Линки доступности

«Газпром» теряет позиции в Европе. Что ждет его в Азии?

По итогам переговоров в Пекине руководство «Газпрома» сообщило, что не получит предполагаемый аванс на уровне 25 млрд долларов по газовому контракту с китайской компанией CNPC. Председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер отметил, что авансовый платеж был элементом переговоров о цене.

Вместе с тем, глава российского газового монополиста отметил, что для строительства трудопровода «Сила Сибири», через который планируется поставлять российский газ в КНР, у «Газпрома» хватит собственных финансовых ресурсов. Речь в этом контракте идет о газовых месторождениях Западной Сибири.

Напомним, что контракт между CNPC и «Газпром» по так называемому «Восточному маршруту» был подписан в мае, на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ). Срок действия договора – 30 лет при ежегодных поставках в 38 млрд кубометров. Общая стоимость данного контракта составляет 400 млрд долларов, поставки должны начаться через четыре года.

«Заявления Миллера – это не бравада».

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Константин Симонов, в целом, оценивает российско-китайский газовый бизнес крайне положительно. В разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» он заметил, что наблюдаемый ныне экономический «разворот» Москвы в сторону Азии вызван политикой Европейского Союза, который заявил о намерении диверсифицировать энергетические поставки, чтобы снизить зависимость от России.

«Европа говорит: “нам не нужен ваш газ, мы его возьмем, условно говоря, в Иране или еще где-то”. Мы в ответ пожимаем плечами и отвечаем, что будущее покажет, кто кому нужнее – вы нам, или мы вам», – поясняет ситуацию Симонов.

При этом, глава ФНЭБ отмечает, что по «Западному маршруту» газ в Китай поставляется с разработанных месторождений в Западной Сибири. То есть, это тот газ, который отказываются покупать страны ЕС. «Мы же не может годами смотреть на политику Евросоюза и ждать чего-то», - продолжает Симонов. Вместе с тем, по его словам, пространство для компромисса с западными покупателями, если они пересмотрят свое решение, пока остается: «Мы предлагаем Китаю газ с Уренгойского месторождения, а у нас еще есть месторождение на полуострове Ямал. Это – существенно севернее, и там уже есть работающая труба в сторону Европы, а в сторону Китая труба пока не готова. И мы оставляем европейцам дверь открытой для переговоров».

Вместе с тем, Симонов предлагает европейским покупателям российского газа поторопиться, потому что аналогичные переговоры с Китаем идут очень быстро, «и, не случайно (Алексей) Миллер сказал, что объем поставок в Китай в перспективе может европейские поставки. И это – не бравада. У нас заключен “Восточный контракт” на 38 миллиардов кубометров, и не исключено, что эти объемы будут доведены до 60 млрд. И плюс – 100 миллиардов кубометров по “Западному маршруту”. В сумме получается 160 миллиардов кубометров газа, что полностью соответствует поставкам в Западную Европу».

«Китай не испытывает большой потребности в нашем газе».

Иная точка зрения у генерального директора ООО «Институт энергетической политики» Владимира Милова. В интервью Русской службе «Голоса Америки» Милов отметил, что, начиная с марта 2006 года, когда прошли первые переговоры по поводу газопровода «Алтай», они не видел никаких реальных результатов российско-китайских энергетических договоренностей, помимо меморандумов.

«Мне кажется, что если бы у китайской стороны действительно был интерес к этому газопроводу, то за восемь лет переговоров результат был бы более серьезным», – указывает Милов.

Пока же, по мнению эксперта, российско-китайские газовые контракты находятся на презентационной стадии. Кроме того, во время недавних двусторонних переговоров на высшем уровне было официально объявлено, что CNPC и «Газпром» только начали консультации по поводу «Западного маршрута».

«Это значит, что до реального подписания пройдет немало времени. Здесь вот какая ситуация: Китай очень медленно подходит к наращиванию импорта газа и к каким-то серьезным обязательствам здесь, потому что это – угольная страна, и у них газ занимает около 5% в общем энергетическом балансе», – отмечает Владимир Милов.

Поэтому, по оценке директора Института энергетической политики, при заключении любых сделок, связанных с поставками природного газа, при определении сроков исполнения контрактов и их стоимости Китай будет исходить из собственных интересов. Кроме того, в прошлом году Китай подписал контакт на покупку газа в Туркменистане объемом в 65млрд кубических метров, а с Россией дело дальше меморандумов пока не продвинулось.

«Мы видим, что реально Китай не испытывает такой потребности в нашем газе, как “Газпром” об этом рассказывает. Китайцы считают “Газпром” достаточно дорогим поставщиком, и предпочитают покупать газ в других местах», – подчеркивает Владимир Милов.

Громкая пиар-кампания в российских СМИ по поводу подписанных в Пекине документов объясняется тем, что, по словам Милова, «Путин поставил себя в очень сложную ситуацию – он рассорился со всем Западным миром. И теперь ему очень важно доказать и странам Запада, и населению собственной страны, что у нас-де есть такие важные стратегические партнеры, которые с нами дружат, в том числе и “против США”. Такая вот геополитическая альтернатива», – считает директор «Института энергетической политики».

Владимир Милов перечислил целый ряд расхождений, между декларируемыми российским руководством достижениями по контрактам с Китаем и действительностью: «Полгода спустя после Петербургского экономического форума, когда был подписан контракт по “Восточному маршруту” мы узнали, что никакого аванса в 25 млрд долларов не будет. Мы узнали, что в обмен на этот аванс Китай настаивал, чтобы “Газпром” снизил цену, что вначале всячески отрицалось. Мы узнали, что теперь за деньгами на строительство газопровода в Китай “Газпром” встанет в очередь в Фонд национального благосостояния. Мы узнали, благодаря одному проговорившемуся “газпромовскому” чиновнику о том, что реальные объемы планируемых поставок сильно меньше, чем декларируемые 38 млрд кубометров. Миллер обещал, что в ноябре будет контракт по “Западному маршруту”, а мы увидели точно такой же меморандум, каких до этого видели целый ворох в течение последних десяти лет».

«Литва будет платить за свою независимость дороже».

В начале декабря планируется ввести в эксплуатацию СПГ-терминал в Клайпеде мощностью от двух до трех миллиардов кубометров в год.

В августе этого года литовское государственное предприятие Litgas, входящее в энергетическую группу Lietuvos energija, и норвежская нефтегазовая компания Statoil подписали долгосрочный договор о поставках сжиженного газа. Согласно данному договору, Statoil ежегодно будет поставлять Литве 540 миллионов кубометров газа.

Константин Симонов согласен, что данный проект сокращает присутствие российского газового монополиста на энергетическом рынке ЕС, поскольку появляется альтернативный поставщик «голубого топлива».И добавляет: «Но, с другой стороны, мы прекрасно понимаем, что страны Балтии не являются основным рынком сбыта “Газпрома” в Европейском Союзе».

Пример Литвы, с точки зрения Симонова, является особенно ярким по следующей причине: «Этот терминал подавался, как способ избавления от дорогого российского газа, цена на который, по версии Литвы была “политически мотивированной”. Но на самом деле предварительный расчет показывает, что этот газ обойдется Литве примерно, на 130 долларов за тысячу кубометров дороже, чем российский газ».

По словам Симонова, «за свою независимость» Литва будет платить дороже, чем, если бы она оставалась на 100% рынком сбыта «газпромовской» продукции. Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности допускает, что от терминала в Клайпеде даже может быть определенная польза, если граждане Литвы после начала его в эксплуатацию начнут задаваться вопросом, почему цена на газ в их стране только растет?

Между тем, цена на газ норвежской компании Statoil будет рассчитываться исходя из газового индекса Великобритании. Ранее говорилось, что эта сумма составит среднюю цену от прежней и нынешней цены на поставляемый российским «Газпромом» газ, то есть между 370 и 480 долларами за тысячу кубометров.

«У Литвы появился выбор».

В свою очередь, Владимир Милов считает ввод в строй СПГ-терминала в Клайпеде принципиальным вопросом. «Страны Балтии всегда считались вотчиной “Газпрома” из-за отсутствия возможности поставлять туда газ, кроме как по старым газопроводам. Литва попала в особенно тяжелую ситуацию, потому что когда она вступала в ЕС, Европа заставила ее закрыть Игналинскую АЭС, и из-за этого у Литвы наиболее сильная зависимость от российского газа – более 40 процентов общего энергобаланса страны занимали поставки “Газпрома”», – напоминает собеседник «Голоса Америки».

И вот, впервые у стран Балтии появилась возможность альтернативных поставок газа – из Норвегии, Ближнего и Среднего Востока, США. По словам эксперта, «это означает, что пробита брешь в том технологическом устройстве снабжения стран Балтии газом, которая предполагала безраздельное господство “Газпрома”. И теперь российский газовый монополист будет смотреть на Балтию, как на территорию конкуренции».

Самое главное в данном случае – по мнению Владимира Милова – в том, что у потребителей появляется выбор. В качестве примера он приводит Украину, которая начала активно осваивать реверсные поставки газа из Европы. «И мы видим, что “Газпром” очень сильно подвинулся – он недавно заключил ценовое соглашение, согласно которому пошел на уступки более ста долларов за тысячу кубометров», – отмечает Милов.

Милов также напомнил эпизод 2005 года, когда Россия отказалась поставлять нефть на Мажейкяйский нефтеперерабатывающий завод в Литве с тем, чтобы остановить его, обанкротить и приобрести по низкой цене.

«Но Литва на уступки не пошла, потому что была возможность привезти нефть морем. Да, это было дороже, но у Литвы появился выбор. А наличие выбора означает, что у таких стран возникает больше возможностей влиять на поставщика и не поддаваться на шантаж. И это – главное», – считает Владимир Милов.

«Мы – очень хорошие клиенты».

А как ситуация с СПГ-терминалом видится в самой Литве? Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовала на эту тему с независимым экспертом Европейского Союза в области международной торговли и политики энергетической безопасности, преподавателем Института международных отношений и политических наук Вильнюсского университета Ромасом Швядасом.

Политизирование энергетических взаимоотношений, по его словам, наносит ущерб обеим сторонам.

«Чего больше всего не хватает в отношениях Литвы и других балтийских государств с одной стороны и России с другой – это партнерства», – замечает Ромас Швядас. А для этого, по мнению литовского специалиста, нужно придерживаться достигнутых договоренностей и избегать угроз. В этом случае все возникающие трения можно решать в соответствии с правилами энергетического рынка.

«Мы платим довольно высокую цену за газ, и делаем это вовремя. Мы – очень хорошие клиенты для поставщиков. И мы не собираемся отказываться ни от чьих услуг из принципа, но мы учитываем, что продавцы заинтересованы в реализации своего товара, точно так же, как мы – в его приобретении», – считает профессор Вильнюсского университета.

В настоящих условиях прогнозировать развитие событий довольно трудно, поскольку цена на сжиженный газ будет рыночной. «Но самое главное, – подчеркивает Ромас Швядас, – сейчас, когда в Литве появился терминал, который может обслуживать потребности целого региона, у нас появляется альтернатива, то есть свобода действий».

Эксперт поясняет, что теперь все будет зависеть от желания различных продавцов предложить Литве лучшие условия. Если выгоднее будет покупать газ в России, литовские покупатели так и поступят. Если им покажутся более привлекательными предложения из других регионов мира, где добывают газ, нужные объемы «голубого топлива» будут приобретаться там. «Это означает ведение переговоров с тем, чтобы их результат устраивал обе стороны. А поскольку до сих пор был один продавец, то никаких переговоров с ним и не было. Теперь же появляется конкуренция», – поясняет Ромас Швядас.

Поначалу терминал будет обслуживать потребности Литвы, но со временем, по мнению эксперта, его мощностей хватит и на другие балтийские государства, причем, не только на Латвию и Эстонию, но и на те страны, чей флот готовится к переходу с дизельного топлива на сжиженный газ. А это значит, что окупаемость данного проекта не заставит себя долго ждать.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG