Линки доступности

Движение «Власть – черным»: взгляд из Швеции


Кадр из фильма «Власть – черным. 1967-1975»

Кадр из фильма «Власть – черным. 1967-1975»

Документалист Йоран Олссон размышляет об афроамериканцах-правозащитниках 1960-70-х годов

В шведских архивах собрана самая внушительная за пределами США коллекция кинохроники, запечатлевшая лидеров и вехи движения за права негритянского населения Америки 1960-70-х годов. Документалист Йоран Олссон, просмотрев множество архивных материалов, смонтировал полнометражный фильм «Власть – черным. 1967-1975» (The Black Power Mixtape 1967-1975). В пятницу 9 сентября фильм выходит на экраны Нью-Йорка, после чего будет показан по всей Америке.

Йоран Олссон

Йоран Олссон

Йоран Олссон родился в 1965 году в Лунде (Швеция). Учился в Стокгольмском университете и Королевской академии изящных искусств. Режиссер многих документальных фильмов, снятых для шведского телевидения. Среди них – фильмы на русскую тему «Калининград?» и «Наталья и будущее». Один из основателей кинопроизводственной компании Story AB.

С Олссоном, приехавшим на премьеру в Нью-Йорк из Стокгольма, встретился корреспондент Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Вы выводите на экран Стокли Кармайкла, Элдриджа Кливера, Бобби Сила, Анджелу Дэвис. Это в свое время громкие имена лидеров партии «Черные пантеры» и движения за гражданские права афроамериканцев. Для очень многих в Америке их имена и по сей день ассоциируются с экстремизмом, вооруженным насилием и терроризмом. Вы согласны с такой оценкой?

Йоран Олссен: Не согласен. Надо помнить, что эти люди вышли из университетских кругов. Партия «Черные пантеры» зародилась в Калифорнийском университете в Беркли. Образованные люди, они начали трезво анализировать американскую действительность и пришли к выводу о необходимости бороться за права чернокожего меньшинства. Убийство Мартина Лютера Кинга ускорило процесс формирования этого движения. В нем сразу же наметился левоэкстремистский фланг, сторонники которого не гнушались грабежами банков и военизированными подрывными акциями. Но «Черные пантеры» были совсем другими. Их главной заботой стала просветительская работа в гуще бедноты, причем не обязательно негритянской. Я изучал фактические материалы и нашел лишь несколько эпизодов, когда «пантеры» применяли силу, в частности, в ответ на жестокость со стороны полицейских.

О.С.: Что вас заинтересовало в истории этого движения?

Й.О.: Будучи студентом, я сильно политизировался. Тогда, в 70-е, я учился в университете, а рядом со мной учились дети бывших узников Холокоста, евреев, бежавших из Польши после погромов 1968 года, чилийцы – сторонники Альенде. Мы собирали деньги для помощи южноафриканцам после восстания в Соуэто, а чуть позже, в начале 80-х, выступили в поддержку «Солидарности» в Польше. Когда много лет спустя я работал в архивах шведского телевидения, меня потрясли хроникальные материалы о борьбе афроамериканцев. Они поразительно высокого качества для телерепортажных съемок. И я твердо решил сделать эту ленту.

О.С.: Вы сообщаете в фильме, что движение «Власть – черным» фактически прекратило существование в середине 70-х. С чем это связано?

Й.О.: Закончилась война во Вьетнаме, служившая главным стимулом для борьбы за гражданские права. Но движение не умерло, оно просто переместилось на юг Африки, в ЮАР, перевоплотившись в Африканский национальный конгресс. В Америке его принципы и формы вдохновили другие зародившиеся в те годы правозащитные движения, например, феминисток, геев и лесбиянок. «Власть – черным» стала звонком для людей, побудив их активно бороться за свои права и интересы. Нельзя сидеть сиднем, полагая, что кто-то будет за тебя отстаивать твои интересы. Нужно самому браться за дело. Это главный урок движения «Власть – черным». И еще один урок. Демократия начинается с низового уровня, с общины. Не забывайте, что нынешний президент Обама начинал адвокатом общины, работал в своем районе.

О.С.: Как вы знаете, президент Обама чрезвычайно осторожен и лаконичен, когда его спрашивают о былых связях с людьми радикальных воззрений. Ведь президент должен быть для всех, а не только для «своих».

Й.О.: Вы правы. Но нужно иметь в виду, что демократия не статична. Это постоянный процесс, это кипящий котел с лопающимися пузырьками наверху. Ребята из «пантер» поддали жару в этом котле, но он выдержал, потому что демократия – это всегда борьба разных мнений и позиций. Я снимал кино, открытое для трактовок. Я не навязываю свое мнение, пусть зритель сам решает.

О.С.: Как к вам отнеслись бывшие активисты движения, а также знаменитости Гарри Белафонте и Эрика Баду, к которым вы обратились за комментариями?

Й.О.: С интересом и без каких-либо подозрений. Может быть, сказалось то, что я чужак, иностранец, который хочет просто разобраться в истории, а вовсе не продвигает какую-то политизированную повестку дня.

О.С.: Анджела Дэвис была иконой в советское время, невероятно популярной личностью. Что она сейчас поделывает? Вы же с ней тоже встречались?

Й.О.: В Швеции она была тоже очень популярна. Она по-настоящему умна, преподает, читает лекции. В общем, Анджела Дэвис – фантастическая личность, которая права, даже когда ошибается.

О.С.: Можете пояснить вашу мысль?

Й.О.: С 60-х годов ее главная цель – защита прав обиженных, угнетенных и дискриминируемых. Ее взгляды достойны уважения, даже если вы с ними не соглашаетесь. Она обаятельна в своей убежденности и страстности.

О.С.: Она по-прежнему радикальна в своих взглядах, как и в былые годы?

Й.О.: Взгляды Анджелы Дэвис ничуть не изменились. Мы встретились в Сан-Франциско. Меня поразило при личном знакомстве ее тепло и юмор. Обычно считается, что радикальные лидеры строги и суровы. Ничего подобного – она нацелена на шутку. Мы с ней много смеялись во время беседы. Ах да, она изменила прическу. Вместо стиля «афро» она теперь предпочитает «дредлоки».

XS
SM
MD
LG