Линки доступности

По мнению экспертов, молодых кинорежиссеров некому учить, литература уходит в Интернет, а cтрана становится чемпионом мира по трансляции телесериалов

Завершающийся 2015 год был объявлен в России Годом литературы, а наступающий 2016-й – Годом кино. Именно об этих двух видах искусства и говорили больше всего с корреспондентом «Голоса Америки» опрошенные им эксперты.

«Великие традиции русской художественной культуры исчезают»

Главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей считает, что современная российская культура, в отличие от советской, «никак не способствует развитию страны». По словам Дондурея, эта культура «предельно неактуальна и никак не касается принципов устройства российской жизни».

Начиная с 2012 года, российская действительность, считает главред «Искусства кино» начала движение вспять – в архаику и в Средневековье. Но ни кино, ни литература, ни драматургия, ни живопись не пытаются разобраться: почему это произошло и как эту тенденцию можно переломить.

Эксперт добавляет, что театральная режиссура еще способна иносказательно критиковать власть, показывая ей «фиги в кармане». «И то – не в том масштабе, что в свое время делали Любимов, Эфрос, Товстоногов и другие», – оговаривается он. Как результат – оригинальные произведения искусства или интерпретация классики больше не являются темой обсуждения в дружеских компаниях или в профессиональных коллективах. «Это – очень важно, что культура изъята из пространства смыслового объяснения жизни, как это было от фильма “Покаяние” – до фильмов Балабанова. И даже если появляется какое-то известное произведение, типа “Левиафана” Звягинцева, то оно становится предметом обсуждения, благодаря потрясающей работе продюсера и вбросу информации о том, что фильм не будет выпущен в массовый прокат», – отмечает Даниил Дондурей.

«Людей ничто не трогает, они остаются “клиентами” Голливуда, причем, исключительно в развлекательном сегменте. И еще телевизор – шоу, типа “Голоса”, “Танцев со звездами”, “Камеди клаб”. И сериалы – Россия чемпион мира по трансляции телесериалов», – считает собеседник «Голоса Америки». И резюмирует: «Великие традиции русской художественной культуры исчезают, и об этом свидетельствует представитель любой культуры, который скажет, что в Москве не хватает зрителей на то, чтобы четыре дня продержать лауреатов “Золотой пальмовой ветви”, “Золотого льва” или “Золотого медведя”. Пяти тысяч человек не набирается в этом четырнадцатимиллионнике. Это – свидетельство негативной селекции, падения человеческого капитала. С такими людьми делай все, что ты хочешь!».

«Российское кино не выдает ничего нового»

Кинорежиссер Юрий Мамин затруднился назвать российский фильм, который он мог бы назвать «событием года». При этом, по словам Мамина, он смотрит новинки, поскольку занимается преподавательской деятельностью, и считает необходимым быть в курсе событий, чтобы профессионально общаться со своими студентами. «Сложилась удивительная ситуация, когда будущие молодые режиссеры, те люди, которые стремятся в кинематограф, в последнюю очередь интересуются российским кино», – подчеркивает он.

В то же время Юрий Мамин отметил украинский фильм 2014 года «Племя», действие которого разворачивается в интернате для слабослышащих. Что же касается «Левиафана», то, по мнению Мамина, это – «значительная работа, которая показала некую правду существования российской глубинки», хотя этот фильм, «нацелен, больше всего, на зарубежные фестивали». «Есть категория режиссеров, и он (Звягинцев – А.П.) к ним относится, которые махнули рукой на собственного зрителя, абсолютно им не интересуются. Но тому, безусловно, есть причины», – признает Мамин, который в то же время считает, что «российское кино не выдает ничего нового, абсолютно ничего».

Проблемы же российского кинематографа, по мнению собеседника «Голоса Америки», заключаются в том, что молодых режиссеров некому учить, государство не дает на съемки фильмов достаточного количества средств, а зрители предпочитают сказочные сюжеты серьезным проблемным произведениям. И получается, что «человек не взрослеет. Ведь нормальная жизнь – когда от сказок с картинками человек переходит к более сложным вещам. От приключений к Достоевскому и, может быть, даже к Джойсу. Но этого не происходит», – считает режиссер, снявший такие фильмы, как «Праздник Нептуна», «Бакенбарды» и «Окно в Париж».

«Выход литературы за рамки общепринятого – очень важное явление»

О главной тенденции российской литературы рассказал журналист, писатель и драматург Денис Драгунский. Он отметил, что в уходящем году появилось большое количество рассказов. «Наша литература развивается циклично, и еще недавно считалось, что издатели и читатели любят только романы, а произведения на 15 печатных листах никто не напечатает и не прочтет. Хотя русская литература славилась именно рассказами и сборниками рассказов», –напоминает Драгунский.

Последние двадцать лет российские писатели сосредоточились, в основном, на романах, но теперь, по оценке собеседника «Голоса Америки», эта тенденция отступает, и на первое место выходят именно рассказы. «Мне наиболее значимым литературным событием этого года кажутся два сборника рассказов Диляры Тасбулатовой. Это – современный Зощенко, это – совершенно развязные байки, написанные от лица “понаехавшей” казашки, живущей на окраине Москвы со своей мамой и с котом», – делится впечатлениями Денис Драгунский. По его оценке, сборники рассказов Тасбулатовой, «это – эпос нашего времени».

«Мне кажется, что выход литературы за рамки общепринятого – это очень важное явление. Обычно под выходом за рамки понимается что-то заумное, авангардное, суперэротическое или супержестокое. А здесь – показана наша действительность вживую, и это – уже другое качество», – оценивает Драгунский.

Другой тенденцией писатель считает развитие Интернет-литературы, когда те или иные произведения (чаще всего, рассказы) появляются вначале в сети – на специальных сайтах иди в Facebook, а уже потом издаются в бумажном варианте. «Я сам – дитя Интернет-литературы. Я написал 14 сборников рассказов, и все они зарекомендовали себя именно в такой последовательности – вначале в электронном виде, а потом на бумаге», – подтверждает свой тезис Денис Драгунский.

Популярность антиутопий – что это означает

Что же касается главной тенденции читательского спроса в России, то в первой половине 2015 года одной из самых раскупаемых книг стало переиздание антиутопии Олдоса Хаксли «О дивный новый мир». А в декабре одно из лидирующих мест в книжном списке “top 10” по результатам продаж занял роман Джорджа Оруэлла «1984».

По мнению Дениса Драгунского это свидетельствует, в первую очередь, о спросе на серьезные книги. «Я не хочу проводить здесь какие-то политические параллели. Кроме того, нужно посмотреть, у каких категорий читателей стали востребованы эти книги. Я не уверен, что Хаксли и Оруэлл “переплюнули” по тиражам, скажем, Донцову и Акунина. При том, что они – тоже разные авторы. Но в любом случае более четко артикулируется запрос на серьезную литературу, на литературу, которая заставляет думать, которую нужно “переваривать”, если угодно», – считает Денис Драгунский.

Иная точка зрения у Юрия Мамина. Рост спроса на романы Хаксли и Оруэлла, по его мнению, свидетельствует «о потере культуры». «Потому что, то, что люди должны были впитать в себя еще в подростковом возрасте, они вынуждены открывать сегодня, потому что эта ниша – абсолютно пустая», – поясняет кинорежиссер. По его мнению, во времена «железного занавеса» существовал гораздо больший, чем сейчас, интерес к окружающему миру. «Сейчас этого нет. И вот, когда возникает такая пустота, у некоторых людей появляется необходимость осмыслить мир и свое место в нем. И приходится обращаться к классикам, чтобы эту пустоту заполнить», – замечает Юрий Мамин.

В свою очередь, Даниил Дондурей не считает рост продаж романов «О дивный новый мир» и «1984» поводом для гордости за российского читателя. «Эти книги издаются у нас тиражом в две, максимум – в три тысячи экземпляров. Ведь такого рода литература в России издается лишь такими тиражами, а философские труды печатаются по одной тысяче экземпляров. У нас за последние 5 лет две тысячи книжных магазинов из общего числа в три с половиной тысячи. У нас государство не пополняет фонды библиотек», – перечисляет Даниил Дондурей.

И заключает, что вхождение классических антиутопий в книжный “top 10” по результатам продаж – это «маленькие отчетные радости», которые «не идут ни в какое сравнение с теми десятками миллионов человек, которые ежедневно смотрят телесериалы».

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG