Линки доступности

Насколько эффективны контртеррористические меры после взрыва в петербургском метро?


Эксперты полагают, что рамки металлоискателей в вестибюлях бесполезны, а агентурная работа спецслужб ведется слабо

Новые сообщения о ходе расследования по делу о теракте в петербургском метро поступают из анонимных источников в российских силовых ведомствах – ФСБ, Следственного комитета и министерства внутренних дел. При этом никаких брифингов и пресс-конференций «силовики» не проводят. В лучшем случае, официальный представитель одного из ведомств наговаривает для съемочных групп аккредитованных телеканалов несколько секунд «синхрона», после чего следует длинное изложение предыстории – начиная с взрыва 3 апреля на «синей ветке» петербургского метрополитена и далее с перечислением всех предпринятых мер предосторожности.

А на телеэкране в это время показывают людей, проходящих через металлические рамки в вестибюлях станций петербургской подземки. При прохождении каждого пассажира рамки издают громкий звон, а на мониторе на верхней планке металлоискателей зажигаются загадочные красные или зелёные огоньки. Сотрудники метрополитена и дежурящие рядом с ними полицейские никак на эти сигналы не реагируют.

Вместе с тем, практически каждый день появляются сообщения о том, что одна или две станции петербургского метро «закрыты на вход и выход по техническим причинам». Это означает, что здесь были найдены бесхозные предметы, и для их проверки вызван специальный наряд саперов. После тщательной проверки подозрительного предмета станция открывается вновь.

И если к таким мерам предосторожности горожане относятся с пониманием и одобрением, то звенящие металлоискатели чувства защищенности не вызывают.

На другой день после трагедии в метро группа депутатов Городского Законодательного собрания Санкт-Петербурга направила запрос губернатору Георгию Полтавченко. В этом документе депутаты задают градоначальнику ряд вопросов, в числе которых: каков объем средств, выделенных из федерального и городского бюджета на обеспечение безопасности проезда в петербургском метро; что конкретно сделано за счет выделенных средств; какова эффективность оборудования, установленного за счет этих средств; сколько попыток совершения терактов было предотвращено при помощи установленного оборудования; какие меры безопасности будут предприняты в ближайшее время?

За время, прошедшее с подачи депутатского запроса, никакой реакции из Смольного не последовало.

Присмотреться к западному опыту

В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» один из подписантов обращения к губернатору, депутат городского парламента Борис Вишневский пояснил, что данным запросом он и его коллеги хотели указать властям: установка металлоискателей безопасности не обеспечивает, но на их установке кто-то заработал немало денег. «Единственным достижением установки этих рамок можно считать звуковое оформление наземной части станций», – с горьким сарказмом констатирует Вишневский. И добавляет: «такие рамки установлены и в аэропортах. Но метро отличается от аэропортов тем, что при таком потоке пассажиров там невозможно обеспечить полный входной контроль».

На вопрос, что же конкретно могут предложить авторы запроса, политик отвечает: «Нужно собрать группу специалистов с привлечением депутатов. Может, что-нибудь умное подскажут. Мы ведь не первые в мире, кто сталкивается с террористической угрозой, в том числе – в метрополитене. Но нигде ничего подобного нашим рамкам я лично не видел».

Государственный советник юстиции III класса, член Правозащитного совета Санкт-Петербурга, полковник МВД в отставке Игорь Кучеренко отмечает, что в числе проводимых мероприятий в рамках общей контртеррористической операции, есть и ряд секретных акций. В целом, оценивая предпринимаемые меры положительно, Кучеренко отмечает: «Я несколько скептически отношусь к установке этих “подков” в метрополитене, потому что огромное число людей на входе и выходе в подземку, конечно, очень трудно прошерстить».Кроме того, при изготовлении взрывчатых веществ могут быть использованы различные пластиды, на которые рамки металлоискателей не реагируют.

А это, по мнению Кучеренко, имеющего солидный опыт работы в правоохранительных органах, означает, что российским гражданам предстоит научиться жить в условиях террористической угрозы. «С этим ничего не поделаешь. Ведь и в европейских странах, где качество работы полиции несколько выше, чем в России, теракты, тем не менее, происходят», – отмечает собеседник «Голоса Америки».

«Уберечься на 100% от террористической опасности нам не удастся, к сожалению, – предупреждает он. – Но каким-то образом контролировать эту ситуацию, стараться снизить уровень угрозы, конечно же, необходимо. И, я думаю, спецслужбы этим занимаются».

Перевести труд мигрантов на легальную основу

Упомянув об удачном опыте ряда западных стран по внедрению в террористические группы сотрудников спецслужб «под прикрытием» и работу с информаторами, Игорь Кучеренко замечает, что в России пока подобные операции достаточно редки.

Кроме того, он отмечает, что подозреваемый в совершении взрыва в метро Акбаржон Джалилов, как и задержанный по подозрению в организации теракта Аброр Азимов имели гражданство РФ. А значит – в качестве превентивной меры не могли быть депортированы в республики Центральной Азии, по месту своего рождения.

Вместе с тем, положение трудовых мигрантов из бывших советских республик вызывает у члена Правозащитного совета Санкт-Петербурга настоящую тревогу. «Мы писали по этому поводу письма в соответствующие инстанции, и, нужно сказать, что сейчас в этом отношении есть некоторые сдвиги», – отмечает эксперт. «Произошли изменения в российском законодательстве, регулирующим работу с мигрантами, и большинство этих людей уже не находятся на положении рабов. Но ведь трудно проникнуть в душу к человеку, и понять, что с ним происходит. Почему человек, приехав сюда и с трудом получив российское гражданство, тем не менее, совершает такое страшное преступление», – подытоживает Игорь Кучеренко.

В свою очередь, Борис Вишневский полагает, что проблема миграции носит не социальный, а экономический характер. «Единственное, что нужно для ее решения – это заставить работодателей, использующих труд мигрантов, делать это на легальной основе, обеспечивать их жильем, медицинской страховкой и всем социальным пакетом. И как только мы заставим их все это делать, возможно, выяснится, что труд мигрантов им не очень-то и нужен. Потому что на сегодняшний день использование этого труда основано на его крайней дешевизне для работодателя и абсолютной бесправности тех, кто работает», – полагает депутат Городского Законодательного собрания Санкт-Петербурга.

Запретительные меры на воде и на суше

Тем временем, в рамках обеспечения безопасности на период проведения в Санкт-Петербурге Кубка конфедераций FIFA, Министерство транспорта намерено запретить передвижение по акватории Невы, а также прилегающих рек и каналов всех прогулочных и маломерных судов. Причем, невзирая на то, что первый матч этого первенства состоится 17 июня, соответствующий запрет вступит в силу уже 1 июня и продлится по 4 июля. То есть, охватит пик туристического сезона в Санкт-Петербурге.

Кроме того, существует проект президентского указа «Об особенностях применения усиленных мер безопасности в период проведения Чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года, Кубка конфедераций FIFA 2017 года». В рамках обеспечения общественной безопасности этим указом предусматривается не только остановка перевозок по всем экскурсионно-прогулочным и туристическим маршрутам, но и согласование с ФСБ проведения всех публичных акций.

Если проект указа будет подписан, его действие распространится и на все мероприятия в рамках Дня России в 2017, и, возможно, в 2018 году.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG