Линки доступности

В Санкт-Петербурге вспомнили лозунг «За вашу и нашу свободу»


Участники одиночных пикетов в Санкт-Петербурге. 25 августа 2013 г.

Участники одиночных пикетов в Санкт-Петербурге. 25 августа 2013 г.

На Дворцовой площади прошла серия пикетов в память о «демонстрации восьми» в августе 1968 года

Группа гражданских активистов Санкт-Петербурга провела 25 августа серию одиночных пикетов на Дворцовой площади. Эту акцию приурочили к 45-летию «демонстрации восьми», выступивших против подавления Пражской весны на Лобном месте Красной площади.

Петербургские активисты считают свои действия весьма актуальными в контексте последних российских событий. В информационном письме инициаторов акции на Дворцовой площади отмечается, что в стране «возрождается цензура и идеологическая пропаганда: вместо коммунизма теперь риторика православия и «традиционных ценностей», но главный краеугольный камень остался прежним ¬– подавление человеческой свободы и репрессии против инакомыслящих, приправленные антизападничеством, ностальгией по СССР и «сильной руке». Власть вновь находит “врагов народа”».

Вместе с тем, гражданские активисты подчеркивают: «Российская власть боится свободных людей. Мы выходим, и будем продолжать выходить на улицы, чтобы сказать власти: “Наша свобода и чувство собственного достоинства сильнее любых ваших репрессий! Мы не будем молчать, становясь тем самым молчаливыми соучастниками преступлений власти”».



Галич по-прежнему актуален

В воскресенье в Санкт-Петербурге был теплый солнечный день. На Дворцовой площади проходила репетиция выступления одного из детских самодеятельных коллективов перед концертом в честь Дня знаний. Рядом артисты в гриме Петра Первого и Екатерины Второй приглашали туристов сфотографироваться на память на фоне Зимнего дворца. Вокруг площади гоняли на мотоциклах байкеры, поэтому на одиннадцать активистов с плакатами «За вашу и нашу свободу» на Дворцовой обратили гораздо меньше внимания, чем 45 лет назад на их предшественников в Москве.

Сотрудники полиции подходили к пикетчикам, записывали в блокноты содержание плакатов и паспортные данные активистов, предупреждали о том, что одиночным пикет считается в том случае, если расстояние до следующего участника акции не менее 50 метров, после чего отходили в сторону.

Полиция проверяет участника одиночного пикета на Дворцовой площади. Санкт-Петербург. 25 августа 2013 г.

Полиция проверяет участника одиночного пикета на Дворцовой площади. Санкт-Петербург. 25 августа 2013 г.



Член политсовета регионального отделения движения «Солидарность» Всеволод Нелаев в разговоре с корреспондентом «Голоса Америки» отметил, что прохожие, которые интересовались содержанием его плаката, очень мало знают и о Пражской весне, и о ее подавлении, и о демонстрации восьми диссидентов на Красной площади. «Правда, когда напомнишь о том, что происходило 45 лет назад, некоторые люди вспоминают об этих событиях, и даже выражают нам поддержку. Но, к сожалению, таких мало», – отмечает Всеволод Нелаев.

В этот момент к пикетчику подошел мужчина, который вспомнил, что в конце 60-х годов он был страстным хоккейным болельщиком и поддерживал советскую сборную, но она проиграла матч хоккеистам тогдашней ЧССР. «С тех пор я перестал быть болельщиком..», – признался он, и добавил, что историей Пражской весны интересуется еще меньше, чем достижениями хоккеистов.

В ответ член политсовета «Солидарности» заметил, что поступок восьми демонстрантов был вызван как раз подавлением попытки демократических реформ внутри социалистического лагеря. И посоветовал прохожему послушать «Петербургский вальс» Александра Галича, где есть строки «можешь выйти на площадь в тот назначенный час?».

По мнению Нелаева эта песня вновь становится актуальной, поскольку «увы и ах – времена возвращаются, режим гайки закручивает. Появляются политические заключенные, вновь есть серьезное давление на гражданское общество, и поэтому нужны активисты, которые будут протестовать, как-то влиять на ситуацию в стране, менять ее, в конце концов. Чтобы жить без страха и боязни».

«Молодежь мало знает о Пражской весне»

Другая участница акции – Наталья Цымбалова – заметила, что она заинтересовалась историей Пражской весны еще в студенческие годы. «Я еще занималась историей венгерского восстания 1956 года, и даже писала курсовую работу на эту тему. Потому что меня не просто волновали эти события, но мне было стыдно, что моя страна подавляла свободу других народов», – вспоминает Цымбалова.

Современная российская молодежь, по мнению гражданской активистки, мало знает об антикоммунистическом сопротивлении в странах Восточной Европы. «Может быть, кто-то и проявляет к этому интерес, но в общий массе молодые мало что об этом знают. Возможно, потому, что на уроках истории учителя предпочитают не заострять на этом внимание», – полагает собеседница «Голоса Америки».

Наталья Цымбалова также упомянула об акции в Москве, десять участников которой развернули транспарант с надписью «За вашу и нашу свободу», и были задержаны сотрудниками правоохранительных органов, как и их предшественники 45 назад. «Это доказывает, что мы проводим наш пикет не напрасно, – подчеркнула Цымбалова. – Вообще, пока в России есть хотя бы один человек, который “смеет выйти на площадь”, борьба на демократию у нас в стране имеет перспективы», – полагает гражданская активистка.

«Главный импульс – чувство собственного достоинства»

Историк, соредактор журнала «Звезда» Яков Гордин в телефонной беседе с корреспондентом «Голоса Америки» также отметил, что урок «демонстрации восьми» 25 августа 1968 года не прошел даром.

«Вообще, любые такие поступки, которые диктуются, казалось бы, безнадежными, но нравственно благородными побуждениями и становятся известными достаточно широко, пускай они уходят даже в подсознание людей – они остаются», – считает писатель.

Яков Гордин отмечает, что он давно знаком с одной из участниц той акции протеста – Натальей Горбаневской, с которой до сих пор поддерживает дружеские отношения. И он свидетельствует, что все демонстранты вышли 45 лет назад на Лобное место, прекрасно понимая, что они не прекратят советского давления на Чехословакию, и войска Варшавского пакта после их акции выведены не будут.

«Мне это знакомо достаточно хорошо по советским временам, – вспоминает Гордин. – В таких акциях значительную роль играло чисто внутреннее побуждение. Для того, чтобы почувствовать себя, так сказать, достойным самого себя».

У несогласных с советским режимом было несколько способов протеста. Наиболее радикальным, на который решались очень немногие, был открытый выход на площадь со своими требованиями. Другой способ выражения несогласия с действиями властей – подписи под письмами протеста. Сам Гордин был подписантом многих писем в защиту своих коллег-писателей, преследовавшихся властями по политическим мотивам. «И, опять-таки, когда вы подписывали письма такого рода, то вы прекрасно понимали, что власть от этого не дрогнет и вспять не пойдет. Но ощущение униженности, ощущение того, что тебе постоянно плюют в лицо, оно отчасти проходило, когда ты выражал свое отношение к происходящему», – свидетельствует соредактор «Звезды».

И заключает, что главным импульсом для восьми человек, вышедших на Лобное место в 68-м году, было чувство собственного достоинства, показать, что люди могут не бояться власти, даже если они не в силах изменить политику в стране. «И, конечно же, постепенно такие акции проникали в общественное сознание, и то что в конце 80-х годов еще вполне при советской власти сотни тысяч людей выходили на улицы – это был отдаленный результат таких вот малочисленных акций», – убежден Яков Гордин.
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG