Линки доступности

Триумф «Елбасы» в Казахстане: что дальше?


Нурсултан Назарбаев голосует на выборах. Астана, Казахстан. 26 апреля 2015 г.

Нурсултан Назарбаев голосует на выборах. Астана, Казахстан. 26 апреля 2015 г.

Казахстанские эксперты говорят о том, что ждет страну в течение очередного президентского срока Нурсултана Назарбаева

В воскресенье, 26 апреля, в Казахстане состоялись пятые президентские выборы.

Согласно действующей конституции, кандидатом на пост главы Казахстана может стать гражданин страны по рождению в возрасте не моложе 40 лет. При этом кандидат должен свободно владеть казахским языком и проживать на территории Казахстана в течение 15 последних лет.

На выбор избирателей были предложены три кандидатуры: действующий президент Нурсултан Назарбаев, секретарь КЦ Коммунистической народной партии Тургун Сыздыков и председатель федерации профсоюзов Абельгази Кусаинов.

Остальные кандидаты не были допущены до выборов, в том числе и по причине недостаточного владения государственным языком.

Окончательные итоги выборов Центральная избирательная комиссия Казахстана намерена опубликовать в ближайшие дни. Но по предварительным данным, в выборах приняли участие 95,22% граждан страны, имеющих право голоса. Ещё более впечатляющего результата добился Назарбаев – он набрал 97,7% голосов. За Сыздыкова проголосовали 1,6% избирателей, за Кусаинова – 0,7%.

Нурсултан Назарбаев бессменно руководит страной с 1989 года – вначале в должности первого секретаря ЦК Компартии Казахстана, затем в должности президента. При этом раз от раза количество проголосовавших за него граждан страны увеличивается. В 1999 году ему отдали голоса 79,78% избирателей, в 2005 – 91,15%,в 2011 году – 95,55%.

Кстати, нынешние президентские выборы в Казахстане были досрочными – соответствующее решение было официально принято в соответствии с многочисленными просьба граждан и обращениями общественных организаций. Авторы обращений, как правило, отмечали сложную экономическую ситуацию в мире, а кроме того, высказывали пожелание,чтобы президентские выборы не совпадали с парламентскими, запланированными на 2016 год.

Корреспондент «Голоса Америки» побеседовала с казахстанскими экспертами и попросила их высказать свою точку зрения относительно политических тенденций в стане и перспектив развития внешнеэкономических связей Республики Казахстан со своими основными партнёрами.

«Половину из обещанного Назарбаевым уже пытались внедрить»

За несколько дней до нынешних выборов Нурсултан Назарбаев заявил, что в случае переизбрания проведет в Казахстане ряд реформ. Об этом же речь шла и на пресс-конференции, которую 74-летний Елбасы (по-казахски – «лидер нации») провел в понедельник после оглашения результатов голосования.

Буквально Назарбаев сказал, что свою главную задачу видит в том, чтобы «создать профессиональный государственный аппарат, служащий народу, не коррумпированный… Второе – верховенство закона. Все же наследие советского правосудия до сих пор у нас остается… поэтому вот в этих двух пунктах предстоит огромная тяжелая болезненная реформа, и я знаю, что надо делать для этого»

Директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев в своем комментарии для «Голоса Америки» напомнил, что Назарбаев и ранее неоднократно провозглашал политику преобразований. «Судя по всему, после выборов будет очередная – я уже не помню, какая по счету – административная реформа для того, чтобы улучшить работу нашего аппарата, повысить его эффективность», – отмечает Сатпаев.

В своей предвыборной программе Назарбаев также отмечал необходимость ускорения процесса индустриализации и диверсификации национальной экономики, чтобы избавиться от сырьевой зависимости. Упоминалось и повышение отчетности государственных структур перед обществом, но, как отмечает Досым Сатпаев: «Половину из всего, чтобы было обещано перед выборами, уже пытались в Казахстане ввести. Та же реформа госаппарата вводится уже лет десять, и все никак не получается», - указывает директор Группы оценки рисков.

По мнению эксперта «сейчас власть загнала себя в ловушку. С одной стороны, она понимает, что гайки нужно немного раскрутить, то есть дать людям возможность проявить свою самостоятельность. С другой стороны, власть не решается это делать, опасаясь, что ситуация выйдет из-под контроля».

В это связи Назарбаев заявил, что в Казахстане не будет «форсированной демократии», поскольку, по его мнению, опыт Украины и ряда арабских стран свидетельствует, что ни к чему хорошему это привести не может. «Более того, Назарбаев в очередной раз подчеркнул, что авторитарные методы правления – не самые плохие, – свидетельствует Досым Сатпаев. – И перед выборами он часто приводил пример Сингапура, как модель для подражания. Потому что и сам Назарбаев считает, что вначале нужно добиться экономического благополучия, а потом демократизировать страну».

Для достижения этой цели бессменный президент Казахстана считает необходимым увеличить долю среднего класса до 50% от всей численности населения страны. «В целом, Назарбаев сказал много всего интересного, но в этом нет конкретики, и не указано, когда это все произойдет. А ведь время сейчас играет против действующей власти. И политические реформы нужны стране, потому что без них не будет сильных политических институтов, без которых невозможен транзит власти», – подчеркивает Досым Сатпаев.

«Хочешь навредить кому-то – назови наследником»

Ко времени окончания пятого президентского срока Нурсултану Назарбаеву будет восемьдесят лет. Однако, никто из системных политиков не решается даже заговорить на тему о возможном преемнике «Елбасы». «У нас в экспертном сообществе даже бытует такая шутка: “хочешь испортить кому-нибудь карьеру, скажи, что он – возможный преемник Назарбаева”. В нынешних условиях в Казахстане многие боятся, что публичные высказывания президентских амбиций нанесет только вред», – отмечает собеседник «Голоса Америки».

На вопрос, сможет ли, по его мнению, казахстанская оппозиция когда-либо придти к власти, Досым Сатпаев ответил: «За последние десять лет оппозиционные силы были очень ослаблены. И я подозреваю, что нейтрализация некоторых лидеров демократической оппозиции, ликвидация отдельных структур – связаны с тем, что элита расчищает политическую площадку для того, чтобы никто не мешал ей начать проект по транзиту власти (от Назарбаева к преемнику – А.П.)».

Однако, отсутствие сильной оппозиции не означает, что в Казахстане нет протестных настроений, – подчеркивает директор Группы оценки рисков. «Эти настроения есть, и более того – в постназарбаевский период, я читаю, появится та самая оппозиция, которая сейчас в Казахстане, по сути, отсутствует. Политический вакуум заполнится, но вопрос в другом: какая это будет оппозиция? Будет ли она демократическая, либо национал-патриотическая? А, может быть, это будет религиозная оппозиция, потому что исламский ренессанс в Казахстане тоже наблюдается. Так что это будет очень интересный тренд, хотя в определенной мере и опасный», – предупреждает Досым Сатпаев.

«На западном направлении – без перемен. На северном и юго-восточном – тоже»

В понедельник Владимир Путин поздравил Нурсултана Назарбаева с переизбранием на пост президента Казахстана. По сообщению кремлевской пресс-службы, в поздравительной телеграмме Путин отметил такие заслуги Назарбаева, как активное участие в евразийских интеграционных процессах и укрепление стратегического партнерства и союзничества с Россией.

Казахстанский политолог Рустам Бурнашев считает, что Астана в ближайшие годы продолжит многовекторную внешнюю политику, поддерживая контакты и с Россией, и с Китаем, и с Евросоюзом, и с США.

«Дело в том, что все стратегические линии в Казахстане уже определены. Естественно, могут быть произведены определенные тактические корректировки, но связывать их с результатами избирательного процесса я бы не стал», – указывает Бурнашев.

В пользу последнего обстоятельства, по мнению эксперта, говорит то, что задолго до выборов все прогнозы сводились к тому, что действующий президент одержит убедительную победу. Поэтому увязывать какие-либо изменения во внешней политике с избранием «лидера нации» на очередной срок, не имеет смысла.

Нынешняя ситуация в стране, по мнению Бурнашева, не дает шанса на повторение здесь «цветной революции» по грузинскому, украинскому или киргизскому сценарию. «Победа Назарбаева была вполне ожидаемой и ни у кого не вызывала сомнения. Более того, юридически она абсолютно легальна, потому что в Казахстане внесены соответствующие правовые изменения в законодательство, которые позволяют первому президенту страны выдвигать свою кандидатуру на выборах неограниченное количество раз», – подчеркивает политический аналитик.

Вместе с тем, собеседник «Голоса Америки» указал, что, начиная с марта 2014 года, все, что происходит в Украине, оказывает влияние на политические процессы на всем постсоветском пространстве. «Это влияние не явно, а скорее – фоновое. Но мы его, несомненно, чувствуем», – подчеркивает Рустам Бурнашев.

Почему русские боятся «казахского Майдана»?

Сразу после аннексии Крыма Россией, пограничные с ней страны стали с тревогой обсуждать: кто следующим может потерять часть своей территории под предлогом «возвращения на историческую родину». Не обошли подобные настроения стороной и Казахстан.

По данным на 1 июля прошлого года, русскоязычное население составляет почти четверть из 18 миллионов граждан Казахстана. При этом, в Восточно-Казахстанской, Северо-Казахстанской и Карагандинской областях они составляют большинство.

Аналитик фонда «Гражданское общество» Виктор Ковтуновский на основе своего опыта общения с русской диаспорой Казахстана отмечает, что преобладающее отношение таково: «Период правления Назарбаева – время стабильности, а во внешнем пространстве происходят очень негативные события. И особенно на фоне происходящего в Украине эти настроения усилились. Поэтому русские проголосовали за Назарбаева, чтобы не менять status quo», – подчеркнул он.

Собеседники Ковтуновского, по его словам, опасаются не прихода российских войск на территорию северо-восточных районов Казахстана, а того, что в случае ухода Нурсултана Назарбаева с поста президента в стране произойдет «казахский Майдан», который будет сопровождаться всплеском казахского национализма. «А это – главное, чего боятся русские в Казахстане», – уверен Виктор Ковтуновский.

Главной причиной подобных опасений, по мнению аналитика фонда «Гражданское общество», является демографический фактор – в процентном отношении прирост представителей так называемой «титульной нации» происходит быстрее, чем в среде русских и русскоязычных граждан Казахстана. При этом те, кто боится «казахского Майдана» упускают из виду, что в соседнем Кыргызстане ни во время «Революции тюльпанов» весны 2005 года, ни во время свержения Курманбека Бакиева пятью годами позже, никаких намеков на русские погромы не было.

Между прочим, еще накануне выборов Нурсултан Назарбаев отметил, что граждане Казахстана должны воспринимать свою идентичность больше, как гражданскую. По мнению Досыма Сатпаева, это – очень важный момент. «Потому что в стране до сих пор идут споры: что должно лежать в основе самоидентификации? Кто-то говорит, что это должна быть этническая идентичность, кто-то говорит, что – гражданская. Есть небольшая категория людей, которые говорят, что Казахстану стоило бы перенять кое-что у мусульманских стран, в частности, у Турции, где роль религии усилилась.

Хотя президент Назарбаев незадолго до выборов еще раз подчеркнул, что он – сторонник светского государства и противник использования религии в политических целях», – отметил директор Группы оценки рисков.

Однако, для того, чтобы в Казахстане главенствовала гражданская самоидентификация, должно быть построено сильное гражданское общество. А в условиях «просвещенного авторитаризма» по образцу Ли Куан Ю – политического кумира Нурсултана Назарбаева – создать эффективные гражданские институты весьма затруднительно.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG