Линки доступности

Последний американский посол в СССР о сотрудничестве по Сирии и Ирану, «Списке Магнитского» и новой перестройке

В Санкт-Петербурге на базе факультета международных отношений СПбГУ проходит XXII ежегодный российско-американский семинар.

На сей раз, главная тема семинара обозначена так: «Грядущий мировой порядок в оценках российских и американских исследователей».

Среди приглашенных экспертов с американской стороны – посол США в СССР в 1987-1991 годах, почетный доктор трех американских колледжей Джек Мэтлок (Jack Matlock).

В перерыве между дискуссиями посол Мэтлок нашел время, чтобы ответить на вопросы корреспондента «Голоса Америки».


Анна Плотникова: Господин Мэтлок, как вы оцениваете результаты «перезагрузки» в отношениях России и США? Что в этом плане удалось сделать, а что нет?

Джек Мэтлок: То, что удалось – это продолжение процесса сокращения ядерных вооружений. Договор – «новый старт», как мы его называем – очень важен для наших взаимоотношений и для всего мира. Потому что если США и России не удастся уменьшить вооруженные силы и ядерные вооружения, то мы не сможем сдерживать другие страны от приобретения таких вооружений.

Также удалось создать рабочие группы по сотрудничеству в других областях.

Единственный недостаток, на мой взгляд, это то, что США и Россия не смогли расширить и упрочить этот процесс. И создается впечатление, что в последнее время произошла какая-то приостановка процесса. Мне кажется, что это не идет на пользу ни одной стороне.

Но я надеюсь, что последние импульсы, которые появились во время встреч Госсекретаря США Керри и представителей российского руководства дадут шанс на возобновление позитивных процессов в наших взаимоотношениях.

А.П.: Как Вы оцениваете возможность для России и США найти решение таких проблем, как ситуация в Сирии и Иране? Ведь есть пример общей позиции по Северной Корее….

Д.М.: Я считаю, что наши интересы по Сирии и Ирану совпадают. А вот мнения наших руководителей совпадают не всегда. В смысле того, что можно делать.

Дело в том, что в данном вопросе очень трудно понять, что другие могут сделать, чтобы предотвратить трагедию. Особенно в Сирии. И Россия и США хотели бы видеть конец гражданской войны в Сирии и установление правительства, которое бы защищало интересы всех граждан этой несчастной страны. Но как это сделать – никто не знает. Разумные люди могут по-разному думать, но я считаю, что призыв всех сторон к переговорам очень полезен. Надеюсь, что это случится! Но положение очень и очень сложное.

Что касается Ирана, то мне кажется, что наши политики очень близки по этому вопросу, и сотрудничества больше, чем существующих различий в наших подходах. Ни Россия, ни США не хотят видеть Иран с ядерными вооружениями. Это не в интересах наших стран! Но Иран расположен гораздо ближе к России, чем к США, и интересы безопасности России гораздо больше (наших).

А.П.: Как вы считаете, насколько в России дается объективная оценка «закону Магницкого», и были ли основания для принятия «Закона Димы Яковлева»?

Д.М.: Я писал в своем блоге, что вся эта история мне напоминает школьников, которые кричат друг на друга на игральной площадке. На мой взгляд, это ничему не поможет. Я подчеркиваю – для обеих сторон! И не потому, что считаю дело Магницкого не серьезным. Но это российский скандал. И только граждане России могут справиться с этой проблемой. И как гражданин Соединенных Штатов, я против того, чтобы наш Конгресс, который не может даже одобрить бюджет, пытается вмешиваться в эти международные вопросы. И хотя есть люди, которые страдают из-за «Закона Димы Яковлева», большинство американцев об этом просто не знает, и не обращает (на него) никакого внимания. Но это вредит интересам обеих наших стран.

А.П.: Вы были Послом США в СССР во времена перестройки и вручали свои верительные грамоты Михаилу Горбачеву. Недавно первый президент СССР заявил, что России нужна новая перестройка. Что вы думаете об этом?

Д.М.: Мне кажется, что и России, и Соединенным Штатам надо приспособиться к новым условиям. Но мы не совсем понимаем эти условия. Я жил в Советском Союзе – в нашем посольстве в Москве – в общей сложности, одиннадцать лет. И я видел, как закрытое общество стало открытым. И вот это – достижение горбачевской перестройки. Оно, в основном, сохранилось, а другие достижения, может быть, не сохранились.

Но мне кажется, что в России сейчас главные проблемы, во-первых, коррупция и бюрократия. Это всем заметно, и, конечно, вашему президенту говорят об этом. И это очень трудно преодолеть.

Сокращение свободы прессы, по-моему, нехорошо для России. И я знаю, что касается Михаила Сергеевича, это ему особенно больно. Потому что он открыл закрытую советскую прессу, и, конечно, это было очень важно.

По поводу Соединенных Штатов я должен сказать, что наши политики так разделены сейчас между собой, что у нас есть тоже очень большие проблемы.

Поэтому я говорю, что обе наши страны сейчас приспосабливаются – более или менее успешно – к новым условиям. Это трудно, но и в России, и в Соединенных Штатах главные проблемы сейчас – это внутренние проблемы. Это мое мнение. И, конечно, нам нужно решать эти проблемы по-своему.

Я считаю, что в основном наши интересы – и Соединенных Штатов, и России – почти совпадают. Самые главные проблемы современности требуют от нас сотрудничества. И видеть мир как соперничество между нами, или между другими странами, по-моему, не отвечает решению проблем сегодняшнего мира.

И я считаю, что последние недоразумения между нашими правительствами – не между нашими народами! – более или менее поверхностные. И что количество контактов (между) людьми растет. И, по-моему, сотрудничество между нашими странами гораздо более важно, чем разногласия, о которых так часто пишет пресса.
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Читайте также

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG