Линки доступности

Больных СПИДом отправляли умирать на Крайний Север

  • Виктор Васильев

Больных СПИДом отправляли умирать на Крайний Север

Больных СПИДом отправляли умирать на Крайний Север

В Москве, накануне Дня памяти умерших от СПИДа, родные троих погибших в результате ВИЧ-заболевания заключенных обратились в Тверской районный суд столицы с коллективным иском. Они потребовали взыскать в общей сложности 3 млн рублей с Министерства финансов за незаконные действия Федеральной службы исполнения наказания России, выразившиеся в неоказании надлежащей медицинской помощи их близким.

На зону – умирать

Всего, как отражено в заключении собственной проверки Управления федеральной службы исполнения наказания (УФСИН) по Карелии, в 2006-2008 годах в его учреждениях скончались 38 ВИЧ-позитивных осужденных, родные каждого их которых могут подать иск к России. Об этом корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» сообщил юрист Межрегиональной правозащитной Ассоциации «Агора» Ильнур Шарапов, представляющий интересы обратившихся в Тверской суд.

По словам Шарапова, в мае 2008 года в Санкт-петербургской больнице имени Боткина скончался Олег М. Он был осужден в конце 2005 года. Еще во время предварительного следствия в СИЗО было установлено, что он ВИЧ-инфицирован. В марте-июне 2007 года у него были выявлены туберкулез периферийных лимфатических узлов и ВИЧ-инфекция в стадии СПИДа.

Как пояснил юрист, врачи тогда не назначили необходимую больному терапию. После постановки диагноза в июне 2007 года Олег М. был переведен в Лечебно-исправительное учреждение-4 (ЛИУ) УФСИН России по Карелии. В течение недели его состояние резко ухудшилось. Вскоре Олег М. был направлен в ведомственную больницу города Медвежьегорска.

«Несмотря на прогрессирование ВИЧ-инфекции, больной так и не был обеспечен жизненно необходимыми лекарствами. Кроме того, мужчину перевели обратно в ЛИУ-4. В конце апреля 2008 года районный суд Карелии освободил Олега М. от дальнейшего отбывания наказания по болезни. К этому времени заключенный был парализован, он не мог есть и говорить. По возвращении в Санкт-Петербург он был срочно госпитализирован в больницу имени Боткина, где, не приходя в сознание, скончался через две недели», - рассказал Шарапов.

Также в Тверской суд Москвы обратились родные Константина Пролетарского, который в интервью перед смертью рассказал, что три года не получал антиретровирусную терапию в учреждениях УФСИН Карелии. Он был освобожден решением суда по состоянию здоровья 31 октября 2008 года, а 9 июня 2009 года скончался.

4 августа 2007 года в стационарном отделении ЛИУ-4 скончался ВИЧ-позитивный Геннадий Н., у которого в следственном изоляторе был диагностирован туберкулез. По данным Ильнура Шарапова, за неделю до смерти Геннадий Н.на свидании сообщил родственнице, что не получает никакого лечения. К этому времени он уже с трудом самостоятельно передвигался. К моменту смерти Геннадий Н. весил всего 34 кг.

«В десятках этих смертей мы виним тюремное ведомство и лично сенатора Юрия Калинина, ранее его возглавлявшего, - заявляет юрист Межрегиональной правозащитной Ассоциации «Агора» Ильнур Шарапов, - Людей убили нехватка инфекционистов, тест-систем, лекарств и скотское отношение. Глава ФСИН подписал приказ, позволивший сотнями этапировать больных из Петербурга в условия Крайнего Севера – по сути, умирать».

Три пишем, сотни – в уме

По мнению сопредседателя Совета Института свободы совести Сергея Бурьянова, это отражение общей ситуации и с правами человека, и с российской тюремной системой в целом. «Это системная проблема. Естественно, люди должны отстаивать свои права всеми законными методами», - заключил он.

Директор московского офиса правозащитной организации Human Rights Watch Анна Севортьян согласна, что проблема носит системный характер. «Проблема усложняется тем, что все люди, которые попадают в пенитенциарные учреждения России, принудительно проходят там анализ на ВИЧ-инфекцию, - добавила она. - Информация об их статусе неизбежно утекает, и в местах лишения свободы им приходится еще сложнее. А поскольку им необходимо лечение, то их еще и дополнительно изолируют».

На взгляд Анны Севортьян, единственная сфера, где в России можно точно подсчитать людей с положительным диагнозом на ВИЧ, это, увы, - места заключения. Но правозащитница с сожалением констатирует, что это никак не коррелируется с доступностью для больных необходимых препаратов или качеством оказываемой им медицинской помощи. «Люди могли бы жить намного дольше при соответствующем лечении, но в условиях пенитенциарной системы России это невозможно», - признает она.

Что касается обращения родственников пострадавших в Тверской суд, то Севортьян относится к этому положительно. «Если российские суды откажутся признать государственную пенитенциарную систему ответственной за неоказание медицинской помощи заключенным, тогда нужно будет подготовить иск в Европейский суд по правам человека».

Директор московского офиса Human Rights Watch напомнила, что в Страсбурге были выиграны несколько подобных дел, и это способствовало запуску реформы в ее сфере. «Если же иск будет выигран на ранней стадии, это может подтолкнуть к действиям большое количество людей, которые оказались в похожей ситуации», - полагает она.

Официально

В пресс-бюро ФСИН России отказались комментировать затронутую в материале тему.

Из заключения проверки УФСИН России по Карелии: «В 2006 году … из 99 прибывших ВИЧ-инфицированных... скончались двое. В 2007 году.... прибыло 340 осужденных, из которых 176 человек являлось ВИЧ-инфицированными... умерли 38 человек, в том числе 14 человек от ВИЧ-инфекции в сочетании с туберкулезом... В 2008 году... в УФСИН России по Республике Карелия прибыли 570 осужденных..., из которых 270 человек были ВИЧ-инфицированные... умерли 39 человек. Причинами смерти 16 человек явилось сочетание ВИЧ-инфекции с туберкулезом легких, 6 человек — ВИЧ-инфекция...».

О других событиях в России читайте в разделе «Россия».

XS
SM
MD
LG