Линки доступности

В Санкт-Петербурге вспоминали Валерию Новодворскую


Валерия Новодворская (архивное фото)

Валерия Новодворская (архивное фото)

Гражданские активисты и правозащитники говорили о сбывшихся пророчествах Новодворской.

Траурный митинг памяти Валерии Новодворской в Санкт-Петербурге состоялся у Соловецкого камня на Троицкой площади.

В разные годы здесь проходили мероприятия памяти Анны Политковской и Натальи Эстемировой, Галины Старовойтовой и Натальи Горбаневской. Здесь зачитывались имена из длинного «Ленинградского мартиролога» и проходили акции солидарности с узниками 6 мая и участницами группы Pussy Riot.

Председатель общественной правозащитной организации «Гражданский контроль» Елена Шахова рассказала, что у нее возникла мысль собрать здесь демократическую общественность Санкт-Петербурга сразу же, как она узнала о кончине Валерии Новодворской.

В соответствии с действующим законодательством сотрудники «Гражданского контроля» подали заявку на проведение траурного мероприятия в городскую администрацию. В профильном комитете Смольного ответили, что заявка подана слишком поздно, и что городские власти рекомендуют воздержаться от проведения акции памяти Валерии Новодворской.

«Полиция боится ее даже сейчас»

Однако, поскольку эти рекомендации были даны не в письменном виде, а по телефону, гражданские активисты Санкт-Петербурга решили не предавать мнению городских чиновников большого значения.

В результате, впервые за долгое время публичная акция у Соловецкого камня прошла при полном отсутствии сотрудников правоохранительных органов.

Член Совета по правам человека при президенте РФ Наталья Евдокимова по этому поводу пошутила, что, очевидно, само имя Валерии Новодворской нагнало на петербургских полицейских такого страху, что они предпочли здесь не появляться.

На постаменте Соловецкого камня была установлена фотография Новодворской, возле которой пришедшие оставляли цветы и зажженные свечи. После этого все желающие брали в руки мегафон и делились своими воспоминаниями о Новодворской, и рассказывали, какое влияние на них оказала ее публицистика.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовала с некоторыми участниками митинга. Наталья Евдокимова сказала, что считает Новодворскую «воплощением блаженных на Руси»: «Она была, как бы, не от мира сего. Могла говорить все, что считала нужным, не считаясь с тем, какое это может произвести впечатление. Очень многие вещи она предрекала заранее. Я не всем ее прогнозам верила, но вот теперь убедилась, что она очень во многом была права».

Публицистика как «горькое лекарство»

Елена Шахова вспомнила, что на нее большое впечатление произвело эссе Валерии Новодворской, написанное в августе 2008 года сразу после вторжения российских войск в Грузию.

«Тогда Валерия Ильинична сказала: то, что сейчас происходит с Абхазией, в скором будущем повторится с Восточной Украиной и Крымом. Так все и получилось, так что она была абсолютно права», – подчеркивает председатель организации «Гражданский контроль».

Член Правозащитного совета Санкт-Петербурга Леонид Романков назвал публицистику Валерии Новодворской горьким лекарством, которое необходимо для выздоровления общества: «Я мог с ней в чем-то не соглашаться, но она была человеком бескомпромиссным, борцом за свободу до последнего вздоха».

«Она была нравственным ориентиром»

Вице-президент Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург» Игорь Кучеренко вспомнил, что в начале 90-х годов его вместе с Валерией Новодворской приглашали на одну телепрограмму, где они должны были дискутировать на тему политической ситуации в стране. Однако передача не состоялась, поскольку Новодворская отказалась в ней участвовать. «Мне потом рассказала Бэлла Куркова, которая и должна была вести эту передачу, что Лера ответила на предложение так: “О чем мы будем с Кучеренко спорить? Ведь у нас же с ним взгляды совпадают!”. Узнав об этом, я был очень польщен», – рассказал Игорь Кучеренко, который в начале 90- годов был депутатом Верховного Совета РСФСР и Петросовета.

«Лично мы с ней общались не так уж много, – продолжил вице-президент адвокатской коллегии “Санкт-Петербург”, – и, несмотря на то, что Валерия Ильинична была моложе меня, я относился к ней, как к старшему товарищу. Она известна своей резкостью суждений, и многие ее за это недолюбливали. Я же всегда считал, что это тот случай, когда мы должны ориентироваться на эту резкость. Она была таким нравственным ориентиром. Я могу сравнить ее случай с “Формулой-1”. Ведь машины, созданные для этих гонок, в серийное производство не идут. Но именно там испытываются самые современные технологии. Вот, Валерия Ильинична была для нас такой “Формулой-1”, чтобы мы четче понимали, что на компромисс идти нельзя».

Игорь Кучеренко добавил, что он жалеет, что мало читал литературных эссе Валерии Новодворской. «Слог у нее – блестящий! Я очень хотел бы прочитать не только ее публицистику, но и серьезные исследовательские вещи. Потому что она были и историком в какой-то степени, и литературоведом, и критиком художественных произведений. И я надеюсь, что Константин Боровой соберет ее сочинения и издаст. А я с удовольствием приобрел бы такую книгу», – заключил Игорь Кучеренко.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG