Линки доступности

Взгляд в историю: «Красный террор» как начало массовых репрессий советской власти


Временный памятник первым жертвам советской власти на месте массовых расстрелов у Петропавловской крепости

Временный памятник первым жертвам советской власти на месте массовых расстрелов у Петропавловской крепости

В Санкт-Петербурге прошла акция общества «Мемориал»

В субботу 5 сентября в Санкт-Петербурге состоялась акция памяти, приуроченная к 97-й годовщине принятия Декрета «О красном терроре».

Акция была инициирована активистами общества «Мемориал», а в ее проведении приняли участие артисты Интерьерного театра, подготовившие музыкально-поэтический перформанс.

Устроители акции отмечают, что Декрет Совнаркома РСФСР «О красном терроре» был далеко не первым террористическим актом большевистской власти. Бессудные расстрелы начались еще в октябре 1917. Но, как подчеркивают активисты «Мемориала», именно 5 сентября 1918 террор впервые был официально провозглашен основой внутренней политики Советской России. Во исполнение этого документа были убиты тысячи людей, большинство из которых не совершили никаких преступлений. Их арестовали как заложников, то есть по социальным, сословным и профессиональным признакам, и расстреляли за действия, совершенные другими людьми. В одном Петрограде в течение следующих нескольких месяцев ЧК без суда и следствия казнила не менее полутора тысяч человек.

«1918 год был первой ступенью восхождения России на эшафот»

Академик Дмитрий Лихачев настаивал, что именно «красный террор», развязанный большевиками спустя несколько месяцев после октябрьского переворота 1917 года, дал начало массовым репрессиям, пик которых пришелся на «московские процессы» 1936-1938 годов и последовавшие за ними аресты, расстрелы и отправка в Гулаг миллионов советских граждан.

Петербургский историк, сопредседатель научно-информационного центра «Мемориал» Александр Марголис подчеркнул это в разговоре с корреспондентом «Голоса Америки». Цитируя академика Лихачева, он заявил: «1937 год можно считать девятым валом. А все волны террора непрерывно продолжались вплоть до смерти Сталина в 53-м году».

«Мне кажется, – продолжил Александр Марголис, – что это наблюдение Дмитрия Сергеевича чрезвычайно ценно не только потому, что он сам пострадал от репрессий на Соловках. То есть, знал террор не по книжкам, а испытал его на собственной судьбе. Но он постоянно размышлял над судьбами своей страны и ее культуры. И его пронзительная мысль о том, что восемнадцатый год был первой ступенью восхождения на эшафот тридцать седьмого года, мне кажется очень важной. Эту мысль нужно усвоить, и соответствующим образом воспринимать нашу историю ХХ века».

Траурная церемония началась у Соловецкого камня на Троицкой площади. Здесь артисты Интерьерного театра читали выдержки из депеш Ленина, Зиновьева и Лациса с требованием проводить массовые казни представителей «враждебных классов». В это время волонтеры «Мемориала» раздавали собравшимся копии списков первых жертв «красного террора». Сопредседатель петербургского «Мемориала» Александр Даниэль сказал: «Нас иногда упрекают, что мы говорим только о “красном терроре” и забываем, что был еще “белый террор”. Разумеется, мы против всякого террора вообще. Но в гражданской войне победили, все-таки, не белые. И мы не можем считать себя наследниками Колчака, Деникина и Врангеля. Мы – наследники Ленина, Дзержинского, Троцкого и Сталина, потому что выросли в стране, которую они начали создавать в октябре 1917 года».

Комментируя акцию памяти жертв «Красного террора» для «Голоса Америки», Александр Даниэль отметил, что она имеет не только исторический аспект, но и ярко выраженный современный посыл: «Гражданская ответственность за прошлое, это – залог гражданской ответственности за будущее. Мы получили эту страну в наследство от предыдущих поколений, нам нужно с ним разбираться, осмыслять его, осваивать. И это – единственный способ избавиться от повторения тех катастроф, которые произошли в России в ХХ веке. Это – залог того, что ничего подобного в нашей стране не повторится», – считает Александр Даниэль.

Власти не спешат увековечить память жертв «красного террора»

Член правления петербургского отделения «Мемориал» Вячеслав Долинин, который в начале 80-х годов отбывал срок «за распространение антисоветской литературы», отметил, что сейчас в российском обществе наблюдается борьба двух исторических тенденций: безусловного подчинения воле властей и противостояния произволу. И от того, какая тенденция победит, определится будущее страны. «Очень важно, чтобы люди поняли, что история борьбы за свободу это – их история. Не страны стукачей и палачей, а страны людей свободных, людей, которые очень часто с оружием в руках отстаивали эту свободу. И в значительной степени ее все-таки отстояли, но, к сожалению, не до конца. Но, я надеюсь, что мы находимся на правильном пути, не смотря ни на что», – полагает Вячеслав Долинин.

Вторая часть акции в память о жертвах «красного террора» прошла возле Головкина бастиона Петропавловской крепости. Там в 2009 году были обнаружены останки более полутора сотен человек, расстрелянных в первые месяцы советской власти. Пока удалось опознать лишь 16 человек, и среди них – героя обороны Порт-Артура в годы русско-японской войны генерала Александра Рыкова. Его прах был перезахоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Вместе с тем, несмотря на обращения правозащитников, городские власти не установили никакого памятника на месте расстрелов, проводившихся чекистами и красноармейцами в 1918 – 1919гг.

Поэтому «мемориальцы» решили установить временный памятник в виде сколоченного из досок постамента с надписью «Памяти первых жертв советского террора». На постаменте установлен сетчатый конус из проволоки, в секции которого участники акции вставляли цветы и ветки бузины.

А артисты Интерьерного театра читали стихи Лермонтова, Блока, Мандельштама, Ахматовой, Цветаевой и Галича.

О «бытовой норме» и «социальной патологии»

Главный режиссер Интерьерного театра Николай Беляк подчеркнул, что считает позицию своих актеров не «гражданственной», а «обычной позицией, которая должна нормой».

«Политика – это совсем другое дело, а то, что сегодня здесь делали мы – просто нормальная человеческая реакция на происходящее вокруг. Память об убиенных, отношение к несправедливости – это бытовая норма, желание устроить жизнь вокруг себя по нормальным человеческим законам.

Совсем другое дело, когда человек уходит от этого. Как он это себе объясняет? Как мотивирует свое отстранение от этого? Ведь в других странах восприимчивость к происходящему вокруг – это естественное состояние любого человека, в том числе, и деятелей искусства. И только у нас есть социальная патология, обусловленная исторически», – констатирует Николай Беляк.

В конце церемонии Александр Марголис выразил надежду, что через три года, к 100-летию принятия Декрета «О красном терроре», на месте временного памятника все-таки будет установлен постоянный. А участники акции пообещали и впредь ежегодно приходить 5 сентября к Соловецкому камню и к Головкину бастиону Петропавловской крепости, чтобы отдать дань памяти первым жертвам коммунистического режима.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG