Линки доступности

Влияют ли рейтинги свобод, публикуемые правозащитниками, на политику критикуемых ими государств?

Различные правозащитные и общественные организации регулярно публикуют рейтинги состояния прав и свобод в различных государствах мира. Авторы докладов декларируют, что их рейтинги максимально объективны, поскольку основаны на четких методиках оценок и базируются на проверенных фактах. Однако государства, которые занимают последние места в этих рейтингах, в большинстве случаев категорически не согласны с подобными результатами.

О рейтингах

Рейтинги состояния свободы слова в мире ежегодно публикует организация «Репортеры без границ». Мировые табели о рангах в сфере экономической свободы совместно готовят газета «Уолл-стрит джорнэл» и вашингтонский исследовательский фонд «Наследие» (The Heritage Foundation), а также независимо от них исследовательский институт Фрэйзера (Fraser Institute).

Организация Transparency International оценивает уровни коррупции в различных государствах. Аналитическое подразделение журнала «Экономист» (The Economist) публикует рейтинги состояния демократии. Вероятно, старейшим рейтингом такого рода можно назвать «Свободу в мире» (Freedom in the World), который с 1972 года готовит неправительственная организация Freedom House.

Сравнение большинства публикаций показывает, что их авторы схоже оценивают сложившуюся в мире ситуацию. Как правило, их перечни государств-«отличников» (демонстрирующих наилучшие результаты) и государств-«двоечников» (показывающих наихудшие результаты) в целом совпадают.

К примеру, в рейтинге демократии 2011 года (Democracy Index), который готовит Economist Intelligence Unit, последние пять мест занимают Северная Корея, Чад, Туркменистан, Узбекистан и Бирма. По версии Freedom House, в 2011 году «худшими из худших» следует считать Бирму, Экваториальную Гвинею, Эритрею, Ливию, Северную Корею и Судан. «Репортеры без границ» поставили на дно своего рейтинга (Press Freedom Index) Эритрею, Северную Корею, Туркменистан, Иран и Бирму.

Реакция

Власти государств-«двоечников» предпочитают либо не обращать внимания на подобные публикации, либо обвиняют авторов рейтингов в предвзятости и выполнении политических заказов.

Арч Паддингтон (Arch Puddington), директор по исследованиям Freedom House, отмечает, что некоторые правительства вообще не считают нужным беспокоиться по этому поводу. «К примеру, Китай совершенно не интересуется тем, как мы оцениваем ситуацию, – поясняет он. – С другой стороны, Куба проявляет определенный интерес к нашим исследованиям: каждый раз она собирает пресс-конференции, на которых заявляется, что Freedom House – преступная организация. Представители некоторые критикуемых государств встречаются с нами и категорически отрицают все претензии в их адрес».

Отвечая на вопрос о действиях властей постсоветских государств, Паддингтон сказал: «Правительства Узбекистана и Беларуси воспринимают наши публикации настолько серьезно, что не разрешает нашей организации действовать на своей территории. Россия предпочитает атаковать Freedom House: она постоянно заявляет, что наши оценки несправедливы. Нас также часто называют орудием американского империализма. Примерно так же действует и Азербайджан. Туркменистан предпочитает нас просто игнорировать».

«Такие государства часто выступают с позиции обиженной стороны, то есть неконструктивно. На мой взгляд, это они делают зря, – говорит политолог и социолог Эрик Ширяев (Eric Shiraev), профессор Университета Джорджа Мэйсона (George Mason University). – Дело в том, что отношение к стране формируется не только на основе этих рейтингов, но и по оценке реакции на них. Поэтому для государств-“двоечников” и “троечников” было бы более разумным занять иную позицию: “да, мы понимаем, что у нас есть проблемы, мы обеспокоены этим и сделаем все, чтобы исправить ситуацию, поскольку это важно”. Даже одно подобное заявление может поправить дело».

Впрочем, реакция государств с низкими рейтингами может быть и более сложной. Так, в 2008 году Россия создала Институт демократии и сотрудничества, который следит за нарушениями прав человека в США и государствах Европы. Заявляя о создании института, его глава Анатолий Кучерена пояснил, что его организация будет производить более объективный анализ ситуации, чем Freedom House.

В свою очередь пресс-канцелярия Госсовета КНР начала публикацию докладов о нарушениях прав человека в США, поскольку, согласно пресс-канцелярии, американские доклады такого рода свидетельствуют «о двойных стандартах в вопросе прав человека» и о наличии «неприглядных гегемонистских замыслов».

Последствия

Госдепартамент США ежегодно публикует доклады о ситуации с правами человека в мире, основанные на постулатах Всеобщей декларации прав человека, соблюдать которую обязались практически все государства мира. Данные доклада учитывается при формировании внешней политики США – в частности, при принятии решений об оказании тем или иным государствам различного рода помощи.

Аналогичные выводы неправительственных организаций не оказывают прямого влияния на мировую политику, однако их значение не стоит недооценивать. В частности потому, что их часто берут на вооружение правозащитные и общественные организации, действующие в оцененных государствах. Рейтинги используют для подкрепления своих позиций как внутри страны (так, например, либеральная российская оппозиция использует их для демонстрации ошибок существующей в стране власти), так и на международной арене – например, при обращениях в ООН (ливийская оппозиция оперировала этими данными для получения внешней поддержки в борьбе с Муаммаром Каддафи).

Потенциально негативный рейтинг может отразиться и на экономике страны, нарушающей права человека.

«Наши рейтинги демонстрируют, что в той или иной стране мира существует политическая нестабильность, – рассказывает Арч Паддингтон – Некоторые частные пенсионные фонды США, входящие в число крупнейших инвестиционных фондов мира, принимают решения с учетом наших рейтингов. Всемирный банк инкорпорирует наши рейтинги в свой процесс принятия решений. Как, кстати, и правительство США».

Эрик Ширяев согласен с этой оценкой: «Очень многие компании изучают такие рейтинги и принимают решения с их учетом. Логика достаточно проста: если в такой-то стране есть какие-то проблемы, а в другой стране их нет, то безопасней работать со вторым государством».

Западные компании часто опасаются за свою репутацию, которая может быть подмочена сотрудничеством с режимами, обвиняемыми в нарушении прав человека. В ряде случаев такие фирмы сталкивались с бойкотами со стороны потребителей в демократических государствах. Кроме того, они вынуждены учитывать потенциальную угрозу введения в отношении государств-«двоечников» международных санкций, что может привести к сворачиванию их бизнес-проектов.

Однако по мнению Ширяева, публикации правозащитных рейтингов оказывают намного большее воздействие на решения международных финансовых институтов. «С учетом таких рейтингов МВФ или Всемирный банк могут с чистой совестью – что они и делают – говорить о том, что для того, чтобы дать ссуду или реализовать какую-то программу, они должны увидеть какие-то изменения в политике проштрафившегося государства», – говорит он.

Впрочем, Арч Паддингтон уточняет, что инвесторы не особо оглядываются на рейтинги Freedom House, когда речь идет о бизнес-проектах в Китае.

Перейти на главную страницу

XS
SM
MD
LG