Линки доступности

Ахтаханов, Буданов и бандподполье – нераскрытые тайны Чечни


Ахтаханов, Буданов и бандподполье – нераскрытые тайны Чечни

Ахтаханов, Буданов и бандподполье – нераскрытые тайны Чечни

Григорий Шведов о политическом контексте убийства

«В Ахтаханова стреляли около полуночи возле дома номер 2 по улице Беговая…» «Убийцы скрылись на автомобиле Ford Focus… машину обнаружили на юго-западе столицы. В салоне… найден пистолет с глушителем. Иномарка выгорела полностью…»

Итак, снова убит чеченец – и опять в центре Москвы. Вновь – уголовное дело по статье 105 УК. Как обычно, «подробности случившегося устанавливаются». Версия, впрочем, уже есть. Говоря официально – не версия, а версии. Причем, как заявил анонимный собеседник «Интерфакса», «среди приоритетных» – та, согласно которой убийство совершено «по заказу бандподполья, действующего на территории Северного Кавказа».

Кто же стал жертвой убийц на этот раз? В сообщениях российских СМИ об «известном в Чечне деятеле культуры и поэте» подчеркивается, в частности, что «Ахтаханов... всегда выступал за сохранение Чеченской Республики в составе Российской Федерации», и что ему была присуждена «специальная премия Артема Боровика за твердую интернационалистскую позицию в жизни и творчестве».

Кем же был Руслан Ахтаханов, и кому он мог помешать? Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» обратился с этими вопросами к главному редактору вебсайта «Кавказский узел» Григорию Шведову.

Алексей Пименов: Как бы вы охарактеризовали роль Руслана Ахтаханова в жизни Чечни?

Григорий Шведов: Прежде всего, не могу не сказать, что подробную биографию Ахтаханова можно прочитать на «Кавказском узле»… А говоря в двух словах – это один из борцов за независимость Чечни, интегрировавшийся в нынешнюю, кадыровскую Чечню. Чечню, представляющую собой компромисс с Кремлем.

А.П.: Заметная фигура?

Г.Ш.: Я бы не стал преувеличивать. Много лет назад он был значительно влиятельнее и значительнее. Вот лишь один эпизод (мы подробно описываем его на «Кавказском узле»): будучи чиновником от образования, Ахтаханов вручил профессорскую мантию Рамзану Кадырову. В то время его влияние было больше. В последнее время оно уменьшилось. И это – одна из причин, в силу которых мне трудно разделить официальную версию, согласно которой это заказное убийство организовали боевики. В том, что это убийство – заказное, сомнений нет. Но что оно организовано боевиками, представить себе сложно. Я не понимаю, зачем боевикам тратить столько времени и средств на его организацию…

А.П.: Кому, на ваш взгляд, могло быть выгодно устранение этого человека?

Г.Ш.: Тут, разумеется, необходимо детальное изучение вопроса. Я могу лишь высказать сомнение в официальной версии. Но вот что я хотел бы отметить: если подтвердится информация о том, что между убийством Буданова и нынешним убийством есть много общего, если, в частности, появятся какие-то фигуранты, то… будет интересно изучить эти сходства. Потому что в прошлом оба эти персонажа были чрезвычайно значительными фигурами для Чечни, и оба свое значение позднее утеряли. И если, повторяю, версия о пересечениях в этих убийствах подтвердится (или если эта информация не будет опровергнута), то можно будет считать, что кто-то, имеющий интерес к прошлому Чечни, заинтересован в том, чтобы лица, владеющие информацией на довольно высоком уровне, не смогли в дальнейшем этой информацией поделиться.

А.П.: В этой связи – вопрос о сегодняшнем дне Чечни. Извне нередко кажется, что ситуация там законсервировалась. Но вы-то, наверное, чувствуете динамику… Какова она, по вашему мнению?

Г.Ш.: Не думаю, что в данном случае можно говорить о консервации. Ситуация – подвижная, просто степень этой подвижности действительно малозаметна для постороннего наблюдателя. В административной повестке дня перемен нет. Нет потрясений, которые непосредственно касались бы, так сказать, стана республиканского главы. Но в Москве есть изменения, которые могут сильно повлиять на положение дел Чечне.

А.П.: Какие именно?

Г.Ш.: Они касаются подоплеки слогана «Хватит кормить Кавказ!». Которая, разумеется, связана с Чечней. Со все возрастающими расходами, а также с пиаром достижений республиканского народного хозяйства. Все это набивает оскомину. В России – кризис и бюджетный дефицит, средств для региона требуется все больше, и основная угроза благоденствию чеченских чиновников как раз и состоит в том, что большое количество людей – включая и официальные лица – разделяет негативную позицию по отношению к такому сверхъестественному нахлебничеству. Причем – не всего Северного Кавказа, а в первую очередь именно Чечни. Основная тряска и дрожь сейчас – в этой сфере. Что же касается сферы безопасности, то я бы не сказал, что те, кто воюет в сегодняшней Чечне, слишком уж ослаблены или потеряли слишком много сторонников. Думаю, что, как раньше, сегодня можно ожидать пиков их активности в любой момент. Точнее – когда эти пики будут наиболее уместны. Например – во время декабрьских выборов.

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

XS
SM
MD
LG