Линки доступности

Что несет с собой председательство России в наиболее элитарном клубе мира?

С 1 января Россия председательствует в «Большой Восьмерке» и 4-5 июня проведет саммит в Сочи. Это второй саммит G8, который пройдет на территории России – первый состоялся в июле 2006 г. в Санкт-Петербурге.

Форум

Россия последней присоединилась к этому элитному клубу (в 1998 году), превратив его из «Семерки» в «Восьмерку» – после семи лет постепенного вовлечения в его работу, включая участие президента РФ Бориса Ельцина в саммитах на правах равноправного партнера. Президент США Билл Клинтон и ряд лидеров европейских держав, входящих в G7, поддерживали прием РФ в этот клуб.

Формальных критериев членства в G6, G7 и ныне G8 никогда не существовало. Джон Киртон, основатель и директор Исследовательской группы G8, профессор Университета Торонто (John Kirton, G8 Research Group, Munk School of Global Affairs at University of Toronto) напоминает, что речь шла лишь о соблюдении ряда фундаментальных принципов: «открытой демократии, личной свободы и общественного прогресса – это весь перечень требований для приема в клуб»

Изначально подразумевалось, что это площадка для неформального общения глав демократических государств, схожим образом оценивающих глобальные процессы и обладающих мощными экономиками. Однако на момент вступления Россия не обладала ни полностью либерализованной экономикой, ни серьезным влиянием на глобальные экономические процессы. Страну нельзя было считать развитой демократией западного типа, да и о безупречной репутации в области защиты прав человека не могло быть и речи – в частности, из-за войны в Чечне.

Как тогда подчеркивали западные эксперты и мировые СМИ, Россию приняли в «Семерку» в качестве своеобразного «аванса». В 2006 году Россия впервые получила председательство в «Восьмерке» и провела саммит в Санкт-Петербурге.

В последние годы репутация России, как демократически ориентированной державы, по многим – внутренним и внешнеполитическим причинам – оказалась подмоченной.

Томас Амброзио, профессор политологии в Университете штата Северная Дакота (Thomas Ambrosio, North Dakota State University) отмечает: «Во времена Ельцина Россию приняли в состав этой организации, в надежде на укрепление российской демократии и чтобы продемонстрировать Москве и критикам Ельцина, что сотрудничество с Западом и Японией более важно, чем новая “холодная война”. А теперь мы видим недемократическую Россию, которая возглавляет эту организацию».

«Для программы G8 это означает, что она заранее обречена – продолжает Амброзио. – Это привычное место для разговоров, куда приезжают только потому, что привыкли это делать, и где стараются не затрагивать мало-мальски опасные темы. Демократические государства “восьмерки” объединяет очень многое в сферах дипломатии, экономики и идеологии, поэтому отсутствие этого клуба не окажет влияния ни на одно из них. Вместо этого мы наблюдаем ежегодный фарс, когда группа богатых демократических государств общаются с авторитарным членом G8 при отсутствии второй крупнейшей экономики мира – Китая».

Джон Киртон высказывает иную точку зрения. Он считает, что не следует утверждать, что в России нет демократии: «По крайней мере, она движется в правильном направлении. Полезно помнить, что такие государства, как Великобритания и США, имеют практически тысячелетнюю демократическую традицию – все ведь началось с «Великой Хартии вольностей”. Поэтому нам следует быть терпеливыми».

Программы работы

Председатель российского Президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов считает, что сегодня председательство в «Восьмерке» любой страны стало скорее «ритуальной вещью, чем содержательной». Тем не менее, он не сомневается в успехе возложенной на его страну миссии.

«Например, последнее председательство в “Двадцатке”, которое закончилось в 2013 году, лишний раз доказало, что Россия вполне способна выполнять эту функцию, – добавил Лукьянов – Однако многолетний опыт показывает, что все тщательно подготовленные планы, повестки дня, которые всегда составляются страной-председателем, обычно в момент самого заседания перечеркиваются тем или иным событием или их цепочкой».

В прошлом году практически все заслонил собой кризис в Сирии, до этого на первый план выходили экономические проблемы Греции и война на юге Ливана, напоминает Лукьянов.

«Словом, постоянно, когда собираются обсуждать глобальные проблемы, все в итоге сводится к необходимости реагировать на текущие кризисы. Теперь, видимо, всегда будет так, вне зависимости от того, кто председательствует», – прогнозирует он.

На протяжении всего членства в «Восьмерке» Россия выступала с различными инициативами, некоторые из которых были поддержаны другими членами клуба и нашли отражение в декларациях саммитов.

Наиболее часто, Россия предлагала активизацию сотрудничества в сферах энергетической безопасности и борьбе с терроризмом. В 2000 году Россия указала на необходимость социально ответственной глобализации, в 2006-м – борьбу с инфекционными заболеваниями и развитие образования, в том числе – образования трудовых мигрантов.

Площадка для дискуссий

Владимир Путин следующим образом сформулировал приоритеты России на предстоящем саммите: «Благополучие людей, прогресс и развитие – в этом вижу главную цель нашей совместной работы. Такой подход отражён в девизе председательства России в “Группе восьми” в 2014 году – “Управление рисками для обеспечения устойчивого роста в безопасном мире”. И именно он диктует приоритеты, предложенные нашей страной».

По мнению Федора Лукьянова, неожиданностей в программе саммита ожидать не следует: «В число приоритетов, как всегда, когда обсуждается общая повестка дня такого рода мероприятий, наверняка войдут стабильность мировой экономики, более справедливая система принятия решений международными финансовыми организациями, борьба с офшорами. Тем более, что в последнем случае это весьма совпадает с первоочередными российскими внутренними задачами. В этот раз Россия особенно хочет поднять тему борьбы с наркотрафиком в контексте прежде всего вывода американских и НАТОвских войск из Афганистана».

Москва заявила, что дискуссии на саммите в Сочи пройдут по пяти главным направлениям: сотрудничество в борьбе с наркоторговлей и терроризмом, урегулирование конфликтов, управление рисками катастроф и глобальная безопасность здоровья.

Джон Киртон отмечает, что российская программа отражает традиционные политические приоритеты Кремля. Он весьма высоко оценивает стремление России внести в программу тему здравоохранения: «На последних саммитах эта тема вообще не обсуждалась. Хотя улучшение здоровья человечества – исключительно важная задача».

Киртон также предполагает, что в Сочи обязательно будут обсуждать тему энергии: «Не только потому, что Россия – энергетическая сверхдержава. Холода в США и Канаде лишний раз продемонстрировали важность этой темы для всего мира. Кроме того, эта тема тесно связана с вопросами глобального изменения климата, ситуации на Ближнем Востоке и, конечно, состояния мировой экономики».

Уильям Померанц, заместитель директора Института передовых российских исследований имени Кеннана (William Pomeranz, Kennan Institute for Advanced Russian Studies of the Woodrow Wilson Center) добавляет: «Безопасность и антитеррористическое сотрудничество остаются одной из главнейших тем в программе G8, особенно учитывая трагические события в Волгограде. Война с офшорами и утечками капитала приоритетны для всех членов клуба. Россия будет вынуждена пожертвовать некоторым количеством суверенитета, чтобы решать эти глобальные проблемы, что она – как минимум на словах – не очень желала делать».

Битвы имиджей

Опрошенные Русской службой «Голоса Америки» эксперты считают, что председательство в «Большой Восьмерке» имеет достаточно важное значение для международной репутации России.

Томас Амброзио уверен, что «для России – я имею в виду ее президента и его окружение – значение этого велико. Это повышает глобальный престиж Путина, а Россия выглядит реальным мировым политическим игроком. Это председательство продолжает очень успешный год, когда Кремль успешно выступал в более высокой весовой категории на мировой арене».

По мнению Уильяма Померанца, несмотря на престижность председательства в «Большой Восьмерке», этот форум находится на периферии российской внешней политики, главными направлениями которой остаются Евразийский Союз, БРИКС и Украина.

«Тот факт, что несколько лидеров государств-членов “восьмерки” отказались приехать на Олимпиаду в Сочи демонстрирует, что России потребуется предпринять определенные усилия в рамках своего председательства. – отмечает Померанц. – Западные лидеры обычно не очень довольны антизападной риторикой Москвы, и этот тон должен измениться, чтобы деятельность G8 в этом году дала какие-то серьезные результаты».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG