Южную Осетию в Грузию. Люди, которые хотят подавить любое проявление общественного самосознания и свободы выражения».

На вопрос о том, каким образом Грузия контролирует силовые структуры Южной Осетии настолько, чтобы направить спецназ на штурм штаба оппозиции, Парастаев ответил, что «Грузия не контролирует, но другого объяснения этим идиотским шагам у меня нет». «Идиотизм», по мнению осетинского блогера в том, что «даже инаугурация не могла бы привести ситуацию к такому кризису, как эта спецоперация против Джиоевой».

Кремлевский интерес

После событий четверга стало очевидно, что провалившаяся посредническая миссия Кремля имела целью убедить Аллу Джиоеву отказаться от президентских претензий. Однако подписанное сторонами «кремлевское соглашение» осталось на бумаге.

Эксперт Джеймстаунского фонда Валерий Дзутцев уверен, что Кремль видит в Южной Осетии угрозу большую, чем местная эскалация насилия. По мнению Дзутцева, в Москве серьезно обеспокоены тем, что в «государстве, пусть и таком маленьком как Южная Осетия, отождествляемом с Россией, выборы могут пройти по народному сценарию – кардинальная смена власти в результате честных свободных выборов».

«Опасность» такого поворота в Москве воспринимают очень серьезно, именно в связи с напряженной предвыборной ситуацией в России: «Это совершенно не входит в планы Кремля, потому что люди в России могут задуматься о том, почему им нельзя так же выбрать президента», – говорит Дзутцев.

Валерий Дзутцев отказывается серьезно рассуждать о «грузинском следе» в событиях в Южной Осетии: «Нет разницы, кто во главе Южной Осетии – Бибилов или Джиоева – позиция обоих по отношению к России и Грузии практически одинаково антигрузинская и пророссийская. Проблема только в престиже – выборы кандидата, которого Москва не одобрила, означают, что авторитет Кремля не так уж непререкаем, каким его хотят представить».

  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

XS
SM
MD
LG