Линки доступности

Алексей Навальный и сегодняшняя Россия

«Господин Навальный? Добрый день. Русская служба «Голоса Америки». Мы хотели бы взять у вас небольшое интервью по телефону…»

«О чем?» – раздалось на другом конце провода.

«О выдвинутом против вас обвинении. Но не только... Вообще – о …», – заторопился корреспондент.

«Когда?» – прозвучал следующий вопрос.

«Когда вам удобнее, – обрадовался корреспондент, – то есть, конечно, хотелось бы… Минуточку!»

Увы, мир коммуникаций несовершенен. «Алло! Алло! Алло!» – напряженно и требовательно зазвучало в ту же секунду на другом конце провода. «Да! Да! Слушаю вас!» – голос корреспондента окрасило отчаяние, заставившее соседей по редакции недовольно скосить глаза. И через секунду сделавшееся безысходным: «алло» смолкло, сменившись звонкими равномерными гудками.

«В безысходности-то все и дело, – сказал корреспонденту Русской службы журналист и правозащитник Александр Подрабинек. (С ним телефонная связь оказалась надежней.) – «Они хотят свалить Навального – просмотрели все, что можно, и нашли только этот, довольно странный эпизод, связанный с его деятельностью в Кирове в качестве общественного советника губернатора Белых».

«В последние месяцы целенаправленно раскручивалась объявленная президентом Медведевым борьба с коррупцией, – сказала корреспонденту в телефонном интервью проживающая в Бостоне публицистка и историк Ирина Павлова. – Это и прокремлевские движения со своими рейдами по магазинам, выявлявшие просроченные продукты и недобросовестных поставщиков. И националисты с лозунгом «Хватит кормить Кавказ!». И представители так называемой демократической общественности, аккумулировавшие борьбу с коррупцией в Интернете (А. Навальный, М. Литвинович). Это даже оппозиционные СМИ – «Новая газета», «Эхо Москвы» и «The New Times».

«Кто-то из чиновников, – продолжает Павлова, – уже предчувствует свою судьбу и пытается защищаться: этим, как мне представляется, можно объяснить факт возбуждения Следственным комитетом уголовного дела против Навального».

Насколько убедительны аргументы следствия? «Статья 165 Уголовного кодекса РФ – «причинение имущественного ущерба путем обмана и злоупотребление доверием» – в основном сводится к тому, что человек использует какие-то возможности того или иного предприятия или организации, – поясняет Александр Подрабинек. –
Классический случай – проезд без билета. Правда, я не слышал, чтобы против безбилетника возбуждали дело – просто потому, что ущерб – маленький. Но если человек, скажем, пользуется техникой и не платит за это, то это – как раз состав преступления по этой статье. В чем обвиняют Навального, со слов Маркина – представителя пресс-службы Следственного комитета – понять трудно. С одной стороны он говорит, что Навальный выдал себя за представителя губернатора Кировской области, хотя таковым на тот момент не являлся. Т.е. – ввел фирму в заблуждение. С другой стороны, сама фабула обвинения состоит в том, что он ввел фирму в заблуждение, будучи должностным лицом. Но либо он был должностным лицом, либо не был. И если не был, то не может быть субъектом преступления по этой статье».

Еще одно странное дело? «Навальный считает, что дело развалится – до суда или в суде, – продолжает Подрабинек. – Я не такой оптимист: оно может быть проведено с таким же цинизмом, как например, дело Ходорковского – не будут обращать внимания на логику».

И все же – почему именно сейчас? «С моей точки зрения, сам факт возбуждения уголовного дела имеет две цели, – считает живущий в Нью-Йорке адвокат Борис Кузнецов, – во-первых, отвлечь общественность от того, чем занимается Навальный, а во-вторых – отвлечь самого Навального: он будет вынужден тратить немало времени на свою защиту. Очевидна и подноготная этого дела: Навальный занимается борьбой с коррупцией. Борьба с коррупцией в России идет, но – в основном на уровне врачей и учителей. Иногда – в качестве показательных процессов – идут дела, скажем, в отношении прокурора Московской области. Но самые крупные дела, где нажиты наиболее крупные состояния, не затрагиваются.
А Навальный представляет интересы миноритарных акционеров Транснефти, Роснефти, Газпрома… И регулярно устраивает в интернете скандалы, обвиняя топ-менеджеров в злоупотреблениях. Потому-то скомпрометировать его, особенно в преддверии выборов, для власти вещь очень выгодная».

Так в чем же все-таки состоит феномен Навального? «Все прекрасно понимают, кто жулик, все знают, кто вор, – констатирует Подрабинек. – И когда находится человек, указывающий на них пальцем, говоря громко и ничего не боясь, он приобретает в обществе большую популярность. Произошло это и с Навальным: не случайно многие считают, что он достоин быть президентом».

«Навальный существует лишь в контексте внутривидовой борьбы среди правящей элиты, – полагает московский публицист Дмитрий Шушарин. – Он «впряжен» в межведомственные распри; за их пределы его разоблачения не выходят. Взять хотя бы недавний скандал: удивительно, что почти никто не разглядел за ним просто-напросто наезд заинтересованных структур на ведомство госпожи Набиуллиной».

«Я не сторонник конспирологических версий, – возражает Александр Подрабинек. – Если человек выступает против власти, то у нас непременно пытаются представить дело так, будто власть сама этого человека породила, воспитала, дала ему силы и теперь им манипулирует. Но это вовсе не обязательно…»

Это – споры о тактике. А стратегия? «Натравить народ на бояр, устроить чистку элиты, открыть огонь по штабам – все эти примеры из русской и нерусской истории напоминают нам, как может быть использован Навальный», – пишет Дмитрий Шушарин. Делая вывод: юрист-блогер – «самый опасный политический деятель нынешней России».

Если так, то велика ли опасность? «При тех незначительных пропагандистских возможностях, которые есть у Навального, шесть процентов поддержки – очень большая цифра, – считает Подрабинек. – Популярность Навального растет. А с этим уголовным делом, она, я думаю, начнет стремительно возрастать».

«Важен не столько сам Навальный, сколько вызываемый им психоз, – убежден Дмитрий Шушарин. – Главная особенность нынешней ситуации – отсутствие на политической сцене сколько-нибудь харизматичных персонажей. Да, у власти есть ресурсы, но какой бы то ни было харизмы нет ни у кого и в помине. И тот, кто продемонстрировал минимальные мужские качества, обречен на популярность».

«Немаловажно и другое обстоятельство, – продолжает публицист, – глубокое разочарование в так называемых демократах. Эгоистичных и стремящихся лишь к налаживанию отношений с властями. Попросту обманувших тех, кто их поддерживал. Отсюда – увлечение людьми типа Навального…»

И, наконец, последний вопрос: сверхзадача. Что означает все громче звучащий антикоррупционный мотив для партии власти? «Повторяется история с Юрием Лужковым, – констатирует Ирина Павлова, – когда Кремль, выдвинув против него обвинения в коррупции и произволе, буквально ошеломил публику силой своего натиска, проведя кампанию прямо по сценарию доклада Немцова и Милова «Лужков. Итоги».

«Так и сегодня, – считает историк, – верховная власть вновь перехватывает ситуацию: не оппозиция, а премьер-министр страны объявляет о создании Общероссийского народного фронта. Если следующим шагом будет объявление борьбы с коррупционерами из партии «Единая Россия» и смена ее кадрового состава, то эти действия будут с энтузиазмом поддержаны населением страны. И действующее руководство страны только укрепится».

«Однако, – продолжает Павлова, – стратегический вопрос: как завершить объявленную борьбу с коррупцией – пока остается без ответа. Будет ли это делаться по сталинскому примеру так называемой кадровой, или антибюрократической революции 1937 года, которой, кстати, тоже предшествовала критика «начальников всех уровней»? Последние события еще раз показали, что власть в России по-прежнему остается единственным реальным политическим субъектом. Не власть, а оппозиция должна была создать такой Общероссийский фронт, к чему еще 30 августа 2010 года призывал демократ первой волны Леонид Баткин. Но, как видим, оппозиция даже не попыталась объединиться – потому ей и остается только ерничать и критиковать».

Какое же место займет Алексей Навальный в этом контексте? «Мы знаем, – подчеркивает Александр Подрабинек, – что он замечательный борец с коррупцией. Но необходимо позиционировать себя и по другим вопросам. Не хочу сравнивать, но хочу напомнить, что и в Беларуси господин Лукашенко стал президентом именно на волне борьбы с коррупцией. И получился последний диктатор Европы…»

Борьба за маленького человека? Перехватывание инициативы у либералов? Антикавказская риторика? Или «позиционирование по другим вопросам» – еще впереди? «Сам я националистических лозунгов от Навального не слышал, – сказал Борис Кузнецов. – Если таковые и есть, то к ним нужно относиться осторожно. Не исключаю, что есть тут и элемент пиар-акции. Надеюсь, что на самом деле Алексей Навальный так не думает».

Вопрос так и остался открытым. Длинные гудки не прекращались. Даже автоответчик не включался…

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

XS
SM
MD
LG