Линки доступности

Саша Волгина: когда у человека СПИД, а его еще ломает...


Глава Федерального Центра по профилактике и борьбе со СПИДом РФ Вадим Покровский (за столом в центре) и активист Саша Волгина (за столом слева)

Глава Федерального Центра по профилактике и борьбе со СПИДом РФ Вадим Покровский (за столом в центре) и активист Саша Волгина (за столом слева)

Саша Волгина – один из самых активных участников XVIII Международной конференции по СПИДу в Вене и один из самых «громких» активистов по борьбе с этим заболеванием в России. Она еще в конце 90-х годов открыла свой ВИЧ-позитивный статус – Саша живет с ВИЧ уже более 10 лет.

«Мне кажется, что Конференция по СПИДу в Вене нас всех консолидировала, всех, кто занимается этой проблемой в Восточной Европе и в Центральной Азии, – сказала она в последний день конференции «Голосу Америки».

«Также очень важно, что сегодня во время дискуссии сидели за одним столом и люди, живущие с ВИЧ, и глава Федерального Центра по профилактике и борьбе со СПИДом РФ Вадим Покровский, – добавила она. – Ко всем нам пришло понимание, на каком этапе мы находимся, и куда нам нужно двигаться. И важно, что сам Покровский сказал, что необходимы общественные акции, которые вновь привлекут внимание общественности к проблеме ВИЧ/СПИДа в России».

Конференция в Вене была посвящена проблемам Восточной Европы и Центральной Азии, так как именно в этом регионе ВИЧ-инфекция в последнее время распространяется очень быстро. В прошлом году в России насчитывалось почти 60 тысяч новых случаев зараженных ВИЧ – скорость распространения вируса по сравнению с предыдущим годом увеличилась на 8%. В России наблюдаются перебои с доставкой лекарств для антиретровирусной терапии (АРВ терапии). По мнению многих международных специалистов, в стране не принимаются достаточные меры для профилактики распространения ВИЧ.

«То, что сейчас будут перебои с лекарствами – это временное явление, – сказал в интервью «Голосу Америки» Вадим Покровский. – Более серьезная проблема – это то, что в России нет программы эффективной профилактики против ВИЧ. И денег в бюджете не выделили на профилактику, считается, что программы по общему здоровому образу жизни должны автоматически снизить заболеваемость ВИЧ. Думаю, что это ошибочное мнение. Конечно же, должны быть мощные специальные программы. И финансироваться они должны на уровне, соизмеримом с тем, что сейчас будет затрачиваться на лекарства. Сейчас заключаются контракты на 10 миллиардов рублей на закупку лекарств. И на профилактику нужно несколько миллиардов рублей в год. И тогда мы достигнем снижения заболеваемости».

Ранее Росия была получателем средств на борьбу с ВИЧ/СПИДом от Глобального фонда – главного донора в этой области. «Глобальный фонд вылелил России 350 миллионов долларов на пять лет для борьбы с распространением ВИЧ, но в 2007 году Россия решила вернуть Глобальному фонду эти деньги, – рассказал в интервью «Голосу Америки» президент Глобального фонда Мишель Казачкин. – Россия – это интересный пример и для Китая, и для Индии. Потому что из получателя гранта она сама собирается стать донором».

Между тем в Российском бюджете больше не отводится средств на профилактику ВИЧ/СПИДа. Средства направляются на профилактику здорового образа жизни россиян в целом. В России, по официальным данным, – около полумиллиона ВИЧ-инфицированных. В 2009 году ежедневно в среднем регистрировалось 160 случаев новых заражений.

«Российское правительство, видимо, пока еще не готово создать действенный план и эффективно бороться с проблемой, – сказал в интервью «Голосу Америки» Денис Брун, региональный директор UNAIDS по Восточной Европе и Центральной Азии. – Четыре года назад на саммите «Большой восьмерки» в Петербурге президент Путин призвал к мобилизации ресурсов, к увеличению финансирования борьбы с этой проблемой. Но, к сожалению, эти намерения полностью не были реализованы. Сейчас в российском обществе существует противостояние, и финансирования недостаточно. Если стуация не изменится, эпидемия будет шириться».

Одним из основных методов профилактики распространения ВИЧ-инфекции, применяемых во многих странах мира, являются программы сокращения вреда. Это когда наркозависимым людям предоставляют чистые иглы, а вместо героина – метадон, тоже наркотик, но только такой, который они могут принимать в форме таблеток и который оказывает на их организм стабилизирующее действие.

«Я считаю, что в плане профилактики ВИЧ заместительная терапия эффективна, – сказал Вадим Покровский на встрече с активистами и ВИЧ-инфицированными в Вене. – Но сейчас в России господствует мнение наркологов, и мы его не можем снять со счетов, которые считают, что нельзя один наркотик заменять другим. Это – камень преткновения. Вред-то конечно есть от метадона, но он все-таки ниже, чем от героина. Так что если удастся когда-нибудь эту позицию отстоять, то в России тоже будет заместительная терапия. Но здесь нужен диалог. Под лежачий камень вода не течет, давайте продолжать работать».

Саша Волгина знает, что переживает наркозависимый человек, который пытается отвыкнуть от наркотиков. «Когда у человека продвинутая стадия СПИДа, а еще его ломает, – рассказала она «Голосу Америки». – Если заместительной терапии нет, метадона нет, все, что он может сделать – это уйти из стационара и продолжать употреблять».

Саша тоже заразилась ВИЧ-инфекцией через иглу. «Я бы очень хотела, чтобы в мое время, в конце 90-х годов, была заместительная терапия, – сказала она в интервью «Голосу Америки». – Чтобы был обмен шприцов. Я хотя бы что-то знала про ВИЧ. Потому что когда я получила диагноз, все, что я знала, – что это из Африки и что я скоро умру. Меня не консультировали, мне ничего не давали».

«Я бы сейчас очень хотела, чтобы у меня не было гепатита B, C, D и ВИЧ- инфекции. Они мне совершенно ни к чему, – продолжила она. – Я прошла реабилитацию, я не употреляю наркотики, не употребляю алкоголь. Но вот я осталась с этим багажом, потому что не было профилактики, не было консультирования. Сейчас людям опять никто ничего не говорит, никто не меняет шприцы, не помогает стабилизироваться заместительной терапией. Доза наркотика растет, люди совершают преступления. И они отправляются в тюрьму. Лечение от зависимости не предлагается – прелагается тюремное заключение».

Саша является директором организации людей, живущих с ВИЧ, «Свеча», которая оказывает помощь больным СПИДом.

«Пациенты и в Иркутске, и в Питере каждый день говорят, что пропало и то лекарство, и это. У меня подруга сидит в Питере, я не могут ей достать препараты. У нее грудной ребенок, она уже два месяца сидит без препаратов», – рассказала Саша Волгина.

По мнению Вадима Покровского, перебои с препаратами для АРВ терапии являются временными, так как средства на них были выделены этим летом, а поставки начнутся только к осени. По мнению Саши Волгиной, свою роль здесь играют также и коррупция, и плохая организация, и бюрократия, так как медикаменты месяцами лежат на таможне.

«Я сама пью колетру и комбивир, мне ее пока, слава богу, дают бесплатно, – сказала Саша Волгина «Голосу Америки». – В 10 утра и в 10 вечера я принимаю свои таблетки. Благодаря этому лечению у меня ноль вирусная нагрузка, то есть вирус не развивается, это значит, что у меня иммунограмма 500, это значит, что я хорошо себя чувствую. Я видела, как больные СПИДом умирали, когда не было лечения, очень тяжело и трудно. Для меня АРВ терапия – абсолютное чудо. Когда человек уже все, должен умереть.. А потом он начинает принимать таблетки, и потом он тебе звонит через год и говорит, что нашел девушку, что у них скоро будет ребенок.... Для меня это чудо моей жизни и чудо жизни моих друзей».

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG