Линки доступности

Афганистан и проблема наркотиков

  • Василий Львов

Проблему афганского наркотрафика обсуждали сегодня американские и российские специалисты во время видеомоста Москва-Вашингтон, проведенного РИА Новости.

Известно, что Афганистан производит более 90% героина во всем мире, от которого в год погибает порядка 100 тысяч человек. Мало кто из экспертов спорит с тем, что рекордно низкие цены на опиум в последний год связаны именно с его переизбытком на мировом рынке. Главный потребитель наркотрафика – Россия.

Федеральная служба РФ по контролю за оборотом наркотиков утверждает, и сегодня эта цифра прозвучала вновь, что количество опиума в Афганистане возросло в 40 раз, с тех пор как в страну вошли войска НАТО.

В то же время политический советник Посольства Афганистана в США Ашраф Хайдари напомнил о тех причинах, которые вынудили США и их союзников применить военную силу против Талибана.

Российская сторона настаивает на том, чтобы опиумные поля Афганистана были уничтожены. До недавнего времени это совпадало с позицией администрации Джорджа Буша. Но новая администрация отказалась от немедленного уничтожения опиумных полей, которые часто являются единственным источником дохода для афганских крестьян. Одно из главных опасений заключается в том, что такая политика приведет к восстаниям и лишь усилит позиции талибов.

«Выпалывание не решит проблему», – считает директор Программы по безопасности региона Южная Азия Центра Американского прогресса Каролин Вэдамс. С ее точки зрения, здесь важен целый набор факторов, о которых говорит администрация Обамы, – реформа судов, экономическое развитие, особенно сельскохозяйственное.

С этим согласен и директор Центра изучения современного Афганистана Омар Мухаммад Омир Нессар. Русская служба «Голоса Америки» задала ему вопрос: что, кроме наркотиков, способен сегодня производить Афганистан, оставаясь конкурентоспособным? Господин Нессар ответил: «Афганистан – это сельскохозяйственная страна, поэтому нужно сделать все, на мой взгляд, чтобы развивать сельское хозяйство.

К сожалению, сегодняшняя стратегия рассматривает несколько другой путь развития Афганистана. Строительство инфраструктуры говорит о том, что Афганистан рассматривают как транзитную территорию. Надо бы все-таки строить инфраструктуру другую – производства».

В январе этого года правительство США пообещало Министерству сельского хозяйства Афганистана дотацию в 20 миллионов долларов на посевы полезных культур. Впрочем, по данным «Нью-Йорк Таймс», доход от продажи опиума еще несколько лет назад превышал доход от продажи пшена в 37 раз.

Аналитики отмечают, что из 65 миллиардов долларов оборота от продажи наркотиков через неофициальные денежные каналы проходит не более 5 миллиардов, остальное же идет через легальные структуры. Кроме того, именно благодаря этим деньгам некоторые банки остались на плаву в суровое время мирового финансового кризиса.

Ситуацию с наркотиками в Афганистане осложняет и то, что значительная часть афганских политиков замешана в наркоторговле. «Проблема в Афганистане простирается дальше, чем наркотики, – говорит директор исследовательских программ Международной Ассоциации стратегических исследований Йозеф Бодански. – Афганская экономика борется за свое существование в вакууме. Отсутствует правительство. Оно не просто коррумпировано, оно нелегитимно». «Деньги от наркотиков составляют большую часть расходов политической элиты и коммерческой элиты (Афганистана – В. Л.). Пока системе нужны деньги, у нее нет никакого стимула к ликвидации (опиумных полей – В. Л.)», – заключил Бодански.

С этим не согласился Ашраф Хайдари, настаивающий на том, что афганское правительство легитимно. «Коррупция – симптом слабых правительств, а не их причина, – сказал Хайдари. – Нам необходимо бороться с коррупцией на всех уровнях. У нас – новое правительство».

«Я надеюсь, что афганское правительство начнет агрессивно внедрять определенные политическое реформы, которые, думаю, необходимы, чтобы поднять его легитимность, вовлекая афганцев в политический процесс», – вступила в разговор Каролин Вэдамс.

Между тем, Ашраф Хайддари указал на еще одну причину огромного наркотрафика, идущего из Афганистана, – мировой спрос на наркотики. «Россия не борется с этой проблемой настолько серьезно, насколько требуется, так же – Пакистан и Иран», – сказал он. Во время видеомоста прозвучала и такая статистика: в отличие от Колумбии, где перехватывается 20% наркотрафика, Россия останавливает лишь 4%.

Юрий Крупнов, председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, поспорил с этой статистикой, сказав, что это не официальный доклад ООН. «Не менее 10% (афганских наркотиков – В. Л.) перехватывают в России по северному маршруту», – ответил он.

«Спрос не существует как природное явление, спрос создается. Есть преступные группы, мощно организованные, гораздо более сильные, чем афганское государство и даже чем Международные силы содействия безопасности» – сказал Крупнов, отметив, что картелизация наркодилеров усиливается в последние годы.

Несмотря на все эти противоречия между американской и российской сторонами, Юрий Крупнов считает, что по большому счету США и Россия обладают единым видением проблемы. Противоречия, по мнению Крупнова, имеют место внутри «истеблишмента» обеих стран, но не между самими странами. «Рабочие группы Керликовски и Иванова в рамках двухсторонней комиссии Медведев-Обама показывают, что есть совместное взаимопонимание», – заключил Крупнов.

Впрочем, не все эксперты разделяют такое оптимистическое мнение. Ранее в интервью «Голосу Америки» независимый военный обозреватель Павел Фельгенгауэр сказал: «Россия не заинтересована в победе Америки и НАТО. Россия заинтересована в ослаблении НАТО».

Хотя Фельгенгауэр не отрицает возможности совместной борьбы России и США с наркотрафиком, он и здесь видит препятствие, поскольку представители российских силовых структур задействованы в транзите наркотиков.

XS
SM
MD
LG