Линки доступности

Альфред Кох: «Сила Америки – в колоссальной мощи местного самоуправления»

  • Матвей Ганапольский

Альфред Кох

Альфред Кох

Матвей Ганапольский представляет первые впечатления от Америки известных российских политиков, деятелей культуры и искусства, а также общественных деятелей, которые когда-то первый раз пересекли границу США и открыли для себя новую страну, которую раньше видели только в кино и по телевизору поэтического проекта «Гражданин поэт»

Первый раз я поехал в Америку весной 1993 года по приглашению Агентства международного развития США (USAID) – по программе знакомства с работой американского фондового рынка. Мы посещали фондовые биржи, всевозможные регулирующие органы, депозитарии, реестры, компании, акции которых котируются, биржевые компании и т.д. Знакомясь с фондовым рынком, мы побывали в огромном количестве городов – Нью-Йорке, Вашингтоне, Сан-Франциско, Чикаго, Миннеаполисе, Сент-Поле.

Я был под большим впечатлением, Америка меня потрясла совершенно. Прежде всего, конечно, Нью-Йорк, – ничего подобного я никогда в жизни не видел. К тому времени я не так много ездил за границу – в советское время я был невыездной, потому что я «инвалид 5-й группы»… Я, как немец, тоже был поражен в правах в Советском Союзе и не выезжал, поскольку мои родители были репрессированы, так что первый раз выехал за рубеж вообще в 1991 году.

Но впечатление было не только от небоскребов, огромности Америки, ее большого разнообразия. Тогда мне показалось чрезвычайно эффективным ее государственное устройство, я был поборник всех этих демократических институтов и той мифологии, которая вокруг этого накручена: с Джефферсоном, с Мэдисоном, с ранклином, с Вашингтоном и т.д., и поэтому на меня все это произвело фантастическое впечатление. Мне казалось, что, поскольку в Америке запущена эта демократическая машина, страна поэтому такая процветающая, такая великая, такая огромная...

Потом я был в Америке несчетное количество раз и подолгу, месяцами жил в ней, в том же самом Нью-Йорке, Вашингтоне, и занимался в том числе лоббированием, знакомился непосредственно, изнутри с работой Конгресса с лоббистским компаниями, с комитетами Палаты представителей, Сената, Госдепартамента.

У меня три книжки вышло в Америке на английском языке. Первая – «Распродажа советской империи», из-за которой здесь был большой скандал, она вышла достаточно хорошим тиражом. Потом книжка «Ящик водки», тоже на английском языке, которую мы написали в соавторстве с Игорем Свинаренко – с этой книгой мы сделали большой тур по американским университетам – проводили презентации в Колумбийском университете, Пенсильванском, Джорджтауне, Беркли, Университете Южной Калифорнии, Лос-анджелесском университете. А в конце прошлого года в Бостоне была опубликована моя книга о Холокосте, которую я написал совместно с Павлом Поляном – «Отрицание отрицания». Поэтому я достаточно хорошо и издательский бизнес понял, не говоря уже о бизнес-комьюнити.

И мое мнение об Америке изменилось: я понял, что ее сила отнюдь не в Вашингтоне, и что федеральная власть в Америке не менее отвратительна, чем федеральная власть в России: она тоже лицемерная, фарисейская и лживая и в общем-то не очень умная.

А сила Америки в колоссальной мощи местного самоуправления. Самое главное – это, конечно, местное самоуправление, это муниципалитеты и штаты, которые добились такой колоссальной независимости от федеральной власти. И фактически 99 процентов вопросов простой американец решает на уровне своего околотка, максимум – штата. Поэтому федеральная власть, федеральные налоги, конечно, колоссальные – это очень гнетет американцев, но на повседневную жизнь никакого влияния не оказывает, в отличие от нашей российской власти.

Полиция подчиняется муниципалитетам, штатам, только ФБР работает на всю федерацию, но ФБР не такое уж большое. Но судьи выбираются, судьи ответственны перед своими избирателями, все очень прозрачно, практически все судебные процессы проходят при присяжных, которые тут же с тобой рядом живут, ты их знаешь. Так что местное самоуправление, с чего в России Александр Второй начал свои великие реформы, в Америке в полной мере реализовано.

И Соединенные Штаты, собственно, построены снизу вверх, они были созданы штатами, муниципалитетами, созданы общинами, и вот этот дух местного самоуправления, ощущение сопричастности к управлению своей жизнью, своей коммуной, своим городом, своим штатом и далее всей страной – оно, конечно, пронизывает всю американскую жизнь.

И величие Соединенных Штатов, конечно, в местном самоуправлении. И вот это меня до сих пор потрясает.

Почему у них оно работает, а у нас нет?.. Американцы серьезно относятся к деньгам: если они куда-то дают деньги, они дают себе труд интересоваться, как они тратятся. Поскольку у нас основная масса налогоплательщиков не ощущает себя налогоплательщиками, они не видят тех денег, которые они платят, они зарплату получают за вычетом подоходного налога, они считают, что они этих денег и не получали. Конечно, это полушутливое объяснение, я не знаю, почему в Америке это получается...

У нас земства тоже начали бурно развиваться при Александре Втором и достигли больших успехов – все успехи в народном образовании, которых достигла императорская Россия, успехи в области народного здравоохранения, в развитии судебной системы, в землеустройстве – это все местное самоуправление. Потом оно было свернуто, и то, что вот уже на протяжении 100 лет наша верховная власть душит все ростки местного самоуправления, это, конечно, показатель того, что она понимает – это главный ее конкурент. Но в Америке местное самоуправление достигло такой мощи, что его теперь и задушить невозможно – это основа и сердцевина американского устройства.

Я уже говорил, что в Америке люди очень серьезно относятся к деньгам, они очень мобильны, очень предприимчивы, там многолетняя традиция бизнеса, которая у нас 70 лет каленым железом выжигалась.

Традиция бизнеса, навыки – они очень быстро нарабатываются. Можно привести массу примеров стран, которые, будучи абсолютно безнадежными с точки зрения ведения бизнеса, очень быстро поднимались до очень высокого уровня: например, Китай, Южная Корея и многие другие страны, та же Грузия, говорят, сейчас очень быстро растет, а там эти бизнес-науки раньше тоже были на очень низком уровне. Турция, например.

Да, безусловно, огромное количество капитала там крутится, и инновационным драйвером в мире, конечно, являются Соединенные Штаты. Но формируются и другие центры инноваций – Юго-Восточная Азия, я бы и Европу не сбрасывал со счетов – огромные инновационные центры есть в южной Германии и во Франции.

Но я считаю, что местное самоуправление – это основа. Если мы восстановим федеральный характер государственного устройства России и вспомним, что она все-таки федерация, и конституция у нас федеративной республики; если мы восстановим бюджетную прежде всего, а потом и управленческую самостоятельность регионов, а одно без другого не бывает, то я думаю, что это путь, который приведет Россию к процветанию.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG